Без вести пропавшие

Без вести пропавшие

Проблемы трудоустройства выпускников театральных вузов«Требуется артист: молодой, рост 185 см, волосы волнистые, глаза голубые; в глазах должна просматриваться глубокая интеллигентность, во внешности в целом некая крестьянскость, руки должны быть красивыми, но заметно привычными к труду, в образе сочетаться тип социального героя и героялюбовника…». Такие запросы поступают порой во Всероссийский центр занятости работников театра. У кого есть на примете подобный типаж, пусть даже не артист, можно обращаться, трудоустроят.

В стране около 600 государственных театров. По оценке председателя Союза театральных деятелей России Александра Калягина, для свободного выбора репертуара им требуется 48 тыс. артистов. В наличии около 25 тысяч. Театр укомплектован наполовину. В то время как половина же выпускников профильных учреждений уходит работать не по специальности. Нехватка и перетекание кадров, недостаток квалификации — рынок труда творческих работников содержит те же внутренние конфликты, что и другие.

В марте в Екатеринбурге состоялась научнопрактическая конференция «Театральное образование и театральная практика российской провинции», собравшая представителей театров, образовательных учреждений и власти. Проблемы, характерные для всей страны, подробно рассматривались на местном материале.

Ну ты артист!

В столице, впрочем, исполнителей на роль Ромео и даже Гамлета хватает. Не случайно в названии конференции присутствовало понятие «провинция». Театральные вузы распределены неравномерно: из восьми четыре находятся в Москве, один в СанктПетербурге. Их выпускники лишь в единичных случаях отправляются на периферию. Тем столица и отличается от провинции: в первой действуют центростремительные силы, во второй — центробежные.

Екатеринбург, имея собственный вуз федерального подчинения, в общем-то, не бедствует. ЕГТИ работает на огромный регион: Урал, Сибирь, Поволжье. А вот чем дальше вглубь, тем острее дефицит: в районных центрах, имеющих театры, актерский вопрос вырастает до гамлетовского: быть или не быть театру завтра. Именно так обстоит дело в Нижнем Тагиле. По словам главного режиссера драматического театра Валерия Пашнина, театр гибнет — некому играть.

Есть и особо дефицитные направления, например, музыкальное. «В то время как весь театр накренился сегодня в сторону музыки и наблюдается мюзикловый бум, — петь порой некому. Беда: играть молоденьких девочек выходят пожилые тетеньки», — делится главный режиссер Екатеринбургского театра музыкальной комедии Кирилл Стрежнев.

Сцена плачет по молодой энергетике. А в это время молодость бушует у институтских стен. Конкурс на актерские специальности очень высокий: в ЕГТИ — до 13 человек на место. При том что артистический профиль появился и в других учебных заведениях: гуманитарном и педагогическом университетах, консерватории. Даже технические вузы, уменьшая прием на инженерные специальности, заявляют об открытии театрального направления. Пример — Российский профессионально-педагогический университет. Престиж актерской профессии не упал.

Неудовлетворенный спрос на театральное образование наблюдается с двух сторон: от абитуриентов и от работодателей. Значит, нужно и дальше множить соответствующие учебные заведения? Ректор СанктПетербургской академии театрального искусства Лев Сундстрем считает, что нет: «Это лишь приведет к размыванию критериев профессионального мастерства». К тому, что расплодятся «специалисты», не владеющие основами профессии, которые артистами называются, но артистами не являются. Невозможно подготовить актера должным образом, не имея репетиционных помещений, учебного театра (эта норма закреплена в государственном образовательном стандарте). А педагоги кто? Где взять столько истинных специалистов? Чтобы погасить дефицит кадров, необходимо не открытие новых факультетов и кафедр, а преодоление пропасти между вузом и сценой, учебой и работой. Привести в театр те заблудившиеся 50, а, по некоторым данным, 70% выпускников.

Понятно, что всех «пропавших без вести для искусства» не вернуть. Образование не всегда синоним профессии. Не секрет, девушки порой поступают на актерский, чтобы научиться красиво ходить и говорить, ярко подавать себя и построить удачную «брачную карьеру». Молодые люди в романтическом возрасте принимают аксиому актерского существования «тяжелая жизнь — легкий кошелек», но с годами система приоритетов перекраивается, и желание поменять местами прилагательные в связке «жизнь и кошелек» уводит куда угодно, только не в искусство. Потери неизбежны. Однако их можно минимизировать.

Первое, считают представители и образования, и практики, это установление крепких связей между учебными заведениями и реальными театральными коллективами. Есть успешный опыт целевой подготовки группами. Или же «покупка» театром целого курса. Так произошло два года назад: 14 выпускников екатеринбургского института отправились в Омский театр драмы и комедии. Обжились, вошли в репертуар (ряд спектаклей с их участием был поставлен курсовым педагогом-режиссером), получили первые награды.

А вот опыт сотрудничества ЕГТИ со «своим», екатеринбургским, ТЮЗом приостановился. Его бывший главный режиссер Вячеслав Кокорин набрал курс специально для того, чтобы ребята остались в театре и сформировали базу молодых артистов, ввел их в идущие спектакли. Но по ряду обстоятельств режиссер сменил место жительства, и студенты остались без «попечителя».

Второе — это разнообразные совместные проекты, сопродукция вузов и театров. Как, например, популярный музыкальный спектакль «Клуб одиноких сердец». Демонстрация учебных, дипломных спектаклей на «взрослых» сценах города, участие в конкурсах и фестивалях.

Третий фактор, способный привести выпускников в театры, очень важный и пока отсутствующий, это ярмарка артистов.

В Екатеринбурге уже несколько лет проходит всероссийская ярмарка певцов; подобная же необходима для других категорий творческой молодежи — она может стать коридором из вуза в театр. «Фестивали театральной школы проходят в Ярославле, Курске, но периодически. Если бы они были ежегодными, проблема насыщения театров молодыми кадрами во многом бы решилась», — считает проректор ЕГТИ Алексей Бадаев.

Запланировать гения

Один из острых и трудноразрешимых конфликтов российской театральной действительности — попытка совместить несовместимое, планирование того, что спланировать нельзя. Как соединить долгосрочную стратегию и непредсказуемость творчества? На конференции вопрос обсуждался в «скрытоконфликтной» атмосфере.

Вот сконцентрированное мнение начальника управления культуры екатеринбургской администрации Татьяны Колесниковой:

— Местные «грефы» говорят о том, что рыночная экономика закончилась, пришло время экономики плановой. Концепции развития, капитальные вложения рассчитываются на несколько лет вперед. Это касается и учреждений культуры. У муниципалитета пять театральных образований. Театр же — хозяйство большое, требует не проектного режима, а постоянного кураторства. Его руководитель должен единолично решать комплекс как творческих, так и экономических задач. Такова практика института интендантства. Был период, когда харизматики массово покинули сферу культуры, ушли в бизнес, в политику. Теперь нужно вырастить новых. Талант, воля, интеллект, чутье, предприимчивость — набор личностных качеств творческого руководителя. Мы говорим сегодня об актерах, но самый болезненный кадровый вопрос для театральной сферы — менеджерский. Ряд местных вузов готовит арт-менеджеров, но результативность их работы для города не очевидна. Поэтому была создана Екатеринбургская академия современного искусства, которая займется подготовкой специалистов для решения конкретных задач в соответствии со стратегией развития города.

Алексей Бадаев: «Представьте, Союзу писателей давался бы план: “В этом году поставить культуре города десять писателей”. Трудно “заказать” и артиста: результат ясен на выходе из вуза, а то и позже». Выступление режиссера и драматурга Николая Коляды также поддержало позицию непредсказуемости творческих процессов: «Меня часто спрашивают, как так получилось, что на Урале выросла целая драматургическая школа. Скажу честно, не знаю. Не могу сказать, что это я вот так-то обучаю, поэтому они такие талантливые. А Василия Сигарева называют лучшим драматургом Европы. Олег Богаев обладает удивительным, узнаваемым стилем. Есть много других замечательных ребят. Откуда они появляются? Это загадка».

Рационально объяснить многие явления искусства, действительно, невозможно. Коляда, конечно, «виновен» в возникновении школы, однако только его фигурой феномен не объяснить. То же и с современным танцем. Можно отыскать причины, почему он пышно расцвел именно на Урале. Однако само по себе наличие объективных обстоятельств еще не родит явление. В искусстве присутствует тайна, неожиданность, стечение неких скрытых энергий, его невозможно просчитать административными мерками. Но чиновники говорят: нужно.

Заместитель министра культуры Свердловской области Петр Стражников: «Мы не можем существовать вне тех реальных процессов, которые протекают в экономике. Необходимо переходить к современной модели финансирования — в зависимости от результатов деятельности. Что есть результат в культуре? Количество посетителей, слушателей; число новых постановок; подъем престижа профессии; повышение эффективности управления». С 1 июля в области начинается эксперимент: на новую систему переходят наиболее стабильные учреждения — академический театр драмы и государственная филармония.

И вновь: столица или провинция?

Чтобы пополнить Краснотурьинский театр артистами, город открыл спецкурс при музыкальном училище. Появились первые выпускники, пока работают по специальности. «Но если не увеличится зарплата, ребята могут уйти, — горюет директор театра кукол Лариса Мокрушина. — Пытаемся поднять разряд, но все равно это 4 тысячи рублей…».

Основные причины оттока кадров из профессии, особенно молодых, не связаны ни с системой образования, ни с качеством обучения. Они социально-экономического характера. Если в крупных центрах артист имеет возможность «подхалтурить» (участие в презентациях, концертах, съемки в кино, все это, по выражению Льва Сундстрема, позволяет «заработать право работать в театре»), то в глубинке эти возможности ограничены.

Казалось бы, местные проблемы. Но это не так. Мало где вопрос о столичности и провинциальности встает так часто и так остро, как в нашей стране. Уж очень различаются Москва и Россия, центр и периферия. В цивилизованном государстве эти границы размыты, не проявляются резко. Выравнивание культурной среды, доступность культурных услуг повсюду, как в больших городах, так и в глубинке, меняет не только «их» жизнь, но влияет и на наш общий менталитет. На самом деле наличие или отсутствие театра в районном центре — вопрос не районного масштаба.

Свердловская область объявила свой региональный национальный проект — в сфере культуры. Главная его задача обозначена так: выравнивание уровня культурного потребления между центром и окраинами. До результатов очень далеко, но первые шаги сделаны. Петр Стражников объявил на конференции о планах областного министерства увеличить зарплату в учреждениях культуры за 2007 года на 40%. По его словам, искусство и власть озабочены одними и теми же проблемами. От состояния культуры зависит экономика региона и наоборот. «Многие яркие события не состоялись бы, если бы не происходила консолидация творческих и административных сил».

Именно на консолидацию сил образования и работодателей, культуры и власти, и была направлена конференция. По мнению ее идеолога и организатора Владимира Мишарина, председателя Свердловского отделения Союза театральных деятелей, конференция может стать постоянной и вырасти из регионального уровня, так как ищет пути решения общих для страны проблем.

Дополнительные материалы:  

Внутри одной территории должна быть объединяющая идея

Лев Сундстрем— считает председатель комиссии СТД России по экономике, социологии и организации театрального дела Лев Сундстрем

— Лев Геннадьевич, какие причины оттока кадров из театральной среды вы считаете основными?

— Талантливые люди покидали актерскую специальность изза экономических проблем и раньше. Но если сегодня вопрос с зар-платой решается, где при поддержке муниципалитета, где благодаря политике губернатора, то жилищная проблема остается практически неразрешимой. Как молодой актерской семье приобрести жилье? Вот и уходят они из театров, особенно мужчины.

Потребность в актерах возросла и количественно. После 1985 года произошло странное явление. Рухнула промышленность, закрывались заводы, тысячи гектаров земли оставались не обработанными, а число государственных театров в это время удвоилось, появилось множество новых негосударственных. Театральное поле с тех пор стало значительно шире.

— Мне это не кажется удивительным. Ролан Быков как-то сказал: «Искусство — это защита вечных ценностей в новых условиях». Закономерно, что именно в переломные моменты в искусстве случаются локальные и глобальные «взрывы». Когда же наступает стабилизация, для него приходит время «складывать камни», систематизироваться.

— Искусству встраиваться в систему непросто. Тем более если в ней существуют межуровневые противоречия. Сегодня у нас в государстве все трехэтажное. Дом в три уровня: федеральный, субъекта федерации, муниципальный. Но внутри одной территории должна быть объединяющая идея, независимо от того, из какого бюджета что финансируется. Связи в этом «здании» должны быть не только горизонтальные, поэтажные, но и вертикальные: все мы — жильцы одного дома.

— Предположу, что конференция и задумывалась как некий «лифт» между этажами власти. Удалось ли понять друг друга представителям образования, театра и чиновникам?

— Надеюсь. Позиция, которую я здесь почувствовал: мы — муниципальный уровень и будем поддерживать только муниципальные образовательные учреждения, безусловно, неверна. Я очень надеюсь, что открытый разговор между сторонами приведет к тому, что ЕГТИ как федеральное учебное заведение будет более тесно сотрудничать с муниципальными структурами. Бессмысленного распыления сил не произойдет.

Интервью взяла Марина Романова

Комментарии

Материалы по теме

Возвращение*

Всей семьей за драконами

Невыносимая сложность бытия

Ушла в народ

Как нам заработать на культуре

Музей третьего тысячелетия

 

comments powered by Disqus