Без точки опоры

Без точки опоры
Валерий Гартунг

Валерий Гартунг

З
а последний месяц в Челябинской области произошла целая череда ярких политических событий. Сенсацией стала победа на выборах главы Челябинска основателя и собственника агропромышленного холдинга «Макфа», депутата Госдумы РФ Михаила Юревича. Главы муниципалитетов сменились в Магнитогорске, Южноуральске, Троицке, Карабаше, Трехгорном и других городах области. Не обошлось и без коррупционных скандалов. Был арестован бывший глава Снежинска Анатолий Опланчук. (В прошлом году за взяточничество и вымогательство на восемь лет строгого режима осужден мэр Миасса Владимир Григориади.) А в начале апреля действующий глава Челябинской области Петр Сумин неожиданно попросил президента о доверии.

Теперь федеральный контекст. Благословляя внедрение системы сити-менеджмента на муниципальном уровне, политическое руководство страны ограждает местную власть от общественного контроля. Но одновременно «наезжает» на губернаторов. Однако не только муниципалы, но и регионалы устремляются в «Единую Россию». Как только стало известно об отмене прямых всенародных выборов губернаторов, челябинец Петр Сумин вступил в «Единую Россию». То же самое после избрания мэром областной столицы сделал Михаил Юревич. И это при том что, обладая властью, «единороссы» не обладают популярностью. Но в партийном меню, не без молчаливого присмотра Кремля, возникают и иные предложения, под социал-демократическим соусом, рассчитанные на государственный капитализм с «человеческим лицом», в котором должны быть заинтересованы такие, как Юревич. И пусть их названия не смущают: помолодеет избиратель — помолодеют и названия.

По содержанию разговора с нашим собеседником становится ясно, что все эти группы посылают друг другу то угрожающие, то лояльные пассы. Постепенно делается выбор, формируется лицо будущего страны. Наш эксперт — депутат Государственной думы, председатель Российской партии пенсионеров (РПП) Валерий Гартунг. Он же член правления Союза промышленников и предпринимателей Челябинской области, крупный акционер ОАО «Челябинский кузнечно-прессовый завод».

Муниципальный переворот

— Валерий Карлович, в чем, на ваш взгляд, основная причина победы Михаила Юревича на выборах главы города Челябинска?

— Михаил Юревич победил, во-первых, потому что прежний глава города Вячеслав Тарасов уже надоел. Он проработал в должности мэра Челябинска 14 лет. Во-вторых, он бездарно провел кампанию и сделал все, чтобы проиграть. Его поддерживали областные власти и местные элиты. Но Тарасов вел себя неадекватно. Он позволял на встречах высказывания, которые не прибавляли ему рейтинга в глазах избирателей. Почти никак не реагировал на предложения в его поддержку и в конечном итоге растерял весь свой ресурс. Поэтому я считаю, что это не Юревич выиграл, а Тарасов проиграл.

— Действительно ли то, что участие Юревича было санкционировано федеральным центром?

— Мне известно, что Михаил Юревич наладил дружеские отношения с Кремлем, в частности с полномочным представителем президента РФ в Государственной думе Александром Косопкиным. А Тарасов не смог договориться с элитами, в том числе в Москве. Договоренности в элитах всегда имеют двухсторонние обязательства. С одной стороны, Тарасова готовы были поддержать, с другой — Тарасов не готов был взять на себя какие-то обязательства. Поэтому в Москве решили, а почему бы не сделать ставку на Юревича. Не скажу, что ему Кремль сильно помогал, но не мешал.

— Первые заявления Юревича показывают, что приоритетным для него является борьба с коррупцией. Но вокруг нового главы города может сложиться очередной круг приближенных.

— Если человек пришел, чтобы при помощи власти заработать деньги, то именно так он и будет поступать. Но я думаю, у Юревича денег достаточно (По данным журнала «Финанс», состояние Юревича составляет 70 млн долларов. — Ред.), и ему нет необходимости устраивать из городского бюджета кормушку для очередного круга приближенных. Но люди, к сожалению, меняются, когда получают власть. Дай бог, чтобы Михаил Валериевич не изменился.

— Массовая смена глав муниципалитетов Челябинской области — это реализация чаяний городского населения или результат подковерных игр, может, просто совпадение?

— На мой взгляд, это стихийный процесс, отголосок общественного недовольства в связи с реформами в России. В частности, с монетизацией льгот. В основном голосовали не за новых, а против старых руководителей. Избиратели решили отыграться на главах муниципальных образований за просчеты федерального правительства. И это лишь первая ласточка. Если и в дальнейшем правительство не изменит своей политики, то протестные настроения станут еще более сильными.

— Вы провели девять депутатов в городскую думу Челябинска. Собираетесь ли вы поддерживать действия нового главы города?

— Да, собираемся. В частности, фракция РПП в городской думе поддержит его кандидата на должность главы администрации города (сити-менеджера).

— Какова будет первая инициатива депутатов от РПП в гордуме Челябинска?

— Мы уже подготовили предложения по изменениям Устава города, которые бы увеличили политический вес депутатов городской думы. Они должны давать оценку деятельности главы администрации города и ставить вопрос о доверии ему. В действующем Уставе города это вообще никак не отражено. Мы также считаем, что депутаты должны назначать глав городских районов и управлений городской администрации. Или хотя бы с народными избранниками должны согласовываться кандидатуры на эти должности. То есть население косвенно, через своих избранников, должно влиять на исполнительную ветвь власти в городе.

— А если глав столичных городов будут назначать, это усилит или ослабит коррупцию на уровне муниципалитетов?

— Мое убеждение: глав городов должны избирать всенародным тайным голосованием. Такая огромная система, как Российская Федерация, не может управляться одним человеком, нужна группа лиц. Усилит ли это коррупцию? Да, вся подоплека назначения главы города сведется к банальному занесению чемоданов с деньгами в кабинеты высоких чиновников. А где будут брать деньги? Собирать с населения. Именно перед этими чиновниками руководители городов и будут нести ответственность, а не перед горожанами. Какая от этого польза людям и как повысится от этого эффективность управления городами, я не знаю.

— Сомневаетесь, что институт сити-менеджера поможет управлять Челябинском более эффективно?

— Нынешний Устав Челябинска вообще не выдерживает критики, а поэтому его надо менять. В том числе и те нормы, которые касаются сити-менеджера. Зачем прежнему главе города вздумалось вводить такой институт, я не знаю. Но предполагаю, что он искренне верил в свое переизбрание на очередной срок и писал Устав фактически под себя. Почему он решил выбрать не должность главы администрации города, а должность главы городской думы? Я думаю, он просто устал от работы хозяйственника, но контролировать город хотел и дальше. Решил свалить всю хозяйственную ношу на плечи сити-менеджера, а самому политикой в думе заниматься. Если оценивать сам институт сити-менеджера, то, я считаю, здесь больше минусов, чем плюсов. Во-первых, люди, голосуя за главу города, думают, что избирают того, кто будет отвечать за хозяйство в городе. А реально полномочия хозяйственника получает другой человек. На мой взгляд, такой сити-менеджер окажется не подконтрольным никому. Поэтому наши депутаты в гордуме и считают, что дума должна иметь право ставить вопрос о доверии главе администрации города.

Старый конь борозды не испортит

— Юревич сменил Тарасова. Но у руля области остается представитель старшего поколения во власти — Петр Сумин. В чем логика?

— Петр Сумин уже два срока занимал должность губернатора. Но основной соперник Сумина в борьбе за должность главы области — это Гришанков (Михаил Гришанков — депутат Госдумы от Челябинской области, заместитель председателя Комитета по безопасности, в прошлом — начальник подразделения отдела экономической безопасности УФСБ по Челябинской области, подполковник. — Ред.). Я бы не хотел, чтобы он стал главой Челябинской области. Поэтому выбор федерального центра правильный. Возможно, центр прислушался к мнению региональной элиты, которая думает так же, как и я.

— Как вы оцениваете систему «назначения» губернаторов?

— В менеджменте есть два стиля управления: жесткий и либеральный. В кризисных ситуациях оправдать может себя жесткий стиль. Именно по этому пути и пошел президент. И я бы на его месте поступил точно так же, потому что сегодня наша страна оказалась в кризисе. Но если это инициатива данного президента, то пусть она действует до окончания его срока. Если она себя оправдает, то президент поступил правильно. А если нет, то мы должны отказаться от нее. Поскольку в условиях жесткого стиля управления сотрудник не замотивирован на результат, нет возможности проявляться его творчеству, инициативе.

Коррупционный тромб

— Ваша партия, как и ряд других «левых», выступает за перераспределение природной ренты. Куда должны пойти сверхдоходы нефтегазовой отрасли?

— Половину денег надо раздать населению, чтобы создать платежеспособный спрос. А население уже само потом рублем проголосует, что нужно. Если население пойдет автомобили покупать, значит, автопром надо развивать. Если пойдет квартиры строить, — строительство; предпочтет отдыхать, — значит, курортный бизнес.

— А вторую половину сверхдоходов?

— Нужно снизить налоговую нагрузку на бизнес с той целью, чтобы прибыль направлялась в дальнейшее развитие производства. Понятно, что в результате этого часть доходов выпадет из бюджета. Вот эту выпадающую часть-то и нужно компенсировать с помощью второй половины рентных платежей.

Следует дать налоговые инвестиционные льготы. Те отрасли, которым требуются инвестиции, какое-то время не должны будут платить налоги. Будет создана база для увеличения ростов объемов производства и налоговой базы. Затем нужно ввести прогрессивную шкалу подоходного налога. Если человек тратит много, значит, должен платить много налогов. А если он вкладывает в производство, значит, должен платить меньше.

— Налоговая политика находится в руках федеральных властей, а что — за местными властями.

— Да не надо здесь ничего делать особенного. Надо просто разобраться с коррупцией. Нужно жестко отбирать кадры. Главным критерием отбора должны стать в первую очередь моральные, а только потом профессиональные качества кандидата на ту или иную должность в структурах власти. На муниципальном уровне нужно плотнее работать с населением, информировать его о кандидатурах на должности мэров. Должен быть эффективный механизм отзыва глав муниципальных образований. Сейчас его нет. Ведь чтобы отозвать главу, нужно зарегистрировать инициативу отзыва и так далее. Но это практически нереально. Местные избиркомы прикормлены действующим главой муниципалитета и будут поступать так, как скажет хозяин.

Игры патриотов

— Ваша партия входит в коалицию «Патриоты России». Недавно было создано «теневое правительство» на базе этой коалиции. В Кремле идут разговоры о создании новой лево-ориентированной партии?

— Идут, конечно. Чиновники из Кремля вообще хотели бы возглавить все партии, как на «левом», так и на «правом» фланге. Но что касается коалиции «Патриоты России» и «теневого правительства», то Кремль здесь ни при чем, это полностью инициативы самих партийных лидеров. Кремль наблюдает и не верит в успех этой коалиции. Я тоже считаю, что «Патриоты России» — нежизнеспособная коалиция и вряд ли преобразуется в единую мощную «левую» партию.

— Как вы оцениваете ситуацию с партиями на «правом» фланге, у них есть шансы взять реванш в 2007 году?

— Для «правых» партий есть работа на электоральном поле. Но тут вопрос не в кризисе либеральной идеологии как таковой. Вопрос в кризисе кадров. Во-первых, на протяжении многих лет здесь одни и те же лица. Во-вторых, лидеры «правых» партий имеют личные амбиции и претензии друг к другу. То есть, чтобы у «правых» партий появились шансы на успех, нужно менять лидеров.

— А перспективы «Единой России»?

— Перспективы у «Единой России» есть, но они будут менее безоблачными. Теперь депутаты Госдумы могут избираться только по партийным спискам и это по идее должно помочь провести в думу наибольшее число депутатов от «партии власти». Но я допускаю, что в результате антисоциальных законов, за которые голосовали «единороссы», административный ресурс может не везде сработать. И это уже показали последние выборы по всей Челябинской области. Если у людей терпение кончится, то «Единая Россия» может просто резко провалиться, как это было с НДР. Другое дело, что власть ситуацию на самотек не пустит. Будут какие-то дублеры «Единой России». Власть будет пытаться заслать своих людей в Госдуму через предвыборные списки коммунистов, ЛДПР и другие партии. Возможно, даже с нами будут пытаться вести переговоры.

— Мне кажется, у вашей партии достаточно эклектичная и популистская идеология. Как бы вы сами определили ее?

— Мы имеем общее как с программой либеральных партий, так и с программой КПРФ. Но у либералов основной способ организации общества — это абсолютная свобода рынка, отсутствие государственного контроля в экономике. В результате естественного отбора должны выжить наиболее эффективные отрасли и возникнуть наиболее эффективное общество. Коммунисты считают, что достигнуть общества, где людям хорошо, возможно только в рамках государственного управления и государственной собственности. Мы же выбираем компромиссный вариант, «золотую середину». Мы считаем, что только баланс интересов общества и бизнеса, сочетание государства и рыночной экономики способны дать эффективный результат. Государство должно присутствовать в жизненно важных для страны отраслях. Оно должно жестко контролировать деятельность рынка. Я подчеркиваю: не административными методами, а при помощи налогов.

— Вроде бы такая идеология называется социал-демократической, а не пенсионерской.

— А нам близки идеи и ценности социал-демократии.

— Почему вы пошли в политику — чтобы подстраховать свой бизнес? Тогда зачем взялись за «левый» политический проект? Потому что «правые» идеи не востребованы в обществе? Или вам поручили разделить левый электорат?

— Я не рассматриваю занятие политикой как возможность подстраховать свой бизнес. И как показывает то же дело ЮКОСа, занятие политикой для бизнесмена скорее несет больше рисков, чем дивидендов. Насколько я знаю, сегодня многие бизнесмены вовсе не хотят заниматься политикой. Я и наша партия тоже пытаемся не накликать на себя беду, вести себя взвешенно. Что касается того, поручили мне вести проект «левой» партии или нет, то я бы хотел, чтобы так было. Но это не так. Я занимаюсь этим, потому что хочу, чтобы в нашей стране были стабильность, уверенность в будущем, социальное государство и так далее. А в Кремле я действительно хочу видеть партнера нашей партии, но не грозного начальника, который нам приказывает, что делать.

Президентская рать

— На ваш взгляд, у Владимира Путина еще есть потенциал руководителя страны?

— Я думаю, потенциал он не исчерпал и может поработать на посту президента. Но окружение «короля» оставляет желать лучшего. Конечно, в правительстве много достойных людей, но пока всем заправляют Греф, Зурабов и Кудрин. Нужно добиваться, чтобы состав правительства был изменен или хотя бы заменили людей на ключевых постах.

— Вы назвали реформаторское крыло в правительстве. Вы против модернизации страны?

— Ну к какой модернизации, помилуйте, они ведут страну? Благодаря этому правительству мы все больше и больше становимся сырьевым придатком Запада. Я не вижу никаких реформ. Но мне симпатичен Михаил Фрадков. Недавно он объявил о том, что, возможно, будет снижен НДС. Он говорил о двукратном увеличении заработных плат и пенсий.

Комментарии
 

comments powered by Disqus