Дело мастера Го

Дело мастера Го

Дело мастера ГоЛюбой бизнес требует создания моделей, на которых отрабатывается та или иная стратегия. Одно из возможных полей — игровая доска

Го — самая древняя настольная игра на планете. В наши дни ее преподают в бизнес-школах Японии, Китая и Кореи. Компания LG оплачивает ведущим сотрудникам регулярные занятия по го. Использованием стратегического мышления го в планировании объясняют успехи бизнеса главы Microsoft Билл Гейтс и Acer Стэн Ши.

В книге «Го и восточная бизнес-стратегия» директор по маркетингу компании Japan Airlines и исполнительный директор сети отелей Nikko Ясуюки Миура писал: «Первая и наиболее естественная ассоциация, возникающая при знакомстве с го, — захватническая война за территорию. Однако в последнее время на ум все чаще приходит аналогия с рыночными процессами. В этом плане игру можно интерпретировать как модель борьбы двух противоборствующих сил за раздел ограниченного ресурса».

В России в го играют с 70-х годов прошлого века. Сегодня отечественные поклонники все чаще говорят о философских, психологических и предпринимательских сторонах этой игры. Чем го может быть полезно бизнесу, рассказывает организатор екатеринбургского го-клуба психолог Вадим Барсуков.

— Почему не шашки и не шахматы?

— Играть в логические игры вообще полезно — это хороший тренинг аналитических способностей, умения прогнозировать и координировать действия. Шахматы соотносятся с го как одиночная схватка со стратегическим противостоянием. Шахматы — в основном тактика, своего рода локальное феодальное сражение. Го — как глобальная современная война: нет сплошной линии фронта, позиции смешаны, отдельные удары наносятся по всему игровому полю. В шахматах действие происходит на маленькой доске, и каждый ход почти сразу дает результат. В го любой ход может отозваться много позже: это напоминает ситуацию современного рынка, когда бизнесмен должен соблюдать баланс между конкретными результатами и оценкой общего влияния компании. Цель игры — не снять все камни противника с доски в конкретной партии, а красиво победить его, пусть даже с преимуществом лишь в одно очко. А для этого нужно здраво оценивать ресурсы. Поэтому го в первую очередь воспитывает отношение к пустоте как к пространству возможностей. Как в старом анекдоте про двух торговцев обувью, которых судьба забросила к диким племенам Африки.

Один панически телеграфировал руководству: «Все пропало! Здесь все ходят босиком, никто не знает, что такое обувь, нам ничего не продать!». Другой совершенно иначе оценивает ресурс пустоты: «Рынок обуви совершенно свободен. У нас нет конкурентов. Это — прорыв!». Вот го как раз и учит воспринимать пустоту как возможность, а не как лишенность.

— Что общего между го и бизнесом — стратегия, образ мышления, цели?

— И все, и ничего. Если под бизнесом понимать стремление быть рабом какой-то деятельности ради ощущения нужности и занятости, то ничего. Если под го понимать только вариант мудреной восточной игры или способ получить психологическую разрядку, разгромив и унизив соперника, — тоже ничего. Но посмотрите: го и бизнес построены на одних и тех же принципах взаимодействия людей и организаций в условиях ограниченных ресурсов — времени, территории, влияния на других людей. Сочетание тактики и стратегии, умение видеть доску в целом и при этом не пренебрегать мелочами, готовность пойти на жертвы ради основной цели, понимание того, что все ресурсы (люди, деньги, связи) должны быть эффективно скоординированы, чтобы по-настоящему заработать, — все это о бизнесе, и все это про го.

Линии пересечения

— Насколько близок ход размышлений игрока в го и бизнесмена?

— О чем во время партии думает игрок? В первую очередь выбирает наиболее удачный, правильный, «большой» ход. Но может ли он при этом забыть про перспективу, стратегию или общую логику боевых построений (в бизнесе — наиболее устойчивую форму групп)? Есть и прямые аналогии. В партии го победившим считается тот, кто захватит большую территорию. Но и в бизнесе идея территориальности фундаментальна, связана с поиском рыночной ниши, с разделом рынков сбыта. Остановиться нельзя, поскольку твой партнер-соперник (именно «соперник», с логическим ударением на «со-») постоянно занят тем же. Там, где ты упустил инициативу — потерял темп или оставил какой-то угол доски без внимания, (в бизнесе — не диверсифицировался, не застолбил перспективный сектор развития), обязательно будут камни другого цвета.

— Мы можем проецировать игровую реальность на настоящую?

— Скорее наоборот: го — это проекция реальности на игровую доску. Моделирование присуще любой сложной человеческой деятельности, тем более бизнесу. Что есть модель? Упрощенная схема реальности, на которой можно потренироваться, попробовать различные варианты поведения в той или иной ситуации. У Стругацких есть такая фраза: «Понять — значит упростить». Она имеет множество смыслов. Чтобы понять объект, надо сделать его проще, схематизировать. Или: поняв нечто, мы проще достигаем наших целей, упрощаем жизнь самим себе. Вот моделирование и есть такая попытка упрощения реальности, которая служит пониманию того, что именно ты делаешь, зачем тебе это и как сделать это лучше. В бизнесе тоже повсюду модели: тренинги, деловые игры, совещания и переговоры. Люди собираются в специально созданных условиях и взаимодействуют по каким-то правилам.

— Проведите прямые аналогии между ситуациями на доске и в бизнесе.

— В го есть понятие «глаза» — территории внутри группы камней. Так вот, для выживания группе необходимо как минимум два «глаза». Даже если соперник займет один из них, то ваша группа все равно не будет съедена, поскольку у нее остается второй «глаз», то есть некоторая степень свободы, возможность для маневра. Чем не прототип идеи диверсификации бизнеса?

— А есть в игре наиболее эффективная стратегия?

— Единой стратегии нет и быть не может. Есть единая идея — баланса и гармонии. Наличие единой стратегии сужало бы возможности, предоставляемые доской и камнями.
Практическая психология

— Меняет ли человека игра в го? Какие качества он может развить в себе?

— Го — хороший психологический тест: наблюдая за игрой других, видишь их сильные и слабые стороны. Это как экономическая разведка в бизнесе. Но гораздо важнее, что его можно применить и к себе, достаточно сыграть несколько партий. Появится четкое понимание того, что именно у тебя хорошо получается, а что нужно усилить. И это относится не только и не столько к игре, сколько к поведению в реальной жизни, в отношениях с людьми, в бизнесе. Причем ты получаешь оценки по множеству шкал. В стратегическом смысле — это умение соблюдать баланс между «игрой за территорию» и «игрой на влияние», развитие стратегической интуиции. В психологическом — умение управлять своими чувствами, сдерживать волнение, не подавать виду. В педагогическом — умение делать выводы из своих и чужих ошибок, избегать бесконечного «танца на граблях».

— Го может стать элементом корпоративной культуры?

— Разумеется. Можно сколько угодно говорить сотрудникам о принципах взаимоотношений в фирме, читать лекции, отправлять на бизнес-тренинги. Но легче дать им почувствовать эти принципы в действии, используя го как модель, метафору или как небольшой повседневный тренинг для усвоения этих принципов.

В го много символического (камни, доски, восточные термины), а символика — важнейший элемент корпоративной культуры. На Востоке игра вовсю используется для этих целей. Там это способ укрепить национальную идентичность сотрудников (мы — японцы, мы — корейцы), подключиться к патриотизму и использовать его как дополнительный ресурс неденежной мотивации. В наших условиях экзотика го даст преимущество тем, кто первым станет применять эту игру как эксклюзивный компонент фирменного стиля или корпоративной культуры. Это стремление быть причастным к определенной группе и для этого сориентироваться по оси «мы — они», «свой — чужой». Поэтому и появляются клубы типа «братства галстуков» для выпускников престижных университетов — Гарварда, Оксфорда. Вспомните фильм «Игры разума», где герой Рассела Кроу играет в го на лужайке элитарного учебного заведения. С прагматической стороны такие клубы отражают стремление бизнесменов построить отношения с нужными людьми, установить полезные связи или держать руку на пульсе новых тенденций в своей области, а то и удерживать конкурентов в поле своего зрения.

— В чем выражается «восточность» стратегий го? Чем они отличаются от западного, рационального подхода?

— Главная цель го — не истеричная схватка с целью уничтожения противника: это слишком затратно, а потому никчемно. Главное — упорное сражение за итоговый гармоничный раздел территории в соответствии с силой и умом соперников. Как и в бизнесе: монопольный захват рынка приводит к временному получению сверхприбылей, но способен убить отрасль, лишая ее участников соревновательной мотивации и живого обмена идеями. Сражаясь за влияние и территорию, окружая и снимая с доски чужие камни, оба игрока по сути лишь проявляют некую скрытую структуру реальности, например, текущую ситуацию на рынке. Го — это исследование. Игроки делают ходы, которые вскрывают незамеченные ранее слабости в позиции или применяют неиспользованные ресурсы. Такие ходы называются «красивыми». В итоге на доске образуются замечательные напряженные фигуры, будто созданные каким-то художником.

Поэтому го — это и искусство. И это тоже особенность восточного подхода: видеть эстетическую составляющую любого явления или собственного действия. Недаром традиционно считают, что го родилось в Китае, где наряду с игрой на лютне, каллиграфией и живописью считалось одной из четырех добродетелей. Эта сторона очень сильна и в японском взгляде.

— А что важнее в игре — интуиция или разум?

— Разделять ум и интуицию типично для Запада. Но на деле логическое мышление немыслимо без целостного восприятия и предвидения, которое дает интуиция. Когда мы разбиваем некое действие на последовательность шагов, откуда мы берем уверенность в том, что этот шаг приведет к результату? Интуитивно, на целостном уровне мышления, предугадывая последствия того, что просчитать невозможно. Если бы вы задумали в го делать ходы только на основе полного просчета вариантов, вы так бы и остались сидеть перед пустой доской в нерешительности.

— Компьютерные программы го довольно слабы. Почему?

— Го — самая древняя игра на планете: ее история насчитывает более 5 тыс. лет. При абсолютной простоте правил (всего около десяти пунктов) это, наверное, одна из самых сложных игр. Прямым перебором комбинаций тут не обойтись. Количество вариантов на доске 19х19 огромно, как говорят, оно многократно превышает число элементарных частиц во вселенной. Конечно, тут человек с его развитым образным и стратегическим мышлением — вне конкуренции. Ход, который ищет программа, последовательно перебирая возможности, человек видит сразу как элемент целостного образа. И в этом ему помогает его опыт, повседневные тренировки выбора правильного хода в реальной жизни.
В том числе и в бизнесе, во взаимодействии с другими людьми.

Конечно, алгоритмы совершенствуются, вычислительные мощности растут. Но пока ситуация кардинально не меняется. Так, за много лет никто не смог получить приз в полтора миллиона долларов за программу, играющую в силу первого дана (низший мастерский разряд). Может, оно и к лучшему? Как выразился один из игроков в го, это последняя «человечная» игра. А как сказал другой умный человек, «го — это свобода: мысли, чувства, стремлений».
А что как не потребность в свободе самореализации и распоряжения своей жизнью толкает людей к занятию бизнесом?

Дополнительные материалы:

Го (вэйци, бадук)

Стратегическая настольная игра. Возникла в древнем Китае. В европейских странах и Америке носит название го (в английском принято написание с прописной буквы, чтобы отличать от распространенного глагола), происходящее от японского

Комментарии

Материалы по теме

Консерваторы мобильного поля

Одни пряники

Формула любви

Тренер для капиталистов

Нетривиальные истории

С оглядкой на КПСС

 

comments powered by Disqus