Вздохните свободнее

Вздохните свободнее

На уральский рынок технических газов выходит один из крупнейших мировых игроков — американская корпорация Praxair. В компании уверены: в регионе есть все предпосылки для развития аутсорсинга поставок техгазов

В третьем квартале 2014 года корпорация Praxair планирует запустить на территории Нижнетагильского металлургического комбината (входит в холдинг Evraz) современное воздухоразделительное производство, чтобы обеспечивать предприятие кислородом, азотом и аргоном в объеме более 3 тыс. тонн в сутки. Согласно долгосрочному контракту, заключенному между партнерами в 2010 году, построенные здесь две новые воздухоразделительные установки (ВРУ) заменят устаревшие заводские мощности по производству промышленных газов, критически важных для обеспечения металлургического процесса. А для обеспечения бесперебойной работы комбината в случае остановки ВРУ на площадке предусмотрены два резервуара для хранения жидких криогенных продуктов объемом 1,5 тыс. куб. метров каждый.

Пока это лишь третий на Урале проект по схеме on-site supply (OSS), когда крупное промышленное предприятие, следуя общемировой тенденции, передает функции производства техгазов на своей площадке сторонней компании (см. подробнее «Разделить воздух» ). Однако генеральный директор ООО «Праксэа Рус» («дочка» Praxair) Элдер Тейшейра уверен, что рынок OSS в нашей стране будет только расти.

proxair_man_1_400— Почему вы считаете перспективным развитие аутсорсинга технических газов в России?

— Это неизбежно: большинство ВРУ в России достигли критичного возраста в 20 — 30 лет. Такое оборудование просто нуждается в замене. Но далеко не всегда промышленники готовы тратить на это деньги — чаще всего производство техгазов не является для них профильным бизнесом. Поэтому сейчас наступил очень хороший момент для развития рынка on-site проектов. Взяв на себя затраты на проектирование, строительство и обслуживание новых ВРУ, мы позволяем промышленникам сохранить средства для инвестиций в их основной бизнес. В результате выигрывают все.

— Во сколько вам обошлось производство в Нижнем Тагиле?

— Общий объем инвестиций — около 200 млн долларов. Это исключительно собственные средства. Сейчас идут последние работы по подготовке производства к запуску, мы формируем логистическое подразделение, создаем команду для расширения продаж технических газов по всему региону.

— Значит, не весь объем производимых на НТМК техгазов пойдет комбинату? Сколько вы вправе реализовать на местный рынок?

— Нельзя построить завод исключительно под одного клиента. НТМК — наш стратегический партнер, которому мы будем поставлять газ по трубе. Я не могу сказать, сколько конкретно будет потреблять металлургический комбинат, это конфиденциальная информация. Согласно классическому примеру on-site проекта, основной клиент потребляет до 90%, остальное уходит на рынок. Могу сказать, что в Свердловской области есть несколько мелких и средних потребителей, которые хотели бы закупать у нас излишки газа в цистернах или баллонах. Для этого нам и необходимо сформировать собственное логистическое подразделение и отдел продаж.

— Как быстро вы планируете окупить проект? В регионе уже присутствуют ваши конкуренты с собственным производством.

— Такие инвестиции быстро не возвращаются. Наши ожидания по окупаемости — от 8 до 10 лет. Поэтому и контракты с крупными клиентами, такими как НТМК, заключаются на длительный срок, порой до 15 лет.

— Будете ли вы развивать в регионе розницу и создавать собственные комплексы по заправке баллонов техгазами?

— Безусловно, стратегия нашего развития в Свердловской области подразумевает строительство заправочных станций для мелкооптовой и розничной торговли. В особой экономической зоне «Титановая долина» мы будем строить одну из таких заправочных станций. Она будет обслуживать резидентов ОЭЗ, саму Верхнюю Салду и клиентов, расположенных на тагильском направлении.

Не стойте на месте

— Среди ваших проектов в России лишь один связан с металлургией. Остальные главным образом обеспечивают химические производства. Почему?

— Для нас, конечно, важно знать, с предприятием какой отрасли мы имеем дело. Однако важнее сам проект, стабильность бизнеса нашего клиента и его стратегия долгосрочного развития. Мы ориентированы на потребителей кислорода, аргона, азота и других техгазов. На Урале начали с металлургии, так как эта отрасль — один из крупнейших потребителей технических газов. Но предприятия химической, нефтехимической, нефтеперерабатывающей, стекольной и цементной отраслей промышленности нам также интересны. Перспективы для развития этого направления на Урале широки — помимо собственно металлургии здесь развиты производство сплавов и обработка металлов.

— А со стороны металлургов интерес есть? Экономическая ситуация заставляет их сокращать инвестиции.

— Интерес есть. Но дело в том, что подобные проекты очень масштабны — одно новое воздухоразделительное производство равноценно строительству завода. Чтобы решиться на реализацию такого проекта, нужно время. Кроме того, металлурги сегодня сокращают расходы, а наши установки могут обеспечить существенное снижение затрат в части энергопотребления. Ну и нельзя забывать: чтобы не стоять на месте, надо идти вперед — увеличивать производительность. Поэтому металлурги хоть и испытывают трудности, но все равно продолжают обновлять парк оборудования и развиваться.

Одна из целей реализации наших проектов — в рамках партнерских отношений постараться найти решения для увеличения производительности предприятий наших клиентов, а также для сокращения энергозатрат и накладных расходов при производстве конечного продукта. Если вернуться к проекту для НТМК, то запуск новых ВРУ позволит существенно, более чем на 30%, сократить затраты на электро­энергию для непрофильных видов деятельности комбината.    Естественно, любой проект должен быть привлекателен для обеих сторон. Именно эта задача становится главной при проведении переговоров с потенциальными клиентами.

— Кто ваш следующий стратегический партнер на Урале, в каком направлении планируете развиваться?

— На Урале мы ведем переговоры с несколькими потенциальными заказчиками — ищем надежных партнеров, которые будут развиваться сами и позволят развиваться нам. Но это не означает, что мы ориентированы исключительно на крупные проекты, такие как НТМК. Мы стараемся развивать отношения и с более мелкими и средними клиентами, ведь технические газы широко востребованы не только в тяжелой промышленности, но и в медицине, косметологии, пищевой промышленности, при производстве электроники. Естественно, такие клиенты потребляют не так много, как НТМК, но это тоже очень важный сегмент рынка для поставок жидкой и баллонной продукции, который необходимо развивать.

Ищите выгоду

— С какими трудностями при реализации on-site проектов вам пришлось столкнуться? Известно, что жесткие российские требования, предъявляемые к промышленному строительству, часто приводят к существенному удорожанию проекта в сравнении с иностранными аналогами.

— Действительно, наши инвестиции в нижнетагильский проект несколько больше, чем в проекты подобного типа в других странах.
В России это уже наш четвертый проект. Нам удалось адаптировать наши проекты к российским стандартам, и мы продолжаем улучшать наши технологические процессы.
Но Россия по-прежнему является для нас одним из наиболее трудных регионов в части ведения строительства. Так, мы столкнулись со значительными проблемами при поиске и выборе компании, которая смогла бы организовать и качественно выполнить общестроительные работы в пределах определенной сметы. Также имели место бюрократические моменты с получением разрешительных документов, но мы их преодолели. Подключение к сетям — еще один сложный вопрос в ходе реализации каждого проекта.

— Нет желания построить в России собственное производство воздухоразделительного оборудования или основных его агрегатов, чтобы удешевить реализуемые здесь проекты, улучшить сервис?

— Никто из наших конкурентов не имеет здесь машиностроительных производств, кроме российского «Криогенмаша», разумеется. Praxair не видит в этом необходимости, так как последние 40 лет наша стратегия развития заключается не в продаже оборудования, а в создании производств по нашим собственным технологиям и из нашего оборудования. Эффективность, которую мы обеспечиваем для предприятий наших заказчиков, заключается не только в технологии наших установок, но и в упорядоченном подходе к вопросам эксплуатации и обслуживания, что значительно удешевляет стоимость поставок газов. Это осознанно выбранная стратегия, которая себя оправдала. Пока мы не видим причин ее менять. Продажа оборудования — это лишь разовая акция, тогда как нашей целью является создание долгосрочных парт­нерских отношений с заказчиком.
Прелесть аутсорсинговой схемы в том, что мы гарантируем поставку газа, а каким образом мы этого добьемся, клиента не волнует. Нам нет нужды держать здесь и собственное производство комплектующих, развивать широкую службу сервиса — мы производим установки Praxair уже давно, и знаем, как они работают.

— То есть вы не планируете создавать сеть машиностроительных заводов по всему миру?

— Таких планов нет. Мы будем искать площадки, на которых сможем качественно и экономически эффективно производить наше оборудование. Многие компании, как правило, располагают производство в Азии, чаще всего в Китае.

— Ваше тоже в Поднебесной?

— Уже нескольких десятков лет мы производим и собираем там большие узловые части нашего оборудования. Штат сотрудников состоит из опытных инженеров по контролю качества и инженеров-технологов. Такие стандарты используются нами по всему миру. Отмечу важное: даже при том, что мы импортировали основные элементы оборудования, мы все равно освоили 50% от общей стоимости проекта именно в России.

— Какую долю вы хотите занять на российском рынке техгазов?

— Местный рынок еще в самом начале развития, поэтому с запуском каждого нового проекта доли его игроков существенно меняются. Для сравнения: в Европе или США примерно 80 — 90% потребляемых промышленностью газов поставляется по системе аутсорсинга; в России — пока менее 30%. На наш взгляд, российский рынок — это великолепная возможность для инвестиций в этом направлении.

— Ваши конкуренты указывают, что в России сложно развивать рынок аутсорсинга техгазов: в стране есть пул промышленных гигантов, принципиально не желающих отдавать производство стратегически важного элемента сторонним поставщикам.

— Действительно, многие компании все еще хотят иметь собственные ВРУ. Но это вопрос времени и экономики. Мы можем гарантировать нашим заказчикам, что в следующие 10 — 20 лет уровень энергопотребления на их предприятиях останется на прежнем уровне. С течением времени эта выгода становится очевидной. Думаю, как только вырастет доверие к этому виду бизнеса, рынок аутсорсинга сделает скачок.

 Партнер проекта:
mantrac_logo_02 

 

Комментарии
 

comments powered by Disqus