В трубу

В трубу В России дан старт очередному социально-культурному эксперименту: Первоуральску показали, как выглядит новая культура. Инструменты культурной политики при этом остались старые.

Презентация концепции Дома новой культуры — ДНК — прошла 26 марта в Перво­уральске. К 2015 году в городе должно быть построено здание ДНК-центра, а пока в отсутствие собственного дома новая культура временно поселилась в Финишном центре Первоуральского новотрубного завода (ПНТЗ, входит в группу ЧТПЗ). Здесь проект был представлен чиновникам правительства РФ — вице-премьеру Владиславу Суркову и министру культуры Владимиру Мединскому. Куратор программы ДНК этого года директор Уральского филиала Государственного центра современного искусства Алиса Прудникова сформировала пакет предложений: горожан уже вовлекли в проект «Геопсихоизометрическая экспертиза Первоуральска» группы художников «МишМаш», им предложат лекции о science art и участие в создании «интерактивной карты города в жанре web-doc» под руководством художника-постановщика Анны Селяниной и режиссера Евгения Григорьева из Документального дома «Первое Кино».

Строительство новых домов культуры, конечно, не может не радовать. Однако правительство решило, что культура должна быть только новой. Видимо, домов старой культуры слишком много, содержать их затратно, поэтому проще построить несколько показательных — для культуры новой.

ДНК-центры как культурные осколки Сколкова планируется соорудить пока в трех городах России. Возможно, Калуга, остров Русский во Владивостоке и Первоуральск формально могут быть отнесены к одной категории, как их описывает пресс-релиз проекта, «городов с населением от 50 000 до 500 000 человек». Но почему выбран Первоуральск, а, например, не Нижний Тагил, обладающий большим потенциалом создания новой культуры и одновременно большей потребностью в поддержке в силу удаленности от мегаполиса?

Не успев появиться, Дом новой культуры напоминает о старой культурной политике и о географическом неравенстве, которое не преодолеет никакой интернет. Новая культура как корыстная сиротка — жмется к большим деньгам, проектам государственного масштаба и устоявшимся репутациям.

Дивный новый мир

Для строительства акционеры ЧТПЗ Андрей Комаров и Александр Федоров предоставили часть территории Старотрубного завода. Отчуждение заводской земли городу напоминает о временах советской индустриализации, когда вместе с заводами возникали рабочие клубы и дворцы культуры. Предприятие ярко демонстрирует, насколько завод и город тесно связаны: отдает часть своей территории и вкладывает деньги в строительство ДНК. Сильный, успешный завод забирает у города инициативу в социально-культурной сфере и еще больше привязывает к себе работников. Это слабый завод готов отдать бассейны, школы и дома культуры городу, а Перво­уральский новотрубный — завод сильный.

Презентации ДНК предшествовала экскурсия для гостей по Финишному центру ПНТЗ. Изготовление труб для нефтяной отрасли идет там полным ходом. Рабочие в белых одеждах в три смены трудятся у компьютеров и станков. Монотонная, требующая сосредоточенности и знаний работа, беспрерывный, ударяющий по ушам грохот станков и скатывающихся по конвейерам труб — все это в красивых цеховых интерьерах, насыщенных яркими красками. Андрей Комаров сравнил завод с арт-объектом. Что ж, прогулка по цеху действительно увлекает красотой материальной среды и неявной тревогой.

Далее состоялась церемония закладки первого камня. На месте строительства соорудили нечто вроде стадиона с системой деревянных подиумов-сцен. В центре на постаменте представили модель будущего здания, там же выступали главные зрители и актеры всего действа во главе с Владиславом Сурковым. На сцене напротив молодые жители города в серебристых куртках, отороченных красной лентой с изображением молекулы ДНК, показывали им портреты своих кумиров («Вертинский — это поэт?» — слышалось из толпы юных граждан). Площадку усыпали фрагментами труб, и, припорошенные снегом, они стали неплохим образом суеты сует. Тут и там были расставлены эскизы Дома новой культуры в виде пирожных и летающих тарелок, «выполненные молодыми талантами Первоуральска». Прозвучал заводской гудок, все окутали облака пара и дыма.

Красочная и затратная церемония превратила всех участников в сектантов: одни были в театральных костюмах «молекул культуры», другие, в куртках посолиднее, играли, похоже, химиков. Роли на «празднике» были вполне жестко прописаны. Неясно только, родился ли сценарий церемонии по наивности или в порядке саркастической ухмылки в адрес подобной культурной политики.

Когда высокие гости удалились, всех призвали смотреть инсталляции и фотографироваться. «Этот дом построят для вас, ребята», — что-то подобное звучало над строительной площадкой, прозорливо названной компанией ЧТПЗ арт-проектом «Днем с огнем».

В рай со своим самоваром

Проектировщики ДНК напоминают футуристов. Филиппо Маринетти в начале XX века мечтал об обновленной, сильной Италии, жизнь которой не будет подчинена наследию и культурным достижениям прошлого. По словам Владислава Суркова, обращенным к гостям презентации (художникам, музыкантам и прочим людям старой и новой культуры из Екатеринбурга и Первоуральска), ДНК создается, чтобы «достигать границы возможного и нарушать, пересекать, потому что, при всем уважении к традиционной культуре <…> — это матрица нашего существования, она не должна нас останавливать». В Первоуральске заявили: Россия должна измениться, для чего надо создать новую систему базовых ценностей и привычек.

Футуристы говорили об обновляющей стихии разрушения, о формировании нового человека, развитии новой чувствительности не в последнюю очередь благодаря новой технике, машинам. Спустя сто лет авангардный жизнестроительный проект воплощается на первоуральской земле чиновниками и менеджерами предприятий. Причем толкать Нику Самофракийскую или Льва Толстого с «парохода современности» на этой земле бессмысленно. Потому что новая, новейшая, современная и наисовременнейшая культура здесь будет противостоять культуре массовой и, возможно, мимикрировать под нее. Местные жители, например, с удовольствием слушают классическую и современную музыку, однако современная для них — это «Евровидение», Rammstein и российская эстрада.

Проект здания ДНК в Первоуральске разработал Борис Бернаскони, член Градостроительного совета инновационного центра «Сколково». Архитектор вдохновился образом трубы. В будущем в трубе разместятся кафе, библиотека, мастерские, выставочные и концертные площадки.

Представляя проект, Борис Бернаскони ушел от собственно архитектуры к коммуникации с горожанами, к вопросу, что такое для них ДНК. Были озвучены желания юных жителей города. Некоторые из них хотели бы стадион на Хромпике или отремонтированные дороги. Но вообще-то всем им хочется оказаться в самой гуще жизни.

Как сказал мне один из собеседников, он ездит из Первоуральска в Екатеринбург в кино, потому что в родном городе «не хватает ощущения чего-то большого».

Сеанс одновременной игры

Любопытно, что именно было показано как пример новой культуры. Андрей Гельмиза представил проект виртуального музея, уже демонстрировавшийся на Иннопроме-2010. Увлекательную инсталляцию Дмитрия и Елены Каварга «Остаточный мыслепоток» можно было увидеть на Иннопроме-2011. Проект группы «МишМаш» впервые был реализован в Екатеринбурге. Теперь это все — в Первоуральске. Этому городу сказали, что он сам не может производить новое, а будет площадкой для внедрения инновационных продуктов. Впрочем, местные жители попытались создать нечто свое, но вышло шоу «Днем с огнем». Получается, что новое у нас — это виртуальный музей, который подминает под себя интерактивное искусство, живопись и прочая. После речи куратора медиапрограмм Юрия Дегтярева о том, что современная медиакультура отменяет продюсера, посредника (мол, сиди себе дома за компьютером и твори), возникает вопрос: зачем нужен куратор медиапрограмм.

Повторимся: идея строительства хорошего современного здания для дома культуры прекрасна. Вопрос в другом. Зачем каждый раз вкладывать деньги в новые инициативы, не поддерживая уже существующую инфраструктуру? Есть ли в Перво­уральске дом культуры, библиотека, выставочный зал? Если да, то почему бы не инвестировать в развитие этих институций, в работающих там людей? Откуда берется мысль, что, как сказал один первоуралец, «чем восстанавливать старое, лучше построить новое — это дешевле»?

Вот появится ДНК-центр. Позволит ли он преодолеть характерный для провинции монополизм культурной жизни? Станет ли местная культурная среда негомогенной и насыщенной? Сможет ли юный горожанин в будущем пространстве быть самим собой? Действительно ли в Первоуральске будет взращиваться новая культура или все затевается для того, чтобы работникам успешного производства не было скучно после работы, а создатели ДНК-центров могли бы почувствовать себя отцами-основателями?

Можно привозить культуру в виде проекторов и сенсорного терминала, позволяющего сменять экспозиции-проекции на стенах одним прикосновением к экрану. Но не нужно провозглашать их равноценной заменой всему. Подобный виртуальный музей очень четко задает разделение на культурный центр и периферию потребителей. Кто-то может представить выставку подлинных картин Моне и Пикассо из Эрмитажа в городке Первоуральске? Беда в том, что и классическое, и новое искусство здесь чаще всего показывают в копиях, репродукциях и прочих низкобюджетных формах в капиталоемком антураже в виде стадионов на час. Новая культура в таком случае, как правило, выглядит фикцией, рождаемой как программируемый сон в фантастическом кино. Когда в очередной раз видишь проект виртуального выставочного зала, чувствуешь себя как на акции демонстрации пылесоса, посуды или что там еще нам пытаются продать дорого и настойчиво.
Комментарии

Материалы по теме

Возвращение*

Всей семьей за драконами

Невыносимая сложность бытия

Ушла в народ

Как нам заработать на культуре

Музей третьего тысячелетия

 

comments powered by Disqus