Сугубо прагматичный взгляд

Сугубо прагматичный взгляд На Среднем Урале предпринята попытка создания нового инструмента экономической политики. Она будет удачной, если у региональной власти получится правильно расставить приоритеты и сконцентрировать на них ресурсы.

В начале апреля состоялось заседание комиссии по модернизации при губернаторе Свердловской области Александре Мишарине. Стороннему наблюдателю региональная комиссия может показаться конъюнктурной калькой уже почти год как действующей президентской комиссии по модернизации и технологическому развитию: название и декларируемые цели те же. Между тем, на наш взгляд, именно у комиссии на уровне территории есть все шансы стать реально действующим механизмом согласования интересов и государственной поддержки.

Три отличия

Напомним, комиссия по модернизации и технологическому развитию экономики России при президенте РФ создана почти год назад, включает 18 человек (12 высших чиновников, в том числе президента, и шесть представителей госкомпаний и бизнеса). Если судить по нескольким прошедшим заседаниям, она сделала немало полезного. Выделила пять приоритетов работы: энергоэффективность и энергосбережение; ядерные, космические и медицинские технологии (прежде всего диагностическое оборудование и лекарственные средства); стратегические информационные технологии (включая вопросы создания суперкомпьютеров и разработки программного обеспечения). Сконцентрировала усилия на самом тяжелом процессе в нынешней системе госуправления экономикой - согласовании интересов ведомств и бизнес-структур при трансляции политической воли на конкретные проекты. Видимые результаты работы комиссии: законопроект об энергосбережении, предполагающий поэтапную замену ламп накаливания (впервые установлен коридор, задающий долгосрочные технологические ориентиры, пусть локальный и вызывающий много споров, но надо с чего-то начинать); решение об увеличении группы спутников Глонасс; ряд инициатив, включая налоговые, в части стимулирования НИОКР. Не менее важен и тот факт, что власти пытаются разобраться в содержании инновационного процесса: это должно принести плоды в будущем.

Свердловская комиссия отличается от федеральной существенно более широким составом - включает всех ключевых стейкхолдеров модернизационного процесса. Это, помимо министров, руководители крупнейших системообразующих бизнес-структур (НТМК, УГМК, ТМК, СвЖД), выдающихся компаний среднего размера (таких как Уральский оптико-механический завод, производящий системы наведения для военной авиации и гражданские приборы широкого спектра применения; холдинг «Юнона», реализовавший крупнейший в стране инсулиновый проект; группа Свердловэлектро - производитель трансформаторов). Кроме того, представители бизнес-ассоциаций (РСПП, «Деловая Россия»), научного сообщества (УрО РАН, ведущих вузов - УГТУ-УПИ и УрГУ), деловых СМИ. Всего более 30 человек.

Другое важное отличие региональной комиссии - приоритеты. Разумеется, они включают те самые пять, обозначенные на уровне президента. Однако объективно не могут целиком совпадать с федеральными. Так, на территории области есть мощный научно-технический потенциал Новоуральска (разработка газовых центрифуг последних поколений - одна из очень немногих технологий, где Россия продолжает оставаться безусловным лидером), но он закольцован на госструктуры во главе с Росатомом, и степень любого влияния на него со стороны субъекта федерации минимальна. Аналогичная картинка по космическим технологиям. Между тем есть направления, где ресурс региона выше. Еще осенью на наш вопрос о роли нового закона об энергоэффективности крупный федеральный чиновник, участвовавший в его подготовке, в частной беседе заявил: 90% всех рычагов для внедрения энергосберегающих технологий находятся на уровне субъекта федерации и муниципалитета. Проблема в том, как мотивировать эти уровни власти.

Наконец, третье отличие. На уровне федерации уже созданы институты, обеспечивающие как инновационный процесс (Роснано, РВК), так и инфраструктуру поддержки, и прежде всего крупного бизнеса (организована система госгарантий; на базе Росэксимбанка, «дочки» ВЭБа, организуется Агентство по страхованию экспортных рисков). В регионе подобные структуры если и есть, то пока только на бумаге.

Расстановка приоритетов

Из последней проблемы проистекает первая главная задача на уровне региона - формирование таких институций, считает министр экономики и труда Свердловской области Михаил Максимов. По его мнению, в этом году нужно реанимировать отложенное в связи с кризисом создание Инвестиционного фонда и Корпорации развития Среднего Урала, чье фондирование обеспечат ВЭБ и бюджет области. Если эта инициатива получит продолжение, появится инструмент, который позволит сконцентрировать имеющийся ресурс и канализировать средства федерации на проектах и направлениях, которые область считает для себя важными.

Другая инициатива Минэка связана с формированием базы инвестиционных проектов на специально созданной электронной площадке (www.u2020.ru). Если проекты попадут в систему без компетентной иерархической системы отсева, они пополнят ряды нескольких сотен «приоритетов», в обилии присутствующих на сайте и в раздаточных материалах администраций любого региона. Это мертворожденные дети безразличных родителей, никому не интересные кроме прогубернаторских СМИ да типографий, регулярно их печатающих. Подобные риски в мягкой форме обозначил ряд членов комиссии по модернизации, включая председателя Уральского банка Сбербанка РФ Владимира Черкашина.

Александр Мишарин предложил сосредоточиться на ограниченном списке проектов, способных принести отдачу в обозримом будущем. «Зачем мне все эти картинки с Глонассом? - откомментировал он очередное выступление. - Поставьте себе целью обеспечить весь государственный и муниципальный транспорт датчиками, например, в течение четырех месяцев! Это конкретный и видимый результат. Именно такими должны быть задачи органов исполнительной власти. У каждого проекта должен быть лично ответственный за него человек, чиновник или директор предприятия».

Тем самым губернатор продолжает крайне важную, но вместе с тем очень тяжелую тему - выделение зоны ответственности региональных чиновников. Напомним: став губернатором, Мишарин внедрил систему персональной ответственности министров за ключевые показатели, что и утвердил указом. В указе каждому министру поставлены конкретные показатели, за которые он отвечает. Несмотря на то, что некоторые из этих показателей спорны (так, министр внешнеэкономических связей отвечает помимо прочего за объем внешнеторгового оборота области и экспорт продукции с высокой добавленной стоимостью, включающий экспорт и танков, и услуг по обогащению урана, степень влияния на которые со стороны областного правительства мягко говоря невелика), в целом инициатива правильная.

Следующая проблема - выполнение задачи без оглядки на ресурсы. Программа энергосбережения области, представленная министерством энергетики и ЖКХ области, предполагает инвестиционные затраты в 2010 - 2015 годах (в основном за счет внебюджетных источников - читай бизнеса) в размере чуть менее 5 млрд долларов с экономией в течение этого периода 17 млрд кубометров газа, 32 млрд кВт/часов электроэнергии и 47 млн Гкал тепловой энергии. Конечно, любители интеллектуальных упражнений, способные, например, сопоставить закупку российскими вооруженными силами «объектов РПКСН пр.667БРДМ» с перспективами предприятий ВПК, производящих эти самые ракетные подводные крейсеры стратегического назначения, сумеют сложить гигакалории с киловатт-часами и кубометрами. Но для непричастных эти цифры останутся китайской грамотой. Так вот если перевести все это в деньги, то в результате вложения 5 млрд долларов предполагаемая экономия составит примерно 7 млрд долларов. То есть, учитывая, что электроэнергия и тепло будут произведены частично за счет сэкономленного газа, вложения и результат окажутся сопоставимы. Еще нужно посчитать, готов ли бизнес инвестировать при такой окупаемости.

Таким образом, главный вопрос, на который предстоит ответить, - как правильно выделить задачи, действительно решаемые на уровне региона, и как сконцентрировать на их решении небольшой ресурс региональной власти. В первую очередь, по нашему мнению, внимание следует обратить на сферы экономики, которые прямо зависят от субъекта и муниципалитетов. По крайней мере, результативность преобразований в них (неважно, будет это укомплектование датчиками Глонасс муниципального транспорта, система освещения улиц или новые технологии очистки воды) докажет, что новый инструмент экономической политики - не конъюнктурный клон, а реально действующий механизм. Первая попытка системного захода в проблему и сугубо прагматичная реакция Александра Мишарина позволяют на это надеяться.


Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Кооператив «Большой Урал»

Нехорошая ситуация

с БОРу по сосенке

Окна роста

Пермский рай

 

comments powered by Disqus