Защита лузера

Защита лузера
Защита лузера
Фото: Андрей Порубов

До присоединения нашей страны к ВТО региональным властям не нужно стесняться протекционистской политики. Наоборот, важно успеть воспользоваться ее плодами в оставшийся короткий промежуток времени. «Никому не выгодно, чтобы наши предприятия обанкротились ради соблюдения принципа идеальной конкуренции. Иначе мы получим огромное количество социальных проблем, хотя сможем погладить себя по голове и сказать, что выдержали все принципы западного экономического либерализма, — говорит заведующий кафедрой “Инновационные технологии” Уральского государственного технического университета (УГТУ— УПИ) Сергей Кортов. — Протекционизм должен быть адресным, целевым и ограниченным во времени, тогда он пойдет во благо». Однако пока применяемая в большинстве субъектов УралоЗападносибирского региона система господдержки предприятий демонстрирует неэффективность.

Привет из феодализма

В конце марта группа научных сотрудников экономического факультета Уральского госуниверситета завершила комплексное исследование «Региональные экономические аспекты присоединения России к соглашениям ВТО». Основное внимание в нем уделено анализу протекционистских мер, применяемых в Свердловской области. Выводы неутешительны. «В областных правовых актах, где предусмотрена господдержка промышленности (а их выпущено за последние два года не меньше 25), туговато с приоритетами, — отмечает доцент кафедры мировой экономики УрГУ Ольга Яшина. — Например, в действующем законе Свердловской области «О государственной научнотехнической политике», принятом в 2002 году, говорится о льготах на проведение научнотехнической деятельности для нескольких десятков отраслей и подотраслей, хотя их должно быть очень ограниченное число. Кроме того, льготы для конкретного предприятия, как правило, незначительны, но для регионального бюджета в целом это очень большие потери».

Размытость приоритетов налоговой политики приводит к сокращению бюджетных доходов и в Пермском крае. В сентябре 2005 года здесь впервые в России была снижена региональная составляющая ставки налога на прибыль с 17,5 до 13,5% для всех налогоплательщиков, зарегистрированных на территории субъекта федерации. Позже по требованию федерального законодательства все-таки были определены конкретные категории получателей льготы: организации с численностью работников более 10 человек; предприятия с прибылью свыше 100 тыс. рублей за отчетный период; бизнес, который не может использовать систему упрощенного налогообложения. Но приоритетные отрасли так и не обозначены: формально соблюдено правило ВТО — принцип равного доступа к налоговой льготе для всех компаний, включая иностранные филиалы, зарегистрированные в регионе. В итоге, по признанию краевых властей, региональный бюджет на первом этапе действия льготы потеряет 10% доходов (за 2006 год это около 3,5 млрд рублей).

Фото: Андрей Порубов Общая особенность региональных промполитик — стремление закрыть «свои» рынки от «чужой» продукции, что вряд ли тренирует местных производителей к вхождению страны в ВТО. По словам директора исполнительной дирекции Оренбургского областного союза промышленников и предпринимателей Вячеслава Лагуновского, «региональными властями взят курс на создание благоприятных условий, стимулирующих предприятия области в конкурентной борьбе с инорегиональными товаропроизводителями». Правовые акты Свердловской и Челябинской областей содержат прямые рекомендации размещать госзаказ прежде всего на местных предприятиях. В Тюменской области действует положение о 8процентной компенсации стоимости оборудования, закупленного компаниями ХантыМансийского и ЯмалоНенецкого АО у местных производителей. Главным образом от этого выигрывают машиностроительные предприятия Тюмени, поставляющие в автономные округа оборудование для нефте— и газодобычи. В проигрыше — соседние уральские машиностроители, для которых созданы условия неравной конкуренции.

Только цель оправдывает средства

Сами промышленники, безусловно, приветствуют административные меры недопущения на местный рынок инорегиональных компаний. Но вместе с тем осознают: их бизнес может пострадать от аналогичных шагов в других регионах. От политики местечкового протекционизма выигрывают местечковые же компании. В чем выход для предприятий, нацеленных на развитие в национальном и мировом масштабе?

Региональная власть может «помочь с выделением земельного участка, повлиять на компании, отвечающие за энергообеспечение объекта, выступить соинвестором и, если потребуется, подвести дорожные коммуникации к предприятию», советует депутат Государственной думы РФ, президент Челябинского регионального объединения работодателей «ПРОМАСС» Валерий Панов.

Просто освободить предприятие от налогов бессмысленно, оно более эффективным от этого не станет, уверен директор консалтинговой компании «ФИНЭКС Качество» (Екатеринбург) Антон Воробьев: «Основная идея — предприятие должно показывать, что оно у себя внедряет современные оборудование, технологии производства и управления. На эту сумму региональное правительство вполне может уменьшить налоговую нагрузку, направляя тем самым предприятия в сторону повышения эффективности и конкурентоспособности. При этом нужны механизмы контроля на основе объективных данных».

Пока возможны и государственные субсидии, и налоговые льготы, и правитель-ственные гарантии на получение банковских кредитов, добавляет Ольга Яшина: «Но должен быть определен короткий отрезок времени, в течение которого, если предприятие не улучшило параметры своей деятельности, эти меры нужно отменять.

У нас они растягиваются на долгий период, проследить связь между льготами и повышением эффективности, конкурентоспособности, совершенно невозможно».

Другими словами, протекционистские меры, чтобы стать эффективными, должны преследовать конкретную цель: вывод определенной компании или целой отрасли, имеющей стратегический характер, на более высокий уровень развития, чтобы в результате успешно выдерживать мировую конкуренцию. Для этого нужно определиться с приоритетами, установить четкие условия и временные рамки господдержки (в идеале — не более пяти лет, иначе льготируемая компания начнет воспринимать бюджетную помощь как должное, напряженность труда спадет) и установить жесткий контроль над использованием государственных средств (см. «Как спасали Chrysler», с. 17). Содержание мер в основном должно быть направлено на совершенствование инфраструктуры — производственной (например, модернизацию системы подготовки профессиональных кадров) и инвестиционной (законодательство, переговорные институты и выставочные площадки).

В качестве примера здорового протекционизма наши эксперты называют действия властей Свердловской области, направленные на развитие энергосбережения на промышленных предприятиях региона. Региональная энергетическая комиссия предоставила годовую скидку к энерготарифу полутора десяткам предприятий, где реализовывалась программа энерго-сбережения (внедрение автоматизированных систем учета энергии, меры по снижению энергопотерь и т.д.). В результате энергоемкость производства, например, на металлургических предприятиях Среднего Урала снизилась на 20%. Правда, эту программу, действующую в 2001 — 2002 годах, свернули изза того, что федеральный центр отменил соответствующие полномочия РЭК.

Справедливости ради отметим, что не все компании готовы воспользоваться помощью государства. Удмуртские власти, как и пермские, пошли на снижение региональной составляющей налога на прибыль на 4%, плюс к этому — на полное освобождение бизнеса от налога на имущество. Меры действуют в отношении предприятий, победивших в ежегодном конкурсе инвестиционных проектов, и только на период окупаемости проектов. Однако риски, вызванные процедурой оформления льгот, снизили интерес промышленников к ним. Итоги первых конкурсов показали: большинство предприятий-победителей отказались от подарка республиканских властей. В их числе — флагман удмуртского машиностроения ФГУП «Ижевский механический завод». Промышленники объясняют: по федеральному закону о промышленной политике предприятие, получившее право на господдержку, должно заключить с органами власти договор о мониторинге своего финансового состояния и ежеквартально представлять в правительство информацию об использовании льгот. Не каждое предприятие считает целесообразным заключать такой договор, а в результате не имеет права на льготу. Удмуртские предприятия отказываются и от бюджетных кредитов на три года под 10% годовых, поскольку могут получить банковский кредит под 12% без сбора большого числа документов, согласований и регулярных отчетов. Странная боязнь для предприятий, шагающих в ВТО, чей лозунг — прозрачность.

В подготовке статьи участвовали Ольга Евсеева и Юрий Богатырев

Дополнительные материалы:

Протекционизм

(лат.protectio — покровительство, защита) — экономическая политика государства,  противоположная политике «свободной торговли» и направленная на:

— защиту от иностранной конкуренции отраслей отечественной экономики, имеющих стратегическое значение;

— временную защиту относительно недавно созданных отраслей отечественной экономики.

— расширение внутреннего и внешнего рынка.

Может быть ответной мерой при проведении политики протекционизма торговыми партнерами.

Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Новый первый

Прирезали

Постарайтесь получить удовольствие

Интересное кино

Страховка от нюансов

 

comments powered by Disqus