Матрешка на распутье

Матрешка на распутье
В
 марте завершился процесс переназначения всех трех губернаторов субъектов федерации, образующих Тюменскую область. Парламентарии Тюменской области, Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов проголосовали за внесенные президентом кандидатуры соответственно Сергея Собянина (17 февраля), Александра Филипенко (24 февраля) и  Юрия Неелова (11 марта). Эти новые старые руководители будут в ближайшие пять лет определять векторы политического и социально-экономического развития Западной Сибири. На такой же временной отрезок рассчитан договор, заключенный между органами власти трех субъектов федерации, вступивший в силу с начала 2005 года. По словам Сергея Собянина, «после подписания договора других политических реорганизаций на повестке дня не стоит. Он обеспечивает региону политическую и экономическую стабильность». Таким образом, можно говорить о временной консервации отношений внутри Тюменской области. С другой стороны, именно период 2005 — 2009 годов должен показать целесообразность дальнейшего существования сложносоставного субъекта. За это время политические лозунги о необходимости внутрирегиональной интеграции предстоит перевести на язык реальной экономики.

Поворот с юга на север

Исторический курьез заключается в том, что Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа (первоначально называвшиеся национальными) были присоединены в 1944 году к образованной тогда же Тюменской области для того, чтобы более развитый в промышленном отношении юг тянул за собой северные территории, населяемые отсталыми аборигенными народами. Вектор экономического развития северных округов изменился 21 сентября 1953 года, когда на окраине села Березово (ХМАО) ударил фонтан газа, явившийся провозвестником уникальных открытий на севере Западной Сибири. В июне 1960 года из скважины на Шаимской площади ударил мощный нефтяной фонтан.

Обширный северный регион — периферия экономического развития Сибири — превратился в воронку для инвестиций, которые шли на создание крупнейшего в стране нефтегазового комплекса. Освоение природных богатств Севера потребовало возведения надежных транспортных магистралей, реализации программ жилищного, социального и культурно-бытового строительства. Потребности новых отраслей в кадрах стимулировали беспрецедентный миграционный приток населения. За 1966 — 1989 годы в регион прибыло свыше 6,25 млн человек. Численность Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов за этот период увеличилась почти десятикратно.

После принятия в декабре 1993 года новой Конституции РФ все автономные округа получили статус полноправных субъектов федерации. Именно с этого времени города ХМАО и ЯНАО начинают приобретать архитектурный блеск, присущий финансовым столицам мира — здесь стала оседать часть прибыли, получаемая от нефте— и газодобычи. Путинская централизация существенно сократила экономическую самостоятельность северных округов, но не остановила процесс их бурной урбанизации. «Существует много мифов о нашем богатстве, жадности и глупости, — говорит Александр Филипенко. — Но скажу, чтоб вы знали: в округе остается не больше 5% от добычи нефти». «Те нефтяные доходы, которые есть в Тюменской области, — достояние всей России, — заочно оппонирует коллеге Сергей Собянин. — В освоении этих запасов участвовала вся Россия и весь Советский Союз. И сейчас „сесть“ на них и сказать, что это все мое, я никому не дам — просто нелепица».

Проза жизни: когда ребенок вырастает и начинает получать собственный доход, он старается выделиться из семьи и жить самостоятельно. Но общественная мораль требует от него помогать престарелым родителям. Примерно то же самое происходит сегодня во взаимоотношениях северных округов с югом Тюменской области. Сыновья благодарность имеет конкретную цену — предприятия автономных округов отдают в бюджет Тюменской области 29,5% налога на прибыль. На 2005 год в целевую программу по реализации трехстороннего договора заложено 13 млрд рублей (пятилетняя программа стоит 62 млрд рублей), из них одна Югра обещает дать 6 млрд рублей. Прекрасно понимая, что сотрудничество, основанное на безвозмездной помощи, некрепко и недолговечно, тюменский губернатор прилагает максимум усилий, чтобы сделать союз трех субъектов федерации равноправным.

— Возможно, тюменский Юг не самый богатый регион России, зато весьма перспективный. Он динамично развивается, причем без каких-либо дотаций со стороны Севера или федерации. Представьте, что в квартире, где живет одна семья, кто-то выстроил перегородку. Мы пытаемся стену убрать, и вдруг возникают вопросы: по какую сторону стены это будет выгодно? Конечно, это будет в общих интересах! — заявляет Сергей Собянин.

Однако на сегодняшний день экономики юга Тюменской области и северных округов по своим масштабам совершенно не сопоставимы. Чтобы исправить эту диспропорцию, промышленности тюменского Юга необходимо ежегодно расти в разы. По итогам же 2004 года индекс физического объема производства составил только 97,3% от предыдущего года, в то время как аналогичный показатель ХМАО составил 110,5%, ЯНАО — 105,6%.

Нефть в обмен на продовольствие

Месяц назад администрации Тюменской области и ХМАО организовали в Западную Сибирь международную журналистскую экспедицию, в которой приняло участие около 120 человек, в том числе автор этой статьи. В советское время всесоюзные летучки журналистов на тюменской земле проходили ежегодно. Тюменцы решили возобновить традицию. Перед началом экспедиции, которая за неделю должна была посетить Тюмень, Тобольск, Сургут и Ханты-Мансийск, нас напутствовал заместитель тюменского губернатора Сергей Сарычев : «Мы не хотим навязывать вам свою точку зрения. Посмотрите все своими глазами и сделайте собственные выводы». Регион посмотрели, выводы сделали.

В развитии кооперации с северными округами администрация Тюменской области сделала акцент на организацию современного сельскохозяйственного производства, создание системы сервисных предприятий по обслуживанию нефте— и газодобычи, подъем нефтехимической отрасли. В 2004 году на развитие агропромышленного производства из областного бюджета выделено свыше 1,25 млрд рублей, из них 78% — на безвозвратной основе. Администрации удалось отрегулировать ценовые параметры на молоко и топливо. В результате началась массовая закупка племенного скота, которая субсидируется за счет программ областного бюджета. Сегодня в Тюменской области насчитывается уже 10 тысяч французских коров мясной породы. Администрации ХМАО и ЯНАО также участвуют в развитии АПК тюменского Юга. В частности, при финансовой поддержке правительства Ханты-Мансийского округа (бюджетные вложения оцениваются в миллиарды рублей) был выстроен самый мощный в Европе и наиболее успешный в России птицеводческий холдинг, который объединил Боровскую птицефабрику, зерноуборочную компанию, элеватор, комбикормовый завод и торговую компанию. В последние годы Тюменская область по урожайности сельхозкультур и темпам прироста продуктивности животных и птиц добилась лучших результатов в УрФО.

Однако успехи одного агропрома не помогут тюменскому Югу вести на равных диалог с северными округами. В прошлом году руководство «ТНК-ВР» заявило о намерении сформировать в Тюмени центр прибыли компании. Интересно, что в 2004 году прибыль, аккумулируемую в регионе, «ТНК-ВР» реинвестировала в Уватский нефтяной проект на юге Тюменской области. До сих пор там разрабатывали одно Кальчинское месторождение, выйдя на максимальную добычу — миллион тонн нефти в год. Сегодня обладминистрация разработала региональную схему государственной поддержки нефтяных проектов. По словам Собянина, «в ближайшие годы добыча на тюменском Юге увеличится до 10 млн тонн, а в перспективе — до 20 — 25 млн тонн нефти в год. Фактически на юге области появится новая отрасль — нефтяная». (Для сравнения: в ХМАО в прошлом году добыто 256 млн тонн нефти.)

Особые надежды администрация Тюменской области возлагает на развитие Тобольского нефтехимического комплекса (ТНХК) — филиал ОАО «Сибур-Тюмень». Строительство ТНХК началось в 1974 году. Предполагалось построить несколько крупных заводов: нефтеперерабатывающий, нефтестабилизационный, завод синтетического каучука и нефтехимкомбинат. Но возвели только нефтехимкомбинат. Существующая производственная и социальная инфраструктуры ТНХК позволяют создать 15 — 20 новых производств. В перспективе рассматривается создание производства пропилена и полипропилена мощностью 120 тыс. тонн, а также метанола. Хотя вопрос о долгосрочных инвестициях (около 750 млн долларов) пока не решен.

Для усиления процесса кооперации с ХМАО и ЯНАО в 2004 году тюменская администрация начала интенсивное сотрудничество с крупнейшими нефтесервисными компаниями Halliburton и Schlumberger. Последняя уже разворачивает производство погружных насосов на базе цеха ОАО «Тюменские моторостроители», первая партия будет выпущена в этом году. В январе 2005 года в Тюмени подписано соглашение с британо-германским альянсом КСА DEUTAG, специализирующимся на проведении буровых работ в сложных геологических условиях.

В Тюмени нас повезли на успешно работающие предприятия холдинга «Запсибгазпром». Основное направление деятельности ЗАО «Сибгазаппарат», созданного в 1993 году, — производство полиэтиленовых труб и соединительных деталей для строительства газопроводов, водопроводов, канализации и трубопроводов прочего применения. Как сказал генеральный директор предприятия Сергей Кумызов , производство и эксплуатация полиэтиленовых труб являются экологически чистыми, и за этим будущее. В прошлом году завод произвел 8,6 тыс. тонн труб для 27 субъектов РФ. В этом году будет не меньше 12 тыс. тонн.

На территории «Сибгазаппарата» также разместилось российско-германское предприятие ЗАО «Сибшванк» (учредители — ОАО «Запсибгазпром» и немецкая фирма Schwank) — самый крупный российский производитель газовых инфракрасных излучателей. По словам заместителя гендиректора предприятия Дмитрия Бондарука , в июле текущего года в Тюмени «Сибшванк» введет в строй завод общей площадью 2,5 тыс. кв. метров. Общая стоимость проекта — около 40 млн рублей. «Тюмень была выбрана, поскольку предполагалось основную нашу продукцию поставлять в северные округа. Большую ставку делали на нефтяников, но они закупают преимущественно канадское оборудование», — с сожалением отмечает г-н Бондарук.

В ХМАО и ЯНАО не намерены приносить в жертву интеграционной идее экономическую целесообразность. Прямо или косвенно это звучит в выступлениях практически всех представителей руководства округов: по законам экономики товары и услуги закупаются там, где наиболее выгодно соотношение цены и качества. Но на практике дела обстоят не всегда так. Например, Александр Филипенко в качестве главной задачи развития ХМАО обозначил усложнение экономики округа: создание нефтеперерабатывающих и деревоперерабатывающих производств. При этом эксперты полагают, что их строительство и эксплуатация обойдутся значительно дороже, чем на юге Тюменской области. Казалось бы, зачем отказываться от выгодной всем региональной специализации? Между тем в своей инаугурационной речи 16 марта 2005 года Юрий Неелов поставил задачу увязать развитие топливно-энергетического комплекса Ямала с формированием новых отраслей региональной экономики: «Сегодня важно быстро пройти подготовительный этап правительственного согласования и технического проектирования программы строительства газохимического комбината в районе Нового Уренгоя, энергогенерирующих мощностей в районе Надыма, горнорудных предприятий в районе Салехард — Лабытнанги».

На пресс-конференции для участников журналистской экспедиции Александр Филипенко обронил очень показательную фразу: «Малый бизнес нашего округа производит продукции столько, сколько вся промышленность юга Тюменской области».

Перекресток амбиций

Тюменская администрация пытается наладить сотрудничество с северными округами в развитии транспортной инфраструктуры и социальной сферы. На ремонт старых и строительство новых меридиальных автомагистралей от Тюмени до Ямала в рамках совместной программы «Содружество» в текущем году предполагается выделить 6 млрд рублей. Предусмотрена масштабная реконструкция «дороги жизни», соединяющей Тюмень, Тобольск с Сургутом, Нижневартовском, Новым Уренгоем, Надымом. Планируется, что со временем она достигнет Салехарда. Уже сейчас от этой трассы зависит жизнедеятельность 2 млн северян. Одновременно разрабатывается проект дороги из Тюмени до Кондинского, Междуреченского, Урая. В перспективе эта меридиальная автомагистраль вдоль восточных склонов Уральских гор также должна дойти до Салехарда, что позволит вовлечь в разработку богатейшие залежи угля, железных и полиметаллических руд, редкоземельных металлов, золота и кварца.

По словам эксперт-советника председателя правительства ХМАО Евгения Остапенко , руководители северных округов заинтересованы в развитии меридиальных автомагистралей не меньше, чем тюменская обладминистрация: «Жизненно важные интересы сырьевой территории — Югры, безусловно, лежат на южном направлении. Но это не только Тюмень. Они распространяются дальше — на страны Средней Азии и Восточный Китай как на потенциальные рынки сбыта, „поглотители“ нашего ресурса».

Однако транспортные стратегии Тюмени и Ханты-Мансийска вплотную не стыкуются. Меридиальной концепции юга северяне противопоставили широтную стратегию в рамках межрегиональной интеграции с уральскими областями на западе и Томской областью и Красноярским краем на востоке. Причем широтная стратегия уже почти реализована: Ханты-Мансийский округ за собственный счет в прошлом году связал автомагистралью свою западную и восточную границы. При этом были введены в строй два больших моста: через Иртыш в Ханты-Мансийске и через Обь в Сургуте. Иртышский мост открыл доступ к более чем 1 млрд тонн нефти на западе ХМАО, однако так и не смог связать округ с промышленным Уралом. «На западе мы вышли на границу со Свердловской областью, но на ее территории осталось достроить несколько десятков километров, чтобы связать ХМАО с Пермью и Екатеринбургом напрямую, с выходом на северо-запад России и Северную Европу, — пояснил г-н Остапенко. —; На востоке также нужно достроить несколько десятков километров для связи с Томском. Хоть мы крайне заинтересованы в этих недостроенных участках, но это уже не наши территории. Если мы запустим туда хоть один свой трактор, кто-то сядет в тюрьму. Остается проблема административных границ».

Руководители ХМАО и ЯНАО в противовес тюменской идее внутрирегиональной интеграции твердо настроены на образование с промышленно развитыми областями Урала нового территориального комплекса. В рамках этого плана предлагается разработка проекта по строительству железной дороги вдоль восточного склона Приполярного Урала для освоения колоссальных запасов природных ресурсов (см. статью «Великой северной тропой», «Э-У» 41 (166) от 01.11.2004). Показательно отношение к этому проекту губернаторов Тюменской области и Югры.

— Это суперпроект, реализация которого, безусловно, даст совершенно новые возможности для развития промышленности Урала. Но все надо считать: необходимые затраты, экономические показатели, насколько это будет востребовано. Все находится пока в начальной стадии. Теоретически — да, но практически я не могу назвать инвесторов, готовых сегодня вкладываться в этот проект, — отметил Сергей Собянин, отвечая на вопрос корреспондента «Э-У».

— Ресурсный потенциал Северного Урала оценивается в 7 млрд долларов. Освоение этих ресурсов — не какие-то сказки, а насущная необходимость. Мы надеемся, что это будет федеральной президентской программой, которая соединит на базе транспортных и энергетических инфраструктур промышленно развитый Средний и Южный Урал, избыточные энергетические ресурсы Югры и Ямала и огромный сырьевой потенциал Северного Урала. Идея заключается в том, чтобы сформировать этот огромный экономический регион, минуя все существующие сегодня административные границы. Главное в этом направлении — создать единую транспортную и энергетическую инфраструктуру и активно заняться освоением ресурсов, — сообщил Александр Филипенко на пресс-конференции для участников журналистской экспедиции.

По вопросу развития социальной сферы губернаторы договорились о дополнительных социальных льготах для северян, переезжающих на юг области. Речь идет в том числе о предоставлении жилищных субсидий. (К слову, за последний год жилая недвижимость в Тюмени сильно подорожала, но, по мнению местных риэлторов, это связано не столько с реализацией программы переселения, сколько с тем, что на юг потянулись представители деловой и политической элиты Югры и Ямала.)

Чтобы добиться синергетического эффекта в экономическом развитии, стратегические программы следует согласовать не только на уровне субъектов, но и в масштабах городов. Однако как раз в области градостроительной политики системного подхода нет. Стратегия развития Тюмени предусматривает создание университетского городка (земля уже отведена), потенциал которого рассчитан на большой поток молодежи с севера области. В то же время Концепция развития высшего образования ХМАО предусматривает создание в округе трех классических университетов: в Сургуте, Ханты-Мансийске и Нижневартовске. Первые два уже появились в 1993 и 2001 годах соответственно. В июне текущего года откроет двери новый корпус Сургутского госуниверситета: сине-белое 7-этажное здание со стеклянным фасадом площадью 43 тыс. кв. метров расположено на полуострове у реки Сайма и напоминает большой корабль. Рядом продолжается строительство второй очереди главного корпуса университета, здесь разместятся административные помещения и самая большая в Югре научная библиотека. Объект планируется сдать в 2006 году.

Пока интеграция в Тюменской области ставит больше вопросов, чем дает готовые решения. Но, безусловно, это только начало пути. Успех дела должны определить не политические амбиции федеральных и региональных лидеров, а здравый экономический расчет и интересы жителей региона. Трудно не согласиться со словами ректора Тюменского государственного нефтегазового университета Николая Карнаухова: «В регионе интенсифицировались интеграционные процессы во всех сферах жизнедеятельности: экономике, политике, культуре. Эти процессы несут в себе синергетические эффекты, которые могут вызвать скачкообразный подъем или, наоборот, обвал, кризис. В таких обстоятельствах резко возрастает значение корректности принимаемых управленческих решений».

В подготовке материала принимал участие Сергей Кузнецов

Дополнительные материалы:

Стань мне интересным

Евгений Остапенко

Евгений Остапенко

Эксперт-советник председателя правительства Ханты-Мансийского автономного округа Евгений Остапенко : — Внутрирегиональная интеграция будет усиливаться. Все зависит от доброй воли трех сторон — Ямала, Югры и юга Тюменской области. Но последнему необходимо соотносить свои политические и административные амбиции, которые еще сохранились в отношении северных округов, со своими же экономическими возможностями. Сегодня юг Тюменской области — это ярко выраженная сельскохозяйственная провинция, которая при хорошем управлении сможет обеспечить качественными и недорогими продуктами питания весь Север. В силу природно-климатических и географических условий юг Тюменской области имеет громадные перспективы интеграции с Курганской и Омской областями в сфере создания и переработки сельхозпродукции, машиностроения, сервисных услуг и пр. К сожалению, юг придерживается идеологии поглощения, а не реальной кооперации. Примером некорректного отношения к северным территориям может служить разработка югом концепции развития Тюменской области «под себя». Это ложный путь, он ведет к конфликту, т.к. у северных территорий стратегии развития уже есть (их не может не быть), они утверждены правительствами соответствующих округов и согласованы с федеральным центром. Что следует ожидать по окончании срока действия договора между югом Тюменской области и северными округами? Определяющее влияние в этом вопросе, в силу стратегической значимости округов в экономике России, оказывает политика федерального центра. Она должна строиться не на краткосрочных политических амбициях лидеров, а на долгосрочных проектах, которые надо закладывать немедленно. Горизонт развития наших территорий должен быть не меньше 10 — 15, а лучше 25 лет. Именно в такие сроки можно планировать развитие мощных производственных комплексов, нефтехимии, нефтепроводов, энергетических мощностей, геологических изысканий. Но та совместная программа, которая реализуется сейчас с югом Тюменской области — это элемент достигнутого политического компромисса в пользу юга и имеет весьма слабое отношение к будущему северных округов. Это рано или поздно закончится, поскольку, когда экономика одного субъекта федерации живет за счет постоянной финансовой подпитки извне, такая система не жизнеспособна и деградирует. Это аксиома. Лечение нужно искать не в совершенствовании способов отбирания, а в совершенствовании способов созидания.

Бизнес должен заняться народной дипломатией

Интеграционные процессы выведут регион на совершенно иной виток развития, считает ректор Тюменского государственного нефтегазового университета, председатель совета ректоров вузов Тюменской области, депутат Тюменской областной думы Николай Карнаухов

Николай Карнаухов
Николай Карнаухов

— Николай Николаевич, как вы оцениваете взаимодействие между органами власти Тюменской области, ХМАО и ЯНАО?

— Люди всегда действуют ситуационно, в зависимости от тех условий, в которых они находятся. Подписан договор на пять лет. В сегодняшних условиях это выход из положения: не ломая существующего федеративного договора, не изменяя Конституцию делать все возможное, чтобы, по крайней мере, не страдало население, и этот договор частично решает эти проблемы. Считаю, что в дальнейшем взаимодействие будет направлено на более тесное сотрудничество Тюменской области и округов, на улучшение жизни населения и естественно на развитие экономики региона.

— Есть ли у Тюмени ревность по поводу того, что ХМАО и ЯНАО в плане экономической кооперации больше тянутся к промышленно развитым областям Урала, чем к недостаточно развитому югу?

— Слово ревность здесь не совсем уместно. Иногда возникает досада по поводу недружественных действий. Политические структуры ХМАО и ЯНАО вполне адекватно оценивают обстановку и делают все возможное, чтобы интеграционные связи существовали и развивались. Но что касается в целом бизнес-сообщества и мелких структур, то, наверное, не все пока гладко. Надо заниматься работой по налаживанию прямых связей в бизнесе, создавать народную дипломатию. Торгово-промышленные палаты Тюменской области, ЯНАО и ХМАО как раз этим занимаются, этот процесс с большим трудом, но идет. Жители северных округов — в основном приезжие с каких-то территорий. Срабатывает человеческий фактор. Очень часто экономические решения, которые применяются в городах или на предприятиях ХМАО или ЯНАО продиктованы не желанием насолить Тюмени, а отношениями с той территорией, откуда человек приехал: с Харьковщины, Белгородщины. Эти люди интуитивно тянут экономические потоки туда, где они все знают, все вопросы могут решить, куда они собираются вернуться, когда закончат работу на Севере.

— Какие проблемы могут нести в себе интеграционные процессы?

— Например, передача административных функций может привести к сокращению чиновников в ХМАО и ЯНАО. Чисто человеческие проблемы. Вторая проблема: Тюменская единая область в том виде, в каком она была раньше, уже не будет существовать никогда. И это нормально. Потому что сейчас северные округа уже совершенно другие. Интеграционные процессы выведут область на совершенно иной виток развития. Наш регион имеет громадную территорию, сложно решать, как это было раньше, вопросы в Тюмени за Салехард и Ханты-Мансийск.


 

Комментарии

Материалы по теме

Прецедент или инцидент

Тупик народной воли

Равнение на худшее

Кого президент пошлет

Закатать миллиарды

Соединяя звенья

 

comments powered by Disqus