Лезвие Оккама

Лезвие Оккама Инновационный рывок, результаты которого можно будет объективно оценить спустя несколько лет, достижим при одном условии — концентрации всех усилий на нескольких прорывных проектах.

Аналитический центр «Эксперт-Урал» и Высшая школа экономики и менеджмента (Уральский федеральный университет) разработали стратегию инновационного развития Свердловской области до 2020 года. Инициировали проект губернатор и министерство промышленности и науки. Но жесткие дискуссии и конструктивная критика со стороны Уральской ТПП, Союза промышленников и предпринимателей, мэров нескольких городов, представителей отдельных компаний и научного сообщества позволяют нам представить этот документ как если не консолидированную, то уж точно компромиссную позицию власти, бизнеса и экспертного сообщества по поводу инновационного развития региона. Пусть и с некоторой субъективной оценкой со стороны разработчиков.

Работа проводилась в несколько этапов. Ей предшествовали три крупных исследовательских проекта (инновационный форсайт области с участием ведущих зарубежных и российских экспертов в области прогнозирования; прогноз долгосрочного и среднесрочного спроса на НИОКР со стороны промышленного сектора Урала до 2020 года; анализ инновационной активности компаний среднего бизнеса), и обсуждение промежуточных результатов на нескольких дискуссионных площадках. Сосредоточимся  на трех важнейших, на наш взгляд, моментах: заложенных в основу стратегии принципах, ключевых точках приложения сил и инструментарии.

Четыре приоритета

Инновационный цикл включает четыре основные стадии: фундаментальные и прикладные исследования, опытное производство и, наконец, массовый выпуск продукции. В мире создать эффективный замкнутый цикл на отдельно взятой территории или даже в стране не удалось пока никому (исключение, и то с серьезными «но», — атомные проекты). Мы тоже не будем пытаться сделать невозможное: регион в открытой экономике не может претендовать на лидерство в каждой стадии инновационного процесса. Чтобы не размазывать небольшие ресурсы Свердловской области на всех, Стратегия предлагает сконцентрироваться на следующих приоритетах.

Первый — развитие направлений превосходства, то есть тех элементов инновационной цепочки, в которых Свердловская область уже добилась выдающихся результатов как минимум на российском, в идеале на мировом уровне. Их немного.

Второй — концентрация только на проектах, которые способны аккумулировать максимальные внешние ресурсы (федеральные, частного сектора, международные) и в идеале привести к радикальному росту показателей сразу по нескольким группам ключевых индикаторов. Их еще меньше.

Третий — ликвидация разрывов в цепочке создания инноваций, которые не позволяют ретранслировать высокий потенциал, достигнутый на отдельных стадиях, на другие сектора, включая важнейшую последнюю, которая невозможна без формирования системы стимулирования конечного спроса на инновации со стороны частного и публичного секторов.

Четвертый — жесткая территориальная локализация инновационного развития. Инновации возможны только там, где высок уровень человеческого капитала и поддерживающей инфраструктуры (для этапа массового производства это транспортные и инженерные коммуникации, сервисный сектор, для фундаментальных исследований — научная, университетская инфраструктура и т.д.). Соответственно выделены восемь территорий с заметно более высоким уровнем человеческого капитала (определяется долей населения с высшим и поствузовским образованием, университетами, степенью развития социальной инфраструктуры) и наличием высокотехнологичных производств: Екатеринбург; два города формирующейся екатеринбургской агломерации (Верхняя Пышма, Заречный); два ЗАТО (Новоуральск и Лесной); три промышленных центра (Нижний Тагил, Верхняя Салда и Каменск-Уральский, которые благодаря исторически развитой оборонной промышленности отличаются заметно более качественным человеческим капиталом). Справедливости ради отметим еще несколько городов с высоким уровнем образования населения: Среднеуральск, Сысерть и ЗАТО Свободный. Они (за исключением совсем небольшого и депрессивного ЗАТО) также могут рассматриваться в качестве локальных площадок инновационного развития.

График. Территориальная локализация объектов инновационной инфраструктуры Свердловской области

С учетом этих приоритетов выделены десять важнейших направлений инновационного развития области, под каждое из которых разработан инструментарий поддержки. Сконцентрируемся на ключевых (полный текст Стратегии см. на сайте www.expert-ural.com).

Сферы превосходства

Мы убеждены, что рывок в области инновационного развития возможен только в тех сферах, где уже достигнуты или могут быть достигнуты в обозримой перспективе результаты мирового или как минимум лучшего российского уровня. Это главные драйверы. Их нужно укреплять, развивать, стимулировать, вокруг них при правильном подходе будут формироваться зоны опережающего развития, именно они будут менять лицо свердловской экономики.

В области фундаментальных исследований мы выделили 50 ключевых направлений (компетенций) исследований, по каждому из которых соответствующий научный коллектив Среднего Урала входит в число десятки лидеров в мире. Отметим, что сопоставимым числом компетенций могут похвастаться всего четыре региона страны (за исключением Москвы и Санкт-Петербурга с сопредельными областями) — Новосибирская, Томская, Нижегородская области и Татарстан; другие регионы на мировой карте науки не особенно заметны. Половина направлений сконцентрирована в УрО РАН, другая — в УрФУ; прочие вузы и научные организации области на мировом уровне практически не представлены. Выделение компетенций проводилось с помощью аналитической системы SciVal Spotlight одной из двух крупнейших мировых баз научного цитирования SCOPUS (входит в состав крупнейшей научно-издательской группы Elsevier, на которую приходится около трети научных изданий мира). Поддержка этих компетенций — это приоритетная поддержка конкретных научных коллективов, ведущих исследования в определенных областях знаний. Именно такие коллективы образуют ядра, вокруг которых необходимо формировать центры международного научно-образовательного сотрудничества, обеспечивать конкурентоспособный на мировом рынке уровень материальной базы, стимулировать приток молодых исследователей, в том числе из-за рубежа, запускать международные программы магистратуры и аспирантуры. Мониторинг этих коллективов (а их число год от года меняется, к счастью для области, последние несколько лет растет), выделение тех, кто находится в начальной стадии жизненного цикла исследовательской тематики (а значит, обладает наивысшим потенциалом), — отдельная важная задача. Граница между фундаментальными и прикладными исследованиями часто очень условная, и многие из разработок этих коллективов имеют хороший потенциал коммерциализации (особенно те, которые находятся в финальной стадии жизненного цикла, когда число публикаций снижается, начинается этап прикладных исследований и патентования). 

Таблица. Некоторые целевые индикаторы, заданные Стратегией инновационного развития Свердловской области до 2020 года

Показатель 2011 год 2020 год
Доля внутренних затрат на исследования и разработки в ВРП, % 1,23 (2010 год) 2,5 - 3
Число цитирований в расчете на одну публикацию исследователей региона в научных журналах, индексируемых в Web of Science, ед. 3,76 5,5
Число публикаций исследователей региона в общем количестве публикаций в мировых научных журналах, % 4 4,9
Число фундаментальных научных направлений мирового уровня, ед. 50 120
Количество полученных триадных патентов (EPO, USPTO и JPO), ед. - 150 (5% от общероссийского уровня)
Объем средств, привлеченных со стороны федеральных институтов поддержки инноваций, от общего объема*, % Менее 1 Не менее 3
Удельный вес инновационной продукции в общем объеме отгруженной продукции организациями промышленного производства, % 5,7 25
Доля инновационной продукции в общем объеме экспорта продукции организаций промышленного производства, % 23,3 40


В сфере прикладных исследований и ОКР по формальным показателям области похвастаться нечем (как и большинству других регионов): нет триадных патентов (в РФ в 2009 году — 63, при том что инновационной стратегией РФ предусмотрено 2,5 — 3 тысячи к 2020 году), подано всего 20 заявок в Европейский патентный офис (по РФ — почти 780). Из заметных успехов последних лет отметим лишь медицинские разработки холдинга «Юнона», реализующего проект по выпуску триазавирина. Но это исключительный случай, опирающийся на разработки УрО РАН и УПИ советского периода и много лет находившийся под персональным патронажем первого свердловского губернатора.

Вместе с тем ряд входящих в состав федеральных холдингов ОПК и Росатома научно-производственных структур (ОКБ Новатор, НПО Автоматики, КБ транспортного машиностроения в Нижнем Тагиле, филиал «Российских газовых центрифуг» в Новоуральске и др.) по уровню и объемам проводимых прикладных исследований и ОКР безусловно одни из лучших в стране. Может ли область поддержать научные разработки ведущих общероссийских холдингов? Маловероятно. Но крупные высокотехнологичные компании чрезвычайно важны по многим причинам. Во-первых, они создают спрос на исследования и кадры самого высокого уровня квалификации, поскольку помимо собственных КБ в крупных проектах практически всегда участвуют другие научно-исследовательские организации и вузы. Во-вторых, предьявляется спрос смежникам, среди которых поставщики сложных технологических решений. Так, спрос на услуги инжиниринга позволил за последние 20 лет сформироваться целому ряду игроков ИТ-отрасли регионального или общероссийского масштаба, таких как Микротест, Корус, Дата-центр, АСК. В-третьих, не секрет, что именно на базе названных и многих других крупных высокотехнологичных компаний Среднего Урала возник целый ряд сильных частных игроков, работающих на рынках не только Свердловской области и региона, но и вышедших на российские, а в ряде случаев и зарубежные рынки. Это производственные компании с оборотами в десятки и сотни миллионов долларов, в ряде случаев основанные выходцами из материнских структур (например, СВЭЛ, Уралинтех, Пумори-СИЗ), иногда являющиеся действующими/бывшими «дочками» или совместными проектами («Уральские локомотивы», Ново­уральский завод автомобильных катализаторов, UBM, Мирекс).

Распределение по тематикам публикаций сотрудников УрО РАН и УрФУ за 2001-2011 годыЭта логика задает два важных направления инновационного развития Среднего Урала. Первое — поддержка высокотехнологичных компаний среднего бизнеса на внешних рынках (прежде всего экспортных) через создание сети представительств в ключевых макрорегионах мира, юридическое и консультационное обеспечение, продвижение продуктов, страхование экспортных кредитов. Второе — создание условий для привлечения в область R&D центров высокотехнологичных компаний (расширение спроса
на исследования, разработки и технологические решения) через развитие инфраструктуры (технопарков, исследовательских лабораторий на базе вузов). Подчеркнем — это работа ручная, число инновационных средних компаний ограничивается несколькими десятками. А уж привлечение исследовательского подразделения зарубежной и даже российской компании федерального уровня — и вовсе ювелирная, простого строительства здания под вывеской технопарка для этого, мягко говоря, недостаточно.

Вписаться в федеральный тренд

Один из важнейших посылов стратегии — у области (как у всех или почти всех регионов страны) нет достаточных ресурсов для формирования устойчивых трендов в экономическом развитии. Это не чисто российская ситуация: мы проанализировали несколько десятков инновационных стратегий и дорожных карт штатов/регионов США, Австралии, Европы; в качестве одной из важнейших задач практически все ставят перераспределение в свою пользу большей доли ресурсов, выделяемых федеральным правительством (варианты — ЕС, федеральными фондами). Для Свердловской области ресурсы федерации (институтов развития и бюджета) играют определяющую роль. Если регион, как и любой другой, хочет развить тот или иной сегмент экономики, он должен ставить задачу перераспределения в свою пользу существенно большей доли федеральных ресурсов. Другого пути нет.

График. Элементы инновационной системы Свердловской области

В области уже есть несколько проектов инновационного развития, которые поддерживает либо планирует поддержать федерация. Во-первых, проект развития федерального университета (свыше 6 млрд рублей дополнительных ресурсов на программу развития и гранты по постановлениям правительства РФ 218, 219 и 220 в период 2009 — 2014 годов). Во-вторых, ОЭЗ «Титановая долина» (пока только формальный статус, позволяющий использовать режим СТЗ и ряд налоговых льгот, с перспективой выделения в текущем году федеральных денег на инфраструктуру с региональным софинансированием). В-третьих, единственный в УрФО, прошедший итоговый отбор Минэкономразвития, проект создания инновационного территориального кластера (подготовленный, кстати, также ВШЭМ УрФУ и АЦ «Эксперт-Урал») — титановый кластер Свердловской области на базе ОЭЗ «Титановая долина» и ВСМПО. В-четвертых, технопарк высоких технологий «Университетский» (перспектива получения формального статуса и выделения федеральных ресурсов в текущем году с региональным софинансированием). Есть мегапроект, который позволит при должных усилиях всех участников объединить большую часть ресурсов и локализовать их на одной территории — инициированный УрФУ «Уральский технополис». Речь идет о создании на выделенной рядом с озером Шарташ территории площадью 1500 га инновационного и научно-исследовательского центра международного уровня: кампуса (включающего общежития, учебные корпуса, научно-исследовательские лаборатории, социальную и деловую инфраструктуру), технопарка «Университетский», индустриального парка. Требуемые для реализации подобного проекта ресурсы (около 2 млрд евро) неподъемны для региона даже при концентрации всех усилий города, области, УрФУ, УрО РАН, других вузов, научно-исследовательских организаций и бизнеса. Однако заявленный на уровне РФ проект 5-100-2020 (вхождение не менее пяти университетов РФ в топ-100 одного из трех ведущих мировых рейтингов университетов — QS, ARWU или Times High Education), предполагающий радикальное увеличение финансирования пары десятков университетов, может дать области шанс.

Другая возможность радикального роста федерального финансирования должна появиться со стороны спроса. Принятие 19-триллионного бюджета на закупку вооружений в 2011 — 2020 годах с высокой степенью вероятности скажется на финансовом состоянии и инновационной активности как успешных предприятий ВПК (Уралвагонзавода, УОМЗ и др.), так и тех, кто долго находился в коматозном состоянии (завод им. Калинина, «Вектор» и т.д.).

Инновации в совке

Означает ли концентрация на драйверах, что все остальное должно остаться за кадром? Конечно, нет. Очень высок потенциал развития за счет инноваций в бюджетном секторе (социалка, здравоохранение, ЖКХ, госуслуги и пр.), где при качестве услуг на уровне каменного века устойчиво растут цены вместе с социальным напряжением. Здесь даже простые решения могут дать колоссальный эффект. Конечно, это не позволит изменить структуру экономики и занятости так, как это способны сделать прорывные инновации. Кроме того, решения в этой сфере будут предпринимать все регионы, и победить в этой гонке вряд ли получится. Но нельзя не использовать инновационный потенциал сектора, а это огромное количество решений с прекрасным платежеспособным спросом со стороны населения, начиная от элементарных вроде систем очистки воды и заканчивая сложными системами энергосбережения.

Доля населения с высшим образованием в городах Свердловской областиСтратегия предлагает два варианта решения этой задачи, применимых для любого региона: через госзаказ и техническое регулирование, а также через запуск программ инновационного развития компаний с государственным или муниципальным участием. Инструмент госзакупок для целей стимулирования инноваций может применяться несколькими способами. Первый — квотировать долю инновационной составляющей при госзакупках. По такому пути пошла Москва (см. «Очень средние инноваторы» , «Э-У» № 6 от 11.02.13), отдав на инновации 5% бюджета закупок. Второй — закупать продукцию, стратегически важную для развития приоритетных отраслевых секторов региона, которая либо уже представлена на рынке, либо находится на стадии разработки. Третий — при коллективных закупках (совместно с частными игроками) выполнять институциональную роль, детализируя требования к закупаемой продукции.

На уровне региона эффективен будет механизм «технологических коридоров», который с успехом применяется в развитых странах. Суть его заключается в ужесточении требований к потребляемой продукции или услугам, которое происходит поэтапно и определяется на долгосрочную перспективу. Это задает четкие ориентиры предприятиям по качеству и технологиям производства, а также по срокам. Например, в странах ЕС аналогичным путем повышали эффективность энергопотребления в жилищах, экологичность топлива и др. В Свердловской области апробацию такого подхода в рамках Стратегии предлагается осуществить для начала в двух секторах: в дорожном строительстве — путем поэтапного перевода строительства и содержания дорог на контракты жизненного цикла и ужесточения требований к качеству используемых материалов и технологиям работ; в ЖКХ — путем ужесточения требований к потерям тепла, качеству воды, износостойкости труб системы отопления и прочего, а также внедрения системы кредитования муниципалитетов на цели реализации инновационных проектов с автоматическим закреплением будущих доходов от экономии на пятилетний срок после полного возврата кредита. Поскольку предложенный механизм относительно нов для региональной практики, а его внедрение требует значительной политической воли, реализация предлагается в два этапа. На первом необходимо создание структуры, анализирующей и систематизирующей информацию по возможным тематикам технологических коридоров с определением возможностей и эффективности их внедрения, а также обучение ответственных за подготовку конкурсной документации для госзакупок. На втором — координация работ по внедрению конкретных технологических коридоров в сегментах региональной экономики с мониторингом результативности.

Отрежем лишние сущности

Вернемся, наконец, к бритве Оккама. Множество применяемых регионами РФ инструментов инновационного развития не дают видимого эффекта. Реальные примеры успеха мы наблюдаем лишь в Томской области, где счастливым образом совпали усилия Росатома, трех выдающихся университетов, региональных и федеральных властей; в Новосибирской, аккумулирующей огромный ресурс Сибирского отделения РАН; с определенными оговорками в Татарстане и Нижегородской области. (Москву и Московскую область с наукоградами не рассматриваем, с ними конкурировать невозможно.) Почти все эти регионы получили федеральное финансирование от государства по нескольким направлениям (поддержка ведущих вузов, постановления 218, 219, 220, создание ОЭЗ), серьезную помощь от федеральных холдингов (Росатом). Все без исключения мировые примеры успеха в части инновационного развития (такие как Силиконовая долина в США, Кремниевая долина Израиля, Бангалор в Индии, научные парки Чжунгуаньцунь в Пекине и Чжанцзин в Шанхае, научный город Дэдок в Сеуле, научный парк Синьчжу в Тайване) также были реализованы, во-первых, за счет ресурсов государства, которые удалось получить конкретному региону/штату/земле, во-вторых, благодаря приходу в регион мировых технологических грандов, в-третьих, вследствие наличия крупнейшего университета первых двух сотен любого из мировых рейтингов. Что здесь первично, что вторично — можно спорить, но, скорее всего, нужно совпадение всех факторов, и не только приведенных.

Свердловская область с точки зрения условий смотрится неплохо: способна претендовать или уже получила федеральные ресурсы на университет, ОЭЗ, технопарк, титановый кластер. Несмотря на реструктуризацию Росатома, способна удержать при должном лоббировании интересов научно-исследовательский потенциал Новоуральска. В состоянии софинансировать крупнейшие проекты. Теперь важно сосредоточить усилия именно на них, не разбрасываясь на все, что похоже на инновации.

Партнеры проекта ТМКУрФУ

Дополнительные материалы

Стратегия инновационного развития Свердловской области до 2020 года

Комментарии
 

comments powered by Disqus