Не товарищ

Не товарищ

Не товарищ  Региональной и местной власти приказано активизировать создание товариществ собственников жилья (ТСЖ). Однако «Эксперт-Урал» убедился: не ТСЖ им нужны, а федеральные деньги. Сами же члены ТСЖ уверены, что эти деньги можно получить, ничего особо не делая.

Чтобы не обвинили в предвзятости или того хуже — клевете на российскую действительность, сразу предупреждаю: ЖКХ люблю нежно. Не в смысле — протекающие крыши или когда летом горячей воды нет. Отрасль в целом люблю, с ее большими проблемами и мелкими радостями. За шесть лет, что занимаюсь темой, уже устала говорить, что государства в ЖКХ как было много, так и осталось. И что оно пытается душить и без того хилую частную инициативу чиновным авторитетом.

Сейчас главный вопрос в ЖКХ — создание товариществ собственников жилья: из федерального бюджета идут большие деньги, причем именно на счета ТСЖ. Через Фонд поддержки реформирования ЖКХ, организованный в прошлом году, поступят 240 млрд рублей (половину разворуют — это не вопрос. Вопрос — как именно: возможные схемы разобраны в публикации «Капитальная засада» , «Э-У» № 28 от 23.07.07.), чтобы наконец жилые дома отремонтировать. Но только те, в которых ТСЖ созданы.

Чтобы региону получить часть этих денег, надо собрать кучу бумаг. Вот в Челябинске 29 февраля подписали первое в стране соглашение региона с центром, по которому в область поступит первый миллиард, так региональное приложение к этой части — 200 килограммов бумаг. То есть все челябинские клерки, от деревенских до городских, по десять часов в день работали, чтобы деньги получить. Но самое главное, что требуется для получения миллиардов, — это организация ТСЖ. Не менее чем в 5% домов. Цифра малая, но задача неподъемная: не желает собственник собственника товарищем считать. Ибо сначала его товарищем сделаешь, а потом придется с него коммунальные платежи собирать и следить, чтоб он в подъезде не гадил. Обе задачи при нынешнем составе большинства многоквартирных домов — почти невыполнимые. Но все же находятся отдельные личности, которые ТСЖ создают, поддерживают и даже развивают. В Свердловской области, например, даже своя ассоциация есть — управляющих компаний и товариществ собственников жилья. И вот 14 марта в рамках выставки «ЖКХ-Промэкспо-2008» они собрались на очередной съезд.  

На одном языке

— Здравствуйте, я буду вести съезд. Табличку не успели сделать, потому я представлюсь: вице-председатель ассоциации Резвов Георгий Александрович, начальник отдела тарифной политики и реформирования ЖКХ министерства строительства и ЖКХ...

Такое начало меня смутило: разве члены ассоциации, общества сугубо добровольного, да еще такого, где работают профессионалы, могут не знать руководителя? По идее, они должны были выбирать его сами, причем из числа наиболее авторитетных коллег. Осторожно оглядываю зал: кто-то еще удивлен? Нет, все тихонько занимаются своими делами: болтают с соседями, выключают мобильные, разглядывают раздатку. Короче, начало не разговора, интересующего всех, а нудного совещания, где каждый думает, как бы пару часов пересидеть.

Слово берет уже председатель ассоциации Богдан Процык, по совместительству заместитель министра строительства и ЖКХ. Про ассоциацию в принципе все ясно: скорее всего, она создана ради «галочки», чтоб показать, как в области помогают частной инициативе в жилищном секторе ЖКХ. Людей, которые пришли послушать и рассказать про конкретные проблемы в управлении конкретным многоквартирным домом, начало речи, мягко говоря, не воодушевляет:
— Успехи реформы ЖКХ области базируются на концепции реформирования ЖКХ области на период с третьего по десятый год и программы реализации концепции развития реформирования ЖКХ области на период с третьего по десятый год, это включало в себя работы общей сложностью на 7 млрд рублей, но за счет привлечения всех источников финансирования было освоено более 9 млрд рублей...

Докладчик отчитывается бравурно, с особенным упоением повторяя слово «освоено», — как будто вкладывает в него не чиновный, а личный смысл. На пятой минуте «концепций», «программ» и «миллиардов» замечаю, что мой сосед справа начинает клевать носом. После очередного «освоено» он вскидывается и ехидно отпускает: «Ну хоть бы что новое придумал, позавчера то же самое говорил»... Затем голова его опускается все ниже и он засыпает. Но ненадолго. Потому что докладчик, окидывая взором дремлющий зал, вдруг подпускает интриги:

— ...А здесь я вынужден отступить от текста. Коллеги!..

Коллеги встряхиваются.

— ...Нашей области выделено почти 8 млрд рублей из Фонда поддержки реформирования ЖКХ. Чтобы попасть в программу, надо выполнить 12 условий. Нам всем надо подумать, как освоить такие деньги...
Дальше докладчик говорил с напором, свойственным не каждому крану не в каждой квартире:

— Нам надо во всех городах и селах в марте-апреле собрать ТСЖ. Нужно людям разъяснить, что если мы этих денег не получим, больше ничего не увидим. Что когда все советское хозяйство делили, им досталась квартира. Конечно, многие пожилые говорят, что они квартиру заработали. Но почему-то все завещания пишут на детей, а не на муниципалитеты!? Я не прав?..

— Прав, — вяло шелестит зал. Он-то не понаслышке знает, куда именно и зачем посылают собственники жилья, когда их пытаешься собрать в ТСЖ.

— ТСЖ надо создавать в геометрической прогрессии, — говорит и следующий член ассоциации Юрий Мережников, заместитель начальника Государственной жилищной инспекции Свердловской области. Этот чиновник на трибуне — сама любезность:

— Приходите к нам, если какие-то вопросы есть, вот наши координаты, это приемная, там всегда со мной соединят, если вопрос особо сложный...

— Ну уж нет, — фыркает моя соседка слева Татьяна Пономарева, член правления одного из ТСЖ Екатеринбурга. — Я как-то пришла за советом. А на следующий день ко мне проверку прислали. ТСЖ на 50 тысяч оштрафовали, а меня — на пять!

На трибуне ее как будто слышат:

— Только не забывайте, что вы эксплуатируете, а мы — контролируем. Вот сейчас внутридомовое газовое оборудование будем смотреть по поручению правительства области. У кого нет договора с газоснабжающей организацией — оштрафуем! Мы дойдем до каждого, — добро так заканчивает контролер.

— А вот интересно, где была инспекция, когда все разваливалось? Кооперативные дома с 1969 года существуют, у нас этих нарушений можно массу найти! — вскакивает с места Дмитрий Марков, член правления жилищно-строительного кооператива «Молодежный». — Сначала развалилось все, а теперь нас штрафуют!

— Ваша позиция мне понятна. Но не надо путать контроль и восстановление. Мы контролируем, управление восстанавливает, — строго говорит ведущий. — Почитайте постановление, чтобы мы говорили на одном языке!
«Конечно, свалили весь жилфонд на баб, а мужики контролируют», — комментирует Татьяна Пономарева. В точку: даже в зале большинство женщины, причем немолодые. В президиуме — с точностью до наоборот.

«Тойота» для ТСЖ

Но вот женщина появилась и на трибуне. Зал оживился: наконец-то это не контролер, не чиновник и не общественник-энтузиаст, а живой председатель товарищества собственников. Надежда Сутугина возглавляет ТСЖ «Родонитовая, 8»:

— Я тут презентацию подготовила, дайте файл, пожалуйста...

В этом зале с ожесточенными людьми по одну сторону баррикад (хотя бы в виде стола) и равнодушными чиновниками — по другую, слова «презентация» и «файл» звучат, как будто сосед по квартире вдруг заговорил на инопланетном языке. Да и настроение Сутугиной отличается от упадка в зале:

— Я считаю, у нас все есть, чтобы жить хорошо: и законы, и деньги, и энергия. Мы можем что-то сделать для дома только вместе. Так вот, мы сумели за два года, что существует наше ТСЖ, капитально отремонтировать три подъезда из девяти. На 50% сократили персонал без потери качества обслуживания. Создали единый центр информирования собственников. Где-то их называют диспетчерскими, но наши задачи шире: не только собственники информируют нас о том, что произошло в доме, но и мы информируем их, что намерены сделать в ближайшее время. И если они согласны, начинаем проводить планы в жизнь. Все это достигнуто благодаря тому, что мы применяли инновационные методы хозяйствования, провосточный менеджмент и принципы концерна «Тойота»: если делать существенные вложения сейчас, то потом они окупятся за счет экономии. Так, установка приборов учета дала нам существенную экономию (только по теплосчетчику — 45% в первый месяц), а за счет сэкономленного мы делаем ремонты.

Зал слушает недоверчиво: присутствующим в голову не приходило, что можно применять слово «менеджмент» к ТСЖ. Для них это все равно, что бомжу про гламурный клуб рассказывать. Я же в очередной раз порадовалась, что умею выбирать героев для публикаций: о том, как вставало на ноги это ТСЖ, мы рассказывали полтора года назад (см. «Дома хозяйка» , «Э-У» № 47 от 17.12.06). На экране меняются презентационные слайды. Но руководитель съезда Сутугину торопит: быстрее заканчивайте. И действительно, мало ли чего она насоветует? Например, проявлять уважение к собственникам. А вдруг все поймут, что главное в создании ТСЖ — это найти энтузиаста, который потащит на себе дом через чиновные преграды, как лайка тащит нарты по асфальту, просто потому, что не может не тащить...

— А какого года постройки у вас дом? — ревнивый голос из зала.

— 1996-го.

— А-а-а, так это новый дом, вам-то чего ТСЖ не создавать! Вот попробуйте-ка в старых домах жильцов пособирать! — радуются люди в зале. Они нашли ответ, почему у них ничего не получается.

Мы на помойке первые теперь

— Мы тоже собрались и на энтузиазме ТСЖ сделали. Дом нам передали по нулям, без копейки денег. В ходе передачи дома выявилась полная некомпетентность муниципалитета...

На эти слова председателя ТСЖ «Комсомольская, 15» Людмилы Гайдуковой из Североуральска (Свердловская область) зал взрывается аплодисментами. По закону, дома в руки ТСЖ надо передавать хотя бы отремонтированными. Но местная власть этого делать не может или не хочет. А собственники квартир боятся, что как только они создадут ТСЖ, ремонта их дома не увидят никогда. Именно поэтому ТСЖ не создаются, эта проблема — главная. Чтобы ее решить, и создан Федеральный фонд поддержки реформы ЖКХ. Но от этого ситуация не изменилась.

— Они, конечно, акт написали, мол, дом в удовлетворительном состоянии. Я до сих пор, уже полтора года прошло, его не подписала. Но и требовать многого от администрации не могу — бюджет нашего города дотационный, всего 62 тыс. жителей, из них пенсионеров 16 тысяч, в год на капремонт выделяется 5 — 6 млн рублей. Не мне вам рассказывать — это три крыши отремонтировать. Мы настаивать не стали, наоборот, я им сейчас подсказываю что-то по законам, — демонстрирует по-настоящему гражданскую позицию Людмила Гайдукова. И рассказывает невероятную историю, в которой нищета соседствует с честностью, а филантропом считается тот, у кого в квартире пластиковые окна:

— Когда создали ТСЖ, с жителей дома не собрали ни копейки. Стыдно было как-то: сама зазвала и сама же деньги собираю?

Я взяла кредит, купила компьютеры, у меня офис в спальне полтора года был. Сейчас мы довольно хорошо живем. За полтора года отремонтировали все подъезды. Сами, по чуть-чуть. Вот собрали, например, с жителей в качестве платы на капремонт 45 тыс. рублей. А у меня смета на весь дом — 350 тысяч. Если копить да потом ремонтировать, когда закончим-то? И вот стали потихоньку подъезды до ума доводить. Раздали старшим по подъездам по 15 тыс. рублей: как хотите, но ремонт должен был сделан. Кто-то жильцов на субботник организовывал, кто-то маляров нанимал. И сделали.

А еще, я считаю, потому все у нас получается, что мы вместе, и все примечают, как дому помочь. Вот, например, надо окна в подъездах поменять, а за стекло и четыре брусочка просят 500 рублей. Видано ли дело? Нет, мы тех, кто в доме окна деревянные на пластиковые меняет, попросили, они старые окна выбрасывать не стали, мы их в подъезды и поставили. И двери также заменили. И вообще мы сейчас на помойке первые. Какая у нас мебель в подвале стоит, даже телевизор есть! Сколько хороших вещей выбрасывают!

Зал смеется, а председатель ТСЖ искренне не понимает почему.

— А какие у вас расценки на капремонт на квадратный метр квартиры?

— В нашем доме 1984 года постройки 74 копейки с квадратного метра.

Аудитория удивленно гудит: эти капремонтные деньги — единственные средства, на которые можно хоть как-то поддерживать дом в нормальном состоянии. Чем он старше, тем больше требуется с жильцов денег, чтобы вовремя менять внутридомовую разводку, ремонтировать подъезды и т.п. Удивлена и я: в моем трехлетнем доме уже сыплется подъезд, дорожки вечно нечищены, а плачу я по три рубля с квадратного метра. И конечно, у нас тоже есть ТСЖ.

— А зарплаты у вас какие? — продолжают искать подвох слушатели.

— У мастеров, а они делают плотницкие, сантехнические и ремонтные работы, 8 — 10 тысяч рублей.

Зал вообще ничего не понимает. Как? Ну как это получается?! И тут кто-то задает вопрос под дых:

— А у вас?

— А у меня нет зарплаты, я пенсию получаю.

— А, так у вас все на голом энтузиазме держится. Тогда это временно! Вот не будет вас, и все рассыплется! — облегченно предрекает коммунальный оракул.

Здесь вашей власти нет

— Ну давайте уже подводить итоги и принимать резолюцию, — ведущий явно стремится закончить собрание побыстрее.

— Дайте слова, — прорывается на трибуну Владимир Пикулевский из Полевского (Свердловская область). — Мы уже полтора года создать ТСЖ не можем. Потому что муниципальная власть ТСЖ не желает, ей капремонтные деньги отдавать не хочется! Соберем собрание, она через суд его опротестует. Надо, чтобы министерство власть муниципальную приструнило!

— Здесь представителей вашей власти нету, — веско говорит Процык. — А про то, что в некоторых муниципальных образованиях бардак, мы вам и побольше рассказать можем. Ругать власть все могут, наш съезд этого не решит!

— Да я думал, что мы тут для того, чтоб помочь ТСЖ создавать...

— Разбирались мы уже с этим ТСЖ, комиссии туда выезжали. Не читают Жилищный кодекс, не умеют проводить собрания, — подает голос ведущий съезда. — А ТСЖ надо создавать не болтовней, а цивилизованным порядком, с применением правоустанавливающих норм, по кодексу.  — Ну вы мне свой доклад в письменном виде пришлите, — лихо завершает дискуссию председатель ассоциации. Интерес зала гаснет: то, что муниципалитеты не собираются отдавать управление жилфондом в общественные руки, эти люди прекрасно знают, у многих за плечами богатая судебная практика. И то, что именно неготовность муниципалитетов расстаться хоть с какими-то деньгами или имуществом тормозит процесс создания ТСЖ, — тоже. Власть уровнем повыше в эти проблемы вмешиваться не хочет. Но ей нужны ТСЖ: нет ТСЖ — нет федеральных денег на ремонт домов.  

— Давайте уже выбирать членов правления ассоциации. — И ведущий мерно перечисляет кандидатуры: в их числе чиновники, устроители платных семинаров по реформе ЖКХ, жилинспекция, организатор выставок, даже издатель журналов. — А члены ТСЖ в президиуме есть? — зал еще удивлен тем, что происходит.

— Они у нас в прошлом составе были. Но на совещания не всегда приезжали, и мы кворум собрать не могли.

— Так надо же ввести представителей в правление!

— Надо вам сначала поработать, себя показать. А то как это, наскоком и сразу в правление? Так, ну кто за новый состав правления? — ведущий смотрит в зал, в нем не поднялось ни одной руки. — Единогласно

Комментарии

Материалы по теме

Долг не может отдать только труп

В одной дырявой лодке

Утекай

Естественно, монополия

Дома хозяйка

Эти бы деньги, да в мирное русло

 

comments powered by Disqus