Про систему и винтики

Про систему и винтики Новая экономика должна базироваться на креативном человеческом капитале, заклинают аналитики. Урал между тем стоит на ее пороге с ворохом вековых структурных дисбалансов в системе трудовых ресурсов. Диспропорции в первую очередь касаются территориального распределения, образовательно-квалификационной структуры и системы, половозрастного состава и его динамики. Естественного перераспределения ресурсов в соответствии с возникающими потребностями не происходит: нет социальной и транспортной инфраструктуры для трудовой миграции, нет достаточной инфраструктуры для образовательной миграции, нет единого информационного поля. Да ничего, по сути, нет.

Без преувеличения можно сказать: кадровое ограничение экономического развития на Урале ключевым было всегда. Естественные предпосылки для активной деятельности (экономической в целом и промышленной в частности) в сфере человеческого капитала на территории нашего региона отсутствуют исторически. Для регуляции и перераспределения ресурсов в разные времена предпринимались разные меры, однако формирования глубинных структурных диспропорций это не предотвратило.

Чтобы досконально разобраться в проблемах, которые стоят перед участниками рынка труда сегодня, а главное - возникнут завтра, «Эксперт-Урал» запускает новый проект - «Человеческий капитал».

Демидовский «кластер»

Многие дисбалансы складывались едва ли не столетиями. Мы ни в коем случае не претендуем на всеобъемлющий исторический анализ. Мы хотим привести некоторые факты-примеры, принятие во внимание которых, как нам кажется, может способствовать пониманию современных проблем. И проследить такие примеры можно с самого начала индустриализации нашего региона.

Примечательно, что, когда в начале XVIII века Никита Демидов запускал первые железоделательные заводы на Урале, в качестве стартового интеллектуального капитала он переместил на Урал ряд квалифицированных рабочих с тульских заводов, однако кадровую ставку он сделал на крепостных, а не на свободных работников. «Никита хотел создать заводские поселки для работных людей и одновременно просил казну предоставить заводам покосы для домашнего скота и землю под пашню. В марте 1702 года государство удовлетворило просьбы Никиты (хотя и отказалось финансировать переселение на заводы людей), а в декабре того же года начало приписывать к ним крестьян» (Х. Хадсон. Первые Демидовы). Таким образом, ключевым способом обеспечения заводов персоналом и закрепления персонала стало крепостное право. Что, вообще говоря, не было общепринятой практикой: в той же Туле работала «рыночная» система найма - за зарплату.

В среднесрочной перспективе использование крепостного труда позволяло значительно снизить издержки на персонал. Основным краткосрочным недостатком такой системы были простои заводов до шести недель в год: крестьяне должны были заниматься сельскохозяйственными работами. А вот в долгосрочной перспективе использование крепостного труда имело огромные негативные последствия. Во-первых, отсутствие системы привлечения мотивированных квалифицированных кадров. Во-вторых, если «сначала дешевизна труда компенсировала его низкую производительность, обеспечивая дешевизну продукции, то позже, переходя к более совершенному процессу, требовавшему меньших затрат труда, заводчик не мог выгнать лишних рабочих за ворота предприятия: они были прикреплены к заводу. При некоторых уральских заводах ко времени ликвидации крепостного права до половины рабочих не имели работы. Эта резервная армия труда... серьезно увеличивала накладные расходы» (А. Преображенский. История Урала до 1861 года).

Отметим, что на Урале были попытки в XVIII и в XIX веках создать систему образования. Первые школы при заводах появились с подачи Василия Татищева (20 - 30-е годы XVIII столетия). Затем попытка Екатерины II создать систему народного образования (1786 год) - появление сети народных училищ. Еще позже - создание сети приходских школ. Однако даже в лучшие времена счет учеников в этих образовательных учреждениях по всему Большому Уралу шел лишь на сотни, общий уровень грамотности оставался крайне низким, а система инженерного образования отсутствовала вовсе. Причин много: недофинансирование Екатерининской реформы, сословная структура (для крепостных крестьян, составляющих трудовые ресурсы демидовских заводов, образование было фактически недоступно).

А дальше история известна: за недостаточностью подготовки инженеров последовало отсутствие разработки новых технологий и изобретательства.

И «уже во время Отечественной войны 1812 года уральские заводы не смогли дать нужного количества орудий и боеприпасов. Еще сильнее техническая отсталость и несостоятельность проявились во время Крымской войны» (Б. Кафенгауз. История хозяйства Демидовых в XVIII - XIX вв.).

Отмена крепостного права вызвала массовые миграции и перераспределения трудовых ресурсов после того, как в 1870 году крестьянам было дано право свободного передвижения.

Первые пятилетки

Второй этап формирования диспропорций структуры трудовых ресурсов Урала - советская догоняющая индустриализация, а именно ее территориальная политика в области размещения производств и организации поселенческого каркаса страны.

«Новые цели заключались в том, чтобы мало-мальски равномерно заполнить населением пустующие и окраинные территории страны за счет перемещения туда трудо- и спецпереселенцев. Концепция пространственной организации советского государства основывалась на массированном дрейфе на Урал, в Сибирь и на Дальний Восток. Прежде всего это касалось тяжелой индустрии и энергетики. Дрейф подразумевалось осуществлять в районы, где имелись лесные ресурсы и крупные залежи полезных ископаемых; туда, куда начинали подтягиваться транспортные артерии; и куда в тот период практически не могли долететь самолеты вероятных противников» (М. Меерович. Дорога, регион, советская власть).

Отдельной задачей такой системы размещения производств стало закрепление населения на конкретной территории: вот тебе, бабушка, и Юрьев день. Показателен случай со строительством Магнитогорского металлургического комбината. В 1931 году из прибывших на Магнитстрой 116,7 тыс. человек в течение года город покинули 103,3 тысячи, а в среднем за пятилетку текучесть рабочей силы составила около 70%. Однако уже к 1935 году текучесть снизилась до 3,9% - заработала введенная с 1933 года система прописки.

Добавим, что и внутрирегиональная система размещения производств во многом исходила из принципов военной доктрины. Так, следуя экономическим принципам, предприятия стремятся к территориальной концентрации как минимум с целью экономии на создании инфраструктуры (кластерный принцип). А исходя из задач обороны, заводы, наоборот, размещались на удалении друг от друга: чтобы одной бомбардировкой не уничтожили нескольких объектов. Результат - разбросанная и рассредоточенная структура дублирующих друг друга территориально-промышленных комплексов.

Постсоветское рассогласование

Очередную порцию дисбалансов внесли последние 25 лет. В первую очередь эти дисбалансы касаются возрастной структуры населения и перелома демографических тенденций. Провал рождаемости 90-х годов уже начинает сказываться на массе работающего населения Урала. Так, по нашим прогнозам, общая численность населения Среднего Урала в трудоспособном возрасте к 2020 году снизится на 9 - 10%. Повлиять на этот процесс мы уже не можем: изменение в модели прогнозирования вторичных факторов (внутрироссийской миграции, показателей смертности и т.п.) позволяет выиграть лишь десятые доли процента.

Кроме того, меняется возрастная структура: работающее население стареет, численность занятых пенсионеров увеличивается; резко возрастает демографическая нагрузка. В ближайшие годы, например, в Каменске-Уральском на одного вступающего в трудоспособный возраст специалиста будет приходиться два выходящих на пенсию работника.
Вторая порция дисбалансов последнего времени - рассогласование образовательной и промышленной систем. Здесь важно изменение структуры социального и экономического спроса по уровням образования: страна в целом (и Урал в частности) движется в сторону всеобщего высшего образования, в то время как экономика испытывает жуткий дефицит молодых квалифицированных рабочих. Так, по нашим оценкам, на систему высшего образования в Свердловской области в среднесрочной перспективе придется почти 60% совокупного выпуска специалистов, на систему среднего образования - чуть более четверти, а на начальное профессиональное образование (НПО) - 14 - 15%. При этом спрос промышленного ядра экономического комплекса Среднего Урала наполовину состоит из потребности в выпускниках системы НПО, и только на 23% - из выпускников вузов.

Кроме того, процесс рассогласования обернулся и всем известными «образовательными пузырями»: экономические и юридические специальности в высшем образовании, группа специальностей социальной сферы в начальном образовании. Потребность в выпускниках этих образовательных программ, по нашим оценкам, сравнительно невелика, однако в студенческой массе «пузыри» занимают до половины от числа обучающихся. Споров на эту тему хватает в рамках обсуждения реформирования системы образования.

Таким образом, решение задачи построения новой экономики упирается в застарелые диспропорции на рынке труда - территориальные, образовательно-квалификационные и половозрастные. В рамках проекта «Человеческий капитал» мы планируем подготовить несколько публикаций и с помощью экспертов предложить способы решения обозначенных проблем. Первый материал - на следующей странице.

 

 Партнер проекта:
 УГМК ummc

 

 

 

 


Комментарии

Материалы по теме

Затишье в промышленности и торговле, снижение доходов населения

Объем рынка инвестиционных услуг в России на конец 2006 года составил почти 90 трлн рублей

К европейской самобытности

Страховка для Европы

Самая мечтающая страна

 

comments powered by Disqus