Где у нас биогаз

 Где у нас биогаз

Отрасль не будет развиваться до тех пор, пока предприниматели не почувствуют, что на этом можно зарабатывать 

В России до сих пор только рассказывают, как хорошо работают зеленые технологии. Воспользоваться этой возможностью мало кто спешит. Все развивающиеся виды возобновляемых источников энергии (гидро- не в счет) - ветер, геотермальные воды, солнце, биомасса - производят лишь 0,3% всего объема электроэнергии, что в десять раз меньше среднемирового показателя. Минэнерго РФ надеется изменить ситуацию и предусматривает до 2020 года увеличение доли альтернативной электроэнергии в восемь раз. В следующем году регионы РФ, следуя «дорожной карте», должны реализовать десять, а в 2018 году - 20 инновационных проектов по созданию альтернативных источников энергии, в том числе с использованием биотоплива. Потенциал производства, например, газа из биомассы - 72 млрд куб. метров в год.

Почему мы не спешим и как запускать альтернативные проекты биотехнологической индустрии, какие для этого использовать механизмы поддержки, рассуждали не так давно в Белгороде на «судьбоносном» заседании президиума Совета по модернизации экономики и инновационному развитию России с участием Дмитрия Медведева.

Подогрели интерес

В качестве образца такого проекта на заседании рассматривали построенную недавно под Белгородом биогазовую станцию «Лучки» мощностью 2,4 МВт. Проект ГК «Агро-Белогорье» и компании «АльтЭнерго» стал первым в России промышленным объектом биогазовой энергетики по переработке биоотходов (75 тыс. тонн от мясоперерабатывающего завода и селекционно-гибридного центра ГК «Агро-Белогорье» в год). Он вырабатывает 19,6 млн кВт•ч электрической и 18,2 тыс. Гкал тепловой энергии, а также более 66,8 тыс. тонн органических биоудобрений. Еще важный нюанс: станция подключена и выдает электроэнергию в сеть.
Почему акцент сделали на биогаз? Задуматься об утилизации отходов вынуждает наращивание с 2006 года мощностей промышленных животноводческих комплексов - молочных ферм, птицефабрик и свинокомплексов. Европа, раньше развившая индустриальное животноводство, использует для утилизации навоза биогазовые установки десятками тысяч - вырабатывает на них электроэнергию, тепло, удобрения. Подогревают интерес наших аграриев к биогазовым проектам и высокие тарифы на энергоносители.
Проект «Лучки» дался тяжело, рассказывают его создатели. В Европе строящему биогазовую установку фермеру местные власти гарантируют фиксированный тариф на много лет вперед, под эту гарантию предприниматель берет кредит в банке.
В России таких схем нет. В Белгороде найти инвестиции помог административный ресурс: гарантии под кредит на 480 млн рублей в Сбербанке и частичное субсидирование предоставило правительство региона.

В итоге строительство обошлось дороже обычной газовой электростанции. Вместо 3,5 тыс. евро за 1 кВт вышло 8 тысяч: биогазовое оборудование импортное, дорогое, поскольку отечественное не производится. Инвестиции превысили 10 млн евро, а срок окупаемости «Лучков» растянулся до семи лет. Прибыли проект, запущенный в июле 2012 года, еще не приносит. Пока строительство биогазовых станций не субсидируется и нет тарифов, позволяющих продавать «зеленую» энергию с премией к рынку, перспективы их смутны. С учетом этого на заседании президиума Совета отмечено: нормативная база правительством сформирована, хотя нуждается в доработке. В частности, нужно завершить подготовку нормативных актов, которые регламентируют работу возобновляемых источников энергии на розничном и оптовом рынках электроэнергии.

Пятнадцать - много и мало

Пермский биогазовый революционер Владимир Рашин (подробнее см. «Рашин тудей», «Э-У» № 13 от 04. 04.2011) считает, что стоимость белгородской станции можно было бы снизить минимум вдвое, подключив российских специалистов и разместив заказы на оборудование на родной территории. Следовательно, вдвое сократить и сроки окупаемости. Рашина удивляют заявления, что биогазовое оборудование не делают в России. Его компания «ЭнергоРежим», используя установки отечественного производства, уже выполнила «под ключ» 15 проектов в Оренбургской, Ростовской областях, в Удмуртии и в Пермском крае. В портфеле заказов на этот год еще пять биогазовых станций: комплексы КРС и свинофермы, перепелиное хозяйство. В основе проектов - собственные разработки, выполненные под нужды конкретных заказчиков.

- Мы размещаем заказы по нашим чертежам на заводах тех территорий, где реализуем проекты. Например, на Мотовилихинских заводах сейчас для нас изготавливают очередную биогазовую установку объемом 25 кубометров: катают металл, режут, сваривают, опрессовывают. Выдают готовый заказ с печатью ОТК, - рассказывает Рашин.
Он начинал с создания биогазовой установки объемом 10 кубометров (18 кВт•ч) на своей небольшой перепелиной ферме (10 тыс. птиц), чтобы решить проблему утилизации помета и нехватки электричества в деревне Катыши. Установка позволила автономно вырабатывать электро­энергию, тепло, газ, удобрения. Фермер убедился: это работает и приносит прибыль, становится бизнесом с рентабельностью 80%. Так неожиданно он вышел на рынок биоэнергетических технологий. Шестилетний опыт «ЭнергоРежима» показал: оптимальны установки объемом 25 - 100 кубометров, способные за сутки освоить 2,5 - 10 тонн органики и дать 100 кВт•час электроэнергии, а также тепло и газ. Стоимость таких проектов «под ключ» от 3,5 млн рублей вполне подъемна даже для небольших компаний.

Подобные автономные проекты избавлены от проблем отсутствия «зеленых тарифов», техприсоединения к сетям и прочих, о которых говорят создатели биостанций промышленных параметров. Присоединение к электросетям и выход на оптовый рынок в этом случае не требуются (к тому же многие распределительные сети малого сечения в регионах принадлежат частным компаниям, аграриев в них никто не пускает). Заметим, однако, что все европейские фермеры сдают в сети излишки вырабатываемой электроэнергии и газа. По «зеленому тарифу» производителям электроэнергии выплачивают компенсацию. В России «нефтегазовый» допинг тормозит закон об альтернативных источниках электроэнергии и подаче ее в сети. Индустриальные биопроекты длительно окупаются, предприниматели не чувствуют, что на этом можно зарабатывать. Хотя очевидно, что новой отрасли нужны и те, и другие.

Заложники ментальности и банков

- Мы регулярно мониторим сделанные нами биогазовые станции, они все работают, рассказываем об этом на сайте, - поясняет Владимир Рашин. - Не проходит и месяца, чтобы к нам не приехала какая-нибудь телекомпания, не сделала репортаж. Всем очень интересно, как из навоза «бесплатно» извлекается столько продуктов. Первый - метан, который пускают на обогрев помещений, используют для производства электроэнергии с помощью генераторов и для заправки автомобилей. Второй - концентрированное органическое удобрение, которое можно пропускать через сепарацию, разделяя на жидкую и твердую фракции, продавать или использовать. Количество желающих построить у себя такие станции увеличивается. Необходимость есть. Например, мы обследовали крупные птицефабрики Пермского края, Свердловской области, Башкортостана, они выбрасывают в отвалы по 120 тонн ежедневно. В России ежегодно накапливается до 300 млн тонн органических отходов, переработка которых может дать 90 млрд тонн экологически чистого топлива. Тем не менее тех, кто двинулся дальше составления бизнес-плана, на мой взгляд, мало - неохотно идут предприятия на эти проекты.

Причин, как считает Владимир Рашин, несколько. Главная - менталитет: мол, зачем тратиться на биогазовые котлы-утилизаторы, жили без них, валили навоз и органические отходы в речки, поля, леса - и будем валить. Три-четыре года назад аграриев за это стали сильно штрафовать, экологическая прокуратура взялась за птицефабрики и прочие предприятия АПК. И у «ЭнергоРежима» увеличилось число заказов. Но волна проверок поднялась и постепенно сошла на нет. Видимо, пролоббировали вопрос. Так, в Пермском крае теперь штрафов почти не берут. Зато экологические ЧП тут и там: то навозохранилище КРС затопит всю деревню, то еще что.

Но более всего сдерживает развитие биогазовых проектов то, что сегодня все аграрии закредитованы до такой степени (техника, удобрения, ГСМ и прочее приобретаются на заемные средства), что им просто негде взять даже небольшие деньги на установку. Учитывая это, «ЭнергоРежим» второй год предлагает пользоваться лизинговыми линиями. Например, с помощью «Рослизинга» предприятие АПК может растянуть платежи на несколько лет, причем схема платежей более гибкая, чем в Россельхозбанке или Сбербанке. Так, в перепелином хозяйстве под Рязанью расходы на биогазовую установку мощностью 25 кубов фермеры намерены окупить за 14 месяцев: 1 кВт электроэнергии обходится им в 50 копеек, а биогаз для отопления бесплатный.

Есть и другие варианты инвестирования проектов. Россельхозбанк, например, по 129-му постановлению правительства РФ дает кредиты на биогазовые установки под залог. По этому документу в реестр получателей федеральных субсидий на внедрение технологий и оборудования включена переработка органических отходов, биогазовые установки. Хотя другие банки наотрез отказываются: на их взгляд, в случае чего машины, землю, урожай еще можно продать и вернуть кредиты, а инновационная установка вряд ли будет кому нужна. Ситуация на финансовых рынках увеличивает степень их осторожности и число отказов.

Во всех случаях для этих проектов важна поддержка региональных властей. В июле прошлого года в Пермском крае принято региональное постановление, по которому бюджет субсидирует 50% стоимости внедрения в сельскохозяйственное производство инновационных и энергосберегающих технологий, производства альтернативных видов энергии, биотехнологий. И уже дело сдвинулось: в прошлом году «ЭнергоРежим» реализовал четыре энергосберегающих проекта. Интереса к инновациям стало больше.

Комментарии

Материалы по теме

Сбыт не приходит один

Игра в разгаре — правил нет

Соглашение между РАО ЕЭС России и Курганской областью подписано

Энергетики определились с планами

Меткомбинатам не хватает энергии

Еще можно договариваться

 

comments powered by Disqus