Похоже на разводку

Похоже на разводку
Похоже на разводку
Юрий Новоженов
Фото: Андрей Порубов

Недавно на вечеринке я попросил известного уральского политика перечислить тройку авторов, книги которых, на его взгляд, следует непременно прочитать. Он назвал футуролога Элвина Тоффлера, философа Френсиса Фукуяму и геополитика Збигнева Бжезинского. Изрядно поддав, политик заявил мне: «Россия — обреченная страна, ей остается 15 — 20 лет». Явно, что такие выводы он сделал не без влияния любимых авторов — столпов глобализации.

Модные западные глобалистические теории развития общества изучать полезно. Но желательно при критическом осмыслении. В конце концов, нас могут просто «разводить», считает доктор биологических наук, профессор Уральского госуниверситета Юрий Новоженов. Юрий Иванович — один из ведущих социобиологов России, автор концепции экологической геополитики.

На всех не хватит

— Юрий Иванович, что такое социобиология?

— Социобиология возникла в США в 70-хгодах прошлого века. Объект американского направления — социальное поведение животных, включая человека. Объект русской социобиологии — поведение и эволюция человека, которого от животного отличает культура. Это вид биологической адаптации с негенетическим способом наследования: информация передается из поколения в поколение с помощью символов, а не генов. Главное свойство культуры для сохранения популяции — адаптивность. Главный элемент культуры — язык. Сегодня в мире существует порядка шести тысяч различных языков, то есть популяций. Каждый год одна из них исчезает — это межпопуляционный отбор. В острой форме идет борьба и с нашей популяцией, адаптивность русской культуры ослабла по всем фронтам — в науке, экономике, искусстве, идеологии. Результат: за год в стране исчезает по миллиону человек. Сам Путин сказал: через 15 лет у нас 22 миллиона исчезнет. Вот вам межпопуляционная борьба.

— При чем здесь экологическая геополитика?

— Сегодня перед популяциями как никогда встал вопрос выживания. Планета перенаселена. Скоро человек столкнется с проблемой истощенной биосферы, как накопленной, снабжающей нас энергией и минеральными ресурсами (нефть, газ, уголь, руды, минеральные удобрения), так и создающей систему нашего жизнеобеспечения (почва, вода, атмосфера, лес, биологическое разнообразие). В мире будет господствовать тот, кто дольше сохранит свой «кормящий ландшафт», природные ресурсы места обитания. На планете останется и станет процветать та популяция, культура которой будет безотходна, как экология всех других видов.

— Значит, нужно свести к минимуму стандарты потребления современного человека?

— Современный человек расходует 200 — 500 литров воды в день. В связи с нуждами промышленности и сельского хозяйства эти цифры многократно увеличиваются. Для производства одного кирпича необходимо 260 литров воды в день, 1 кг бумаги — 100, 1 кг резины — 2400, 1 кг капрона — 5000, одного автомобиля — 300 тыс. литров. 60% площади Земли — это зоны, где люди страдают от недостатка пресной воды. К 2015 году почти половине землян воды будет не хватать. Леса, легкие планеты, занимают 28% суши и вырубаются со скоростью 2% в год. Запасов осталось на 60 лет.

27% суши человек использует для производства пищи (45% — это пустыни, включая Антарктиду и Гренландию). Сегодня на одного человека приходится 0,14 га пахотной земли, а для нормального питания в умеренных зонах ему нужно 2 га. При этом от эрозии ежегодно теряется до 24 млрд тонн плодородной почвы. Треть человечества уже влачит полуголодное существование, через 40 лет прогнозируется массовый голод. Происходит и загрязнение воздуха: ежегодно в атмосферу попадает 20 млрд тонн углекислого газа.

Истощается также накопленная биосфера. Миру навязывают потребительскую культуру США, где живут 5% населения планеты, которые потребляют 40% всех природных ресурсов. Но чтобы жить, как в Америке, надо увеличить мировую добычу железа в 75 раз, свинца и меди — в 100, олова — в 250 раз. В недрах Земли уже нет таких запасов. Нефти, например, при существующих темпах добычи, осталось на 50 лет.

В общем, для экономического подъема 5/6 мирового населения до уровня 1/6 богатой его части необходимо увеличить сегодняшний уровень потребления ресурсов планеты в 50 раз. Экологический коллапс неизбежен. Другого пути, кроме как ограничить свои потребности, нет. Для этого и существует культура, цель которой — сохранение популяции.

— Разве не разрабатываются альтернативные источники энергии, материалы?

— Нам обещали термоядерную энергию. Но, по оценкам физиков, она сможет быть получена только лет через 50. За это время нефть, газ и уголь будут либо исчерпаны, либо из-за усложнения добычи (например, в условиях вечной мерзлоты) их невыгодно будет извлекать. Наша цивилизация держится на нефти и газе. Никуда не деться.

— Вы размышляете в категориях индустриальной эпохи: природные ресурсы — человек — машина. Но мир шагнул в постиндустриальную, информационную эру. Доминирующим фактором в экономике, вместо земли и физического труда, становятся знания.

— Вот я сейчас болтаю, и что толку? Вся информация в воздухе растворилась. Народ информацией не накормишь. Вы от хлеба и мяса откажетесь? Нет. А хлеб нужно сеять и пожинать, скотинку — выращивать. Для этого требуются машины и крестьяне.

Все — свое

— Непросто убедить человека отказаться от высоких потребительских стандартов.

— В социобиологии существует пирамида приоритетов. В ее основе лежит биосфера, затем идут биогеоценозы (сообщества), далее — популяции (народы и государства), на вершине — особи (личности). Человек — единственный вид на Земле, перевернувший эту пирамиду с ног на голову. Появился приоритет интересов особи, это и породило гибельную для биосферы потребительскую культуру, которую проповедуют США. Чтобы человек ограничил свои потребности, нужна новая идеология. У руля государства должны быть люди, понимающие принципы социобиологии и экологической геополитики, осознающие, что если погибнет популяция, то и особь со своими правами никому не будет нужна.

— Другими словами, вы против глобализации?

— У популяций есть две тенденции: автаркия и интеграция. Глобализация — это и есть интеграция. В США, а также в Европе и Японии, существуют высокие стандарты потребления. Чтобы их поддерживать, нужно эксплуатировать природные и людские ресурсы остальных стран. Интеграция ведется в интересах конгломерата богатых государств — «золотого миллиарда». Ее результатом станет генетическая, культурная и духовная энтропия человечества.

— Предлагаете автаркию?

— Автаркия — естественное желание народов обрести суверенитет и государственность, сохранить свои язык, культуру и гены. Единственная страна, которая ныне может существовать в условиях автаркии,— Россия. На ее территории сосредоточены огромные водные ресурсы. Байкал содержит 1/5 мировых запасов пресной воды. У нас самое крупное в мире природное подземное водохранилище — Западно-Сибирский артезианский бассейн: его площадь достигает 3 млн кв. км, что в восемь раз больше Балтийского моря. Здесь расположены бассейны самых полноводных и протяженных рек: Оби, Енисея, Лены, Амура, Камы, Волги, Урала. Только в России любой трудоспособный житель может получить до 20 га земли, в среднем на каждого гражданина приходится около 2 га пахотной земли. В недрах России до половины мировых разведанных запасов газа и нефти и около 20% потенциальных. На территории бывшего СССР залегают 40% углей мира, здесь сосредоточена 1/4 всех мировых запасов древесины. Мы обеспечены железом, медью, никелем, серебром, марганцем, платиной, цинком, золотом, ванадием, свинцом и другими металлами. У нас есть все, кроме чая и кофе.

Я говорю не о полной автаркии, а об избирательной открытости и протекционизме. Автаркия позволила Германии оправиться от поражений в двух мировых войнах, современному Китаю — стать развитой державой. Политику автаркии проводит Япония, благодаря чему добилась экономического чуда.

Мы же нещадно эксплуатируем природные ресурсы, чтобы поддерживать «золотой миллиард». Полученные деньги складываем в стабилизационный фонд, как бабка в чулок. Деньги надо пускать в оборот: строить дороги, заводы, поднимать сельское хозяйство, развивать науку, технологии. Сегодня стипендия аспиранта полторы тысячи рублей, зарплата кандидата — около трех. Кто пойдет в науку? Кадры в науке не обновляются. Уровень образования упал. Я общаюсь со своими студентами и не понимаю их, а они не понимают меня. Прервана преемственность знаний.

Свято место пусто не бывает

— Автаркия неизбежно реанимирует закрытый авторитарный режим, мобилизационную экономику, приведет к военному противостоянию с внешним миром.

— Война уже идет, в информационной форме. Ее цель — овладение ресурсами в межпопуляционной борьбе.

— И каковы виды России?

— Россия сегодня — это демографическая пустыня: у нас менее 9 человек на 
1 кв. км. Это втрое меньше, чем в США, в 17 раз — по сравнению с Европой, и в 15 — с Китаем. Природа не терпит пустоты. Если дела и дальше так пойдут, лет через тридцать Краснодарский и Ставропольский края станут мусульманскими, Дальний Восток заселят китайцы. В Китае уже около 1,5 млрд населения, 40 млн мужчин не обеспечены женщинами. А в России мужчин не хватает. Женщина не так внимательно относится к национальным вопросам, как мужчина. Будет медленно происходить «окитаивание» русского этноса и захват территории. В какой-то момент чуждая популяция потребует отделения, как это было в Косово, когда албанцы потребовали автономии от сербов. Россия вполне может вернуться в границы Московского княжества.

— Урал останется в этих границах или будет способен играть самостоятельную роль?

— На Урале сосредоточены огромные природные богатства. Но для самодостаточности нужно иметь еще и эффективное сельское хозяйство. А на Урале из-за климата это непросто: вот недавно в Курганской области все озимые вымерзли. Сила России всегда была в ее пространствах. Если в одном месте случился неурожай, то выручают соседние регионы. На пространствах России жить изолированно, отдельными государствами нельзя. Здесь возможна только автаркия большого пространства. Это закономерность.

Говоря об Урале, я бы подчеркнул вот что. Прогнозируют, что через 70 лет растает Антарктида: уровень океана поднимется. Но проблема даже не в парниковом эффекте, а в нарушении гомеостаза (баланса) биосферы, что подтверждается природными катаклизмами: отсюда цунами, землетрясения, наводнения, смоги… Если эта тенденция продолжится, то столицы мира — Нью-Йорк, Лондон, Париж, Токио — просто затопит. С Уралом будет все нормально. Судите сами, куда устремятся популяции с затопленных территорий.

Комментарии

Материалы по теме

Россия в сумерках

Социологи и очки

Моби-next

Сюрреалисты в душе

Одни и без дома

Любите Родину — мать вашу

 

comments powered by Disqus