Достать звезду

Достать звезду Hа днях в УрФУ открывается IX Международная научно-практическая конференция, посвященная . Один из организаторов - Высшая школа экономики и менеджмента (ВШЭМ) УрФУ. О том, какие проблемы назрели в региональном экономическом развитии и как построить модель подготовки кадров, способных их решить, мы беседуем с директором ВШЭМ, доктором экономических наук, профессором Сергеем Кадочниковым.

- Сергей Михайлович, конференция традиционно посвящена проблемам развития российских регионов. Какие актуальные вопросы ВШЭМ ставит на этот раз?

- Одной из центральных тем станет реиндустриализация российской промышленности. Почему мы взялись за нее? Особенность Уральского федерального округа - его специфическое геополитическое расположение. Кроме того, в индустриальной базе региона присутствуют все составные части промышленности, сформировавшиеся в России XX века. Проблемы, свойственные нашему региону, характерны для любой другой промышленной территории. А значит, и вопросы реиндустриализации, поднимаемые у нас, актуальны для всей страны. И главный для России как индустриальной державы XX века такой: понять, что будет с ней, этой державой, в XXI веке. Ставить и продвигать такие вопросы - одна из центральных задач нашей конференции.

Кроме того, в стране появился новый тренд - признание большей самостоятельности регионов. И в этом году у конференции особый акцент, связанный с политической экономией регионального уровня. Политэкономия - понятие старое, однако в каждый период времени оно обрастает новыми смыслами. Например, с 70-х годов прошлого века это был анализ направлений и инструментов экономической политики с точки зрения интересов групп, участвующих в принятии решения: это тема государства, политических структур. Сейчас акценты смещаются в сторону рынка, и политэкономия трактуется как некий рыночный процесс. Так, если мы рассматриваем спрос на инструменты экономической политики, например субсидирование определенной отрасли, этот вопрос значим для разных субъектов: предприятий, поскольку они могут принадлежать субсидируемой отрасли; домашних хозяйств, если кто-то из домочадцев работает в этой отрасли. Кроме того, если мы субсидируем, значит, деньги у кого-то берем. Кто от этого страдает? Но если мы говорим о предложении инструментов политики, то здесь субъектами выступают сами политики. С точки зрения рынка их раньше рассматривали редко. Так что это новый взгляд на экономическую политику: необходимо понимание того, является ли она результатом столкновения различных интересов в обществе, имеющем рыночную природу, или это некие предписанные свыше установки, которые просто воспроизводятся обществом. Такая постановка вопроса сейчас особенно актуальна: регионы получают самостоятельность, а дальше что? Это совершенно новая реальность, и в ней надо разбираться.

Наконец, отдельной темой конференции станет тема университетов как драйверов развития на региональном уровне. В этом смысле конференция особо значима: университет выступает как независимая площадка, на которую не боятся прий­ти представители бизнеса, политики, науки и образования. И мы, конечно, намерены этот статус укреплять.

Что у драйвера внутри

- Судя по задачам конференции, ВШЭМ уже стала таким драйвером. А каковы основные направления деятельности самой школы и в чем ее сильные стороны?

- Для начала необходимо определить сферы конкурентных преимуществ ВШЭМ, которые она имеет или активно наращивает, чтобы быть активным игроком на рынке. О каких рынках мы говорим? Есть рынки продуктов. Во-первых, образование, причем разного уровня: бакалавриат, магистратура, дополнительное и т.д. Во-вторых, фундаментальные исследования. В-третьих, прикладные разработки и консалтинг. Затем надо по каждому продукту проанализировать географические рынки, посмотреть, в каких сферах мы заметны на международном, федеральном или региональном уровне. На международном рынке, например, мы не можем охватить одновременно много сфер.

- Недостаточно ресурсов?

- Конечно. Пока УрФУ входит только в топ-500 университетов мира. А место в рейтингах означает определенный ресурсный потенциал. Если бы мы входили в сотню, ресурсов было бы больше. Да и вхождение в топ-500 - заслуга прежде всего естественников (физиков, химиков, биологов), а не экономистов. И не потому, что УрФУ принципиально хуже остальных, а потому что это проблема развития российского экономико-управленческого образования, экономической науки, заложенная с 30-х годов прошлого столетия. Мы существенно отстали, оказались закрыты, жили по своим законам. Но если мы хотим находиться в международных рейтингах, то должны соответствовать этому уровню по всем критериям. А для этого надо время. Поэтому пытаться прорваться сейчас на все рынки одновременно - бесполезно.

- И какие направления вы выделяете?

- Первое - производственный менеджмент и менеджмент производственных инноваций в тех отраслях, где Россия сильнее на международных рынках: в основном это энергетика, металлургия и связанные с ними сегменты машиностроения. Второе - пространственная экономика в региональных и международных аспектах: управление, логистический и трансграничный потенциал, определяемый геополитической спецификой территории.

Наука экономики

- Но чтобы заниматься менеджментом производства, нужно знать спе­цифику его функционирования. Как эти вопросы учитываются в образовательном процессе?

- Во-первых, преподаватели из других профильных институтов УрФУ, например Института металлургии и металловедения или энергетического, преподают у нас дисциплины, позволяющие студентам изучать производственные технологии. Во-вторых, мы осознали необходимость формировать совместные программы. И со следующего года запускаем первый проект такого рода с Институтом радиоэлектроники и информационных технологий (ИРИТ-РТФ) УрФУ. По итогам обу­чения студент будет получать два диплома: базовый, например экономиста, и второй - по одной из основных программ в ИРИТ-РТФ. И наоборот. Такая модель распространена в западных университетах: студент, заканчивая вуз, получает диплом по базовой образовательной программе (major) и по набору дополнительных дисциплин (minor).

- Для освоения любых бизнес-про­цессов нужна практика. Экономисты и менеджеры - не исключение.

- Для этого есть программы предприя­тий-партнеров - производственная практика, дни карьеры, когда ведущие менеджеры компаний приезжают к нам, чтобы познакомиться со студентами и рассказать им о предприятиях. Появляются и новые формы сотрудничества. Так, в рамках магистратуры планируем проводить бизнес-проекты в компаниях: там обязательно будет достижение конкретного результата. Еще один момент - партнерство по образовательным программам. Например, наша новая магистерская программа «Международный финансовый менеджмент» реализуется в партнерстве с одной из ведущих международных аудиторских и консалтинговых компаний PriceWaterhouseCoopers.
В этом мы - одни из первых в России.

- Университет, как гласит его стратегия, стремится стать не только образовательным, но и научным центром новой экономики региона. Как вы воспитываете в студенте исследователя?

- Во-первых, вводим в практику исследовательские и методологические семинары, приглашаем на них специалистов из разных научных сфер и научных коллективов. Во-вторых, организуем циклы открытых лекций по определенной проблематике. Так, сейчас готовим цикл по экономике и менеджменту высокотехнологических отраслей: их будут читать руководители предприятий, крупные бизнесмены из фармацевтики, из ИТ. Все это позволит привнести в жизнь института знания современных технологических основ и бизнес-процессов, протекающих в реальном бизнесе. В-третьих, создали структуры, ведущие прикладные исследования, в частности разрабатывающие концепции развития как регионального уровня, так и уровня отдельных отраслей. Таков, например, Центр региональных экономических исследований - уже признанный исследовательский коллектив, в «копилке» которого стратегии развития ряда моногородов Урала (в частности Нижнего Тагила), концепция особой экономической зоны «Титановая долина» и многое другое. Прикладные разработки ведут и сами кафедры. К слову, Уральская горно-металлургическая компания заказала недавно кафедре финансов, денежного обращения и кредита разработку финансово-экономических механизмов инновационного развития предприятия.

В этом году мы первыми в университете планируем создать лабораторию, где будут работать в основном выпускники программ РhD западных университетов. Цели две: выйти на международный рынок публикаций и укоренить у себя международные стандарты прикладных исследований. Все это позволит сделать ВШЭМ значимой на федеральном и международном уровне.

Еще одно большое направление - создание организационных механизмов, позволяющих объединить образовательные и исследовательские программы для решения задач бизнеса. Для этого формируем попечительский совет Школы: его первое заседание пройдет как раз в дни апрельской конференции.

- В чем вы видите его функции?

- Нередко считается, что в совет должны входить выпускники, потому что они якобы что-то должны вузу и теперь обязаны в него инвестировать. Это, конечно, очень важно. Однако дело не в выпускниках, а в стейкхолдерах - тех, для кого мы создаем те самые продукты. Основными стейкхолдерами сейчас считаются родители. На мой взгляд, это не так. Потому что образование - благо не частное, а общественное. А общество - это и государство, и бизнес. В этом смысле инвестировать в образование задача не только родителей, не только государства, но и бизнеса. Именно поэтому мы хотим привлечь к работе в этом совете руководителей крупных финансовых и промышленных компаний. Не только для того, чтобы лидеры бизнеса финансировали наши проекты развития. Но и для того, чтобы они проводили внешнюю экспертизу развития наших образовательных и исследовательских программ с точки зрения реальных потребностей динамично развивающегося бизнеса.

- Сейчас немало университетов, которые готовят по специальностям в области экономики и менеджмента. Вы, говоря о конкурентных преимуществах ваших выпускников, на первое место ставите мобильность. В чем вы ее видите?

- С одной стороны, это мобильность профессиональная. Выпускники получают университетское образование, а значит, в принципе готовы к тому, чтобы наращивать компетенции и работать в разных областях. Почему университет дает такую базу? Потому что главное в нем - это преподаватели-личности. Например, философию преподает не кто-то, а глава научной школы, человек, пишущий учебники по своему предмету. Это невозможно в узкоспециализированном вузе, это возможно только в университете. То же касается технологических вещей. Суть университетского образования в том, что можно слушать звезд разных профессиональных областей.

С другой стороны, это мобильность географическая. ВШЭМ - один из лидеров в России по международным программам: это значит, что студенты могут обучаться за границей. Мы - лидер в университете и в Уральском регионе в целом по участию в программах международной академической мобильности, лидер в регионе по количеству программ двух дипломов. У нас целых три программы двух дипломов с ведущими европейскими университетами (из Германии и Франции) и одна - с Высшей школой экономики из Москвы.

Второе, чем наш выпускник хорош, - у него формируются лидерские качества. Возможность общаться в стенах ВШЭМ
УрФУ с лидерами бизнеса, которые рассказывают о своей профессиональной и личной карьере, о своих ценностях, чрезвычайно заряжает лидерской энергетикой.

Комментарии

Материалы по теме

Погружение с Галаниным

Руки растут от головы

Постный день

Рациональное мышление — на свалку

Инвестируем в умы

 

comments powered by Disqus