Инертный газ

Инертный газ Глава Газпрома Алексей Миллер разворошил старый муравейник: его предложение отменить с 2006 года государственное регулирование цен на газ для промышленников обострило вялотекущий конфликт интересов в вопросе реформирования газовой отрасли. Предложения Миллера были сделаны после того, как Федеральная служба по тарифам (ФСТ) отказала монополии в просьбе повысить с 2006 года цены на газ на 20%. Но скорее всего полемика потухнет, и цены на газ будут по-прежнему регулироваться директивным, а не рыночным способом. Проблема в том, что правительство РФ с середины 90-х годов никак не может определиться, по какому пути развивать газовый рынок России и Газпром в частности.

Газ — на свободу

— Идея Газпрома провести либерализацию цен на газ, безусловно, назрела. Все понимают, что рано или поздно это все равно придется делать. Скорее всего рано — судя по тому, как идет подготовка к вступлению России в ВТО. Насколько я могу судить по публикациям в печати, принципиальных разногласий по вопросу либерализации цен на газ между Газпромом и правительством нет. Таким образом, вопрос не в стратегии. Другое дело — как это делать тактически, — рассуждает Владимир Шугайло , первый заместитель гендиректора ЗАО «Уралсевергаз» — дочернего предприятия НГК «Итера» (см. интервью).

Алексей Миллер предлагает следующую тактику: отпустить с 2006 года цены на газ для промышленности, сохранив при этом госрегулирование для ЖКХ, частично для энергетики (в той части, которая идет на производство тепла в городах) и населения. Для определения рыночной цены газа планируется использовать биржевые технологии.

Заместитель Миллера Александр Рязанов (см. интервью) предполагает, что пробные биржевые торги газом для промышленных потребителей можно запустить уже с третьего квартала 2005 года, выставив на торги 10 — 20 млрд кубометров. По его словам, Газпром готов уже сейчас выделить 5 млрд кубов газа, которые из-за теплой зимы зарезервированы в хранилищах, такие же объемы предоставят независимые производители. При таком развитии событий Газпром хотел бы перейти к свободному ценообразованию уже в следующем году. Рост тарифов на газ для промышленности после этого, по уверениям Александра Рязанова, не превысит 15 — 20%.

Руководство Межрегиональной биржи нефтегазового комплекса (МНБК), где планируется проводить торги, считает, что планы Газпрома реалистичны:

— Если все участники биржи договорятся, что будут работать по прозрачным правилам, и по этим же правилам будут согласовываться с Газпромом вопросы транспортировки газа, то этого будет достаточно для того, чтобы биржа работала нормально, — считает первый вице-президент МБНК Антон Карпов (см. интервью).

Труба раздора

У предложений Газпрома — множество оппонентов, которые сомневаются в запасе прочности российской промышленности.

— Стоимость газа влияет на все виды товаров, поэтому российская промышленность и экономика не готовы к отмене государственного регулирования тарифов на газ уже с 2006 года. В результате резкого повышения цен на газ произойдет резкий скачок инфляции. Уровень покупательской способности не выдержит этого, — считает Валерий Панов , депутат Госдумы, президент челябинского регионального объединения работодателей «ПромАсс».

С этими доводами согласны в частной газодобывающей компании «Нортгаз»: «Автоматически повысятся издержки РАО „ЕЭС России“, производителей металла, РЖД и далее по цепочке. Соответственно, в несколько раз вырастут цены на услуги для населения и бюджетных организаций, тарифы на электроэнергию, ЖКХ». Кроме того, промышленные предприятия являются градообразующими, на их балансе находятся котельные и ТЭЦ, которые снабжают теплом и электроэнергией население и бюджетную сферу. «Сегодня Газпрому нереально будет отделить газ, который поставляется предприятию для промышленных нужд, от газа, который поставляется для отопления города», — прогнозирует Валерий Панов. Это чревато перебоями в поставках газа как для промпредприятий, так и для населения. Ответ на этот принципиальнейший вопрос от Газпрома пока не получен.

Резкое увеличение цен на газ прогнозируется участниками рынка в связи с неуверенностью в прозрачности биржевых механизмов. Газовой отрасли, по мнению оппонентов Газпрома, необходимы масштабные реформы, а не частные меры по отмене госрегулирования: «Во-первых, газ независимых производителей законтрактован на год вперед: найти „свободные“ объемы в течение года будет крайне сложно, независимые смогут реализовывать на бирже лишь незначительные объемы газа. Во-вторых, создание конкурентного рынка при монопольном продавце и крайне зависимых в этой ситуации покупателях невозможно. Либерализация цен на газ может быть оправдана только в случае реформирования Газпрома и выделения из его структуры потенциально конкурентных и монопольных видов деятельности — газодобывающей и газотранспортной составляющих», — комментируют в пресс-службе «Нортгаза». В противном случае малоэффективной будет и биржевая торговля газом: рыночную цену не определить, достоверной картины не будет.

Стоит отметить, что российские промышленники и сейчас знают, что такое коммерческие цены на газ. По данным Российского газового общества, в 2005 году Газпром должен поставить промышленным предприятиям 190 млрд куб. м газа по ценам ФСТ, но сверх лимитов промышленникам необходимо еще 44 миллиарда. При этом лимиты — объемы газа по тарифам ФСТ — определяются самим Газпромом, остальное промышленники вправе приобрести по коммерческим расценкам либо у дочернего предприятия концерна — Межрегионгаза, либо у независимых производителей. Взять, например, Магнитку: общий объем потребления газа комбината — 4,246 млрд куб. м, из них согласованный лимит — 3,057 млрд куб. м. Все остальное ММК докупает у коммерческого поставщика — ОАО «НОВАТЭК», с которым заключил долгосрочное соглашение на поставку газа до 2007 года. При такой пропорции у металлургов нет заинтересованности в переходе на биржевые торги. «Создание в России биржи для продажи газа по свободным ценам будет иметь смысл только при условии реструктуризации Газпрома и отделении конкурентных видов деятельности концерна от монопольных», — озвучила позицию Магнитки пресс-секретарь комбината Елена Азовцева .

Чужой монастырь

Между тем надежд на то, что Газпром будет реформирован путем его разделения на транспортную и добывающую составляющие, мало. Еще в 2003 году, на 10-летии газового монополиста президент Владимир Путин прямо заявил, что государство не поддержит никаких планов по расчленению Газпрома.

В таких условиях, по прогнозам Валерия Панова, правительство скорее всего ограничится несколькими ежегодными повышениями цен на газ, которые по-прежнему будет регулировать ФСТ. «Мы провели переговоры в Госдуме и считаем, что цены на газ отпущены не будут», — уверен депутат.

Владимир Шугайло считает, что переход на рыночные цены для промышленных потребителей все-таки возможен: пример тому — Свердловская область, куда Уралсевергаз поставляет топливо уже седьмой год, а с 2001 года часть его продает по коммерческим ценам. Так, в 2004 году цена на газ для промышленных потребителей региона устанавливалась по формуле «тариф ФСТ + 19%» независимо от того, когда именно потребитель оплачивал газ. С 1 января 2005 года в случае предоплаты промпредприятия оплачивают тариф ФСТ + 10%; при оплате в течение месяца — тариф ФСТ + 15%; а при оплате по факту — тариф ФСТ + 19%.

В Уралсевергазе подчеркивают: чтобы прийти к сегодняшней модели, компания потратила более пяти лет:

— По нашему мнению, переход на свободные цены не может быть быстрым и резким. Во всяком случае, опыт деятельности Итеры и Уралсевергаза показывает, что сам процесс отхода от государственных цен может быть успешным только тогда, когда он хорошо подготовлен, — говорит Владимир Шугайло.

Что в итоге? На наш взгляд, то, что Газпром возьмет на вооружение опыт Итеры, сомнительно, поскольку это длительная и затратная процедура. Скорее всего монополист добьется директивного повышения цен. А предприятиям в любом случае необходимо готовиться к тому, что тарифы будут неуклонно и регулярно расти, и внедрять энергосберегающие технологии.

Дополнительные материалы:

Разорвать замкнутый круг

Дешевизна газа ведет к нерациональному использованию газа и интенсивному исчерпанию его запасов, считает заместитель председателя правления ОАО «Газпром» Александр Рязанов

Александр Рязанов
Александр Рязанов

— Александр Николаевич, внутри страны Газпром продает газ себе в убыток. Изменится ли ситуация в текущем году?

— Последние три года правительство шло навстречу Газпрому, и цены внутреннего рынка подрастали в среднем на 20% в год. Но сейчас мы выступили с новой инициативой: мы бы хотели продавать часть газа по свободной цене. Если посмотреть на рынки энергоносителей, сегодня в России регулируются цены на газ и электроэнергию. Но при этом часть электроэнергии — 15% — продается на свободном рынке. Газпром, к сожалению, весь газ продает по регулируемой цене.

Мы считаем, что переход к свободному ценообразованию — существенный и правильный шаг. Все остальное, мягко говоря, от лукавого. Когда мы доказываем свои затраты и исходя из них предлагаем цену на газ, государство говорит: нет, это много. Минэкономразвития подхватывает: этого нельзя делать, потому что такая цена повлияет на макроэкономику, поднимет инфляцию. В результате цену нам срезают.

— И чем это чревато?

— В итоге мы скатываемся к тому, что другие виды топлива — для электростанций, бытового хозяйства — становятся никому не интересными. Мазут и уголь уже практически не используются. Все переходят на газ, потому что он наиболее дешевый, экологически чистый, за него не надо делать предоплату. Платят за него в конце месяца. А за любой другой вид продукции — уголь или мазут — нужно заплатить, прежде чем тебе его привезут. В стране, на мой взгляд, достаточно опасная ситуация: зависимость от газа носит уже наркотический характер.

Причем газа в России осталось на 80 лет. А угля еще хватит на 500 — 600 лет. Нужна межтопливная конкуренция. Потребители должны задуматься, почему они используют газ, если рядом есть уголь. А сегодня что получается? Крупная электростанция в городе Печора (Республика Коми), рядом с которой расположены угольные шахты, работает только на газе и хочет его все больше. Это замкнутый круг, и надо перешагнуть через него.

— Что отвечают на ваши предложения в правительстве?

По-разному отвечают. Кто-то принимает нашу точку зрения, кто-то говорит, что рано отпускать цену на газ. Я думаю, что это потребует еще большой дискуссии и решения на высоком политическом уровне.

На бирже все готово

Предварительные согласования графиков транспортировки газа Газпромом будут гарантией жизнеспособности газовой биржи, уверен первый вице-президент Межрегиональной биржи нефтегазового комплекса Антон Карпов

Антон Карпов

Антон Карпов

— Антон Сергеевич, когда на вашей бирже можно начинать торги?

— Не завтра, конечно. Сейчас мы согласовываем с Газпромом и независимыми производителями газа правила биржевой торговли. Самый важный вопрос, без которого начать торги невозможно, — транспортировка газа, которая полностью зависит от Газпрома. К концу мая мы рассчитываем закончить все согласования. К 1 июня все для начала биржевой торговли газом на МБНК будет готово.

— Но для этого необходимо, чтобы правительство разрешило Газпрому продавать часть газа по свободным ценам.

— Вопрос обсуждается. В правительстве ведь тоже задают вопросы: где будет реализовываться этот газ (5 млрд куб. м), какие правила будут действовать на бирже? Изначально существовало мнение о том, чтобы продавать эти объемы газа на торговой площадке Межрегионгаза. Но недавно сам глава Газпрома Алексей Миллер заявил, что свободный рынок газа должен формироваться на независимой от концерна площадке.

— Каким будет алгоритм работы биржи?

— Торги будут проводиться ежедневно с поставкой газа на завтра. Газпром должен будет согласовывать транспортировку газа за день до торгов. К примеру, в понедельник утром на биржу подаются заявки на продажу газа, к обеду они отправляются в Газпром, который в этот же день должен дать ответ, может или не может быть осуществлена прокачка газа. Затем одобренные заявки вводятся в торговую систему и во вторник проводятся непосредственно сами торги. А в среду потребитель получает газ. Системный оператор должен обеспечить прокачку газа, поэтому предполагается, что им станет организация из ОАО «Газпром» — скорее всего это будет Межрегионгаз.

Если нам удастся отработать систему предварительного согласования транспортировки газа, то и у продавцов газа, и у покупателей в день торгов будет уверенность в том, что проданный (купленный) газ будет доставлен по назначению.

Лучше медленнее

Входить в условия рыночного образования цен на газ придется в любом случае, считает первый заместитель гендиректора ЗАО «Уралсевергаз» Владимир Шугайло

Владимир Шугайло
Владимир Шугайло

— Владимир Григорьевич, тяжело было вводить коммерческие цены в Свердловской области?

— До 2001 года весь газ мы поставляли в Свердловскую область по регулируемой государственной цене, коммерческие цены начали вводить с 2001 года и продали тогда всего 800 млн куб. м (это 5% от годового объема). В 2002-м объем коммерческого газа увеличился до 4,3 млрд кубов (25%), в 2004-м — до 9,8 миллиарда (55%). В этом году мы планируем продать по коммерческой цене в процентном отношении примерно такой же объем газа.

Но, повторю, мы к этому шли не один год, Уралсевергаз прошел через ряд арбитражных судов, куда с жалобами обращались потребители, недовольные тем, что мы вводим коммерческие цены. Кроме того, это была совместная работа Уралсевергаза и промышленных предприятий Свердловской области. Для них принять цену на газ, которая выше государственной, было непросто, но помогла мудрость руководителей крупнейших потребителей — Нижнетагильского металлургического комбината, Свердловэнерго, заводов СУАЛа, УГМК, Трубной металлургической компании, Первоуральского новотрубного завода. Им не хотелось, но они понимали, что лучше медленно, чем резко входить в условия рыночного образования цен на газ. Сейчас промышленность Свердловской области уже находится в тех условиях, в которые другие могут быть брошены, как в омут.

— То есть свердловские предприятия покупают газ по коммерческой цене без ущерба для себя?

— Нет. Так говорить нельзя. Определенное напряжение в экономике промышленных предприятий введение коммерческих цен на газ, конечно, привносит. Но посмотрите на динамику потребления: при том что кроме газа можно использовать и мазут, и уголь, потребление газа постоянно растет. В 1999 году область потребила 15,3 млрд куб. м, в этом году нами будет подано 18,5 млрд куб. м газа, хотя плановая цифра — 17,5 миллиарда, а в соглашении между правительством Свердловской области и НГК «Итера» на этот год прописано 17,3 миллиарда. Более 40% этого объема будет поставляться по регулируемой цене: этот газ предназначен для населения, ЖКХ, предприятий бюджетной сферы. Увеличение поставок связано с ростом потребления газа именно в промышленности. То есть, невзирая на коммерческие цены, промышленники считают, что им все-таки выгоднее покупать газ. Это, с одной стороны, говорит о том, что растет экономика области, а с другой — что наши цены на газ промышленности по силам.

— На балансе многих промышленных предприятий есть котельные, они отапливают население…

— Да, это важный момент. Инфраструктура газопотребления в Свердловской области, как и в любой другой, такова, что котельные градообразующих промышленных предприятий топят население. Для нас проще было бы сказать, что нас не волнует, кого топит тот или иной завод. Но мы по каждому предприятию внимательно анализируем ситуацию и составляем паспорт: сколько у них газа идет на социальную сферу и сколько на производство. И в договоре учтено, что на производство газ идет по коммерческой цене, на население — по регулируемой цене. Это тяжелейшая, кропотливейшая работа.

Комментарии

Материалы по теме

Труба в складчину

ТНК­ВР инвестирует в разработку месторождений Уватской группы

Химическая защита

Олени могут не беспокоиться

Россия снижает добычу газа

 

comments powered by Disqus