Торф жжет

Торф жжет Чтобы торфяной и биоэнергетический кластер развернул в регионе мегапроекты, у него слишком мало времени и слишком широк круг проблем

B Свердловской области заработал Уральский торфяной и биоэнергетический кластер. В середине декабря официально зарегистрировано некоммерческое партнерство с таким названием. В него вошло несколько добывающих и перерабатывающих торф компаний, научных и финансовых учреждений, а также горный и лесотехнический университеты. Декларируемые задачи - консолидировать усилия по возрождению торфяной отрасли, вовлечь в коммунальную энергетику местные топливно-энергетические ресурсы, в первую очередь торф, отходы лесной промышленности и агропромышленного сектора. Возглавил партнерство генеральный директор торфодобывающего предприятия «Призма» Владимир Лопатюк. А в феврале правительство и Россельхозбанк подписали соглашение о сотрудничестве в сфере энергетики и жилищно-коммунального хозяйства - банк намерен вложить 1,5 млрд рублей в строительство нескольких заводов по производству торфяного топлива и модернизацию 30 котельных. Это предварительная сумма, она может вырасти до 3 млрд рублей. В кластере планируют создание оператора денежных средств - совместного предприятия в рамках государственно-частного партнерства. Предполагается, что в состав учредителей войдет правительство области (до 33%) и Россельхозбанк (25%+1 акция). Идут переговоры с другими возможными акционерами. Интерес Россельхозбанка к участию в проектах кластера объясняется тем, что он обязан вкладывать деньги в развитие сельских территорий, а добыча и переработка торфа в основном происходят именно там.

 Балансовые запасы торфа

Результат испуга

Объяснения создателей кластера, для чего он понадобился здесь и сейчас, в сухом остатке сводятся к главному общероссийскому испугу - вступлению в ВТО, намеченному на август. Все понимают, что при подъеме цен на газ местные виды топлива приобретут актуальность: одно из основных условий вступления - выравнивание внутренней и экспортной цены на газ в течение пяти-восьми лет. А Свердловская область - топливозависимый регион. Собственные ресурсы - только те, на которые ориентирован кластер. И представляют собой лишь потенциал - возможности, которыми еще предстоит воспользоваться.

- В контексте энергетической безопасности области мы просто вынуждены рассмотреть использование в будущем торфа,

- поясняет начальник отдела стратегического развития и аналитического обеспечения областного министерства энергетики и ЖКХ Евгений Ружников. - Был посыл от федерации и лично от Дмитрия Медведева вовлекать в топливный баланс субъектов местные топливные ресурсы.

У Свердловской области кроме торфа и различных видов биотоплива (отходов лесной промышленности, например древесной щепы, и отходов АПК - куриного помета) ничего нет. Зато по балансовым запасам торфа мы третьи в России: подтвержденные - более 3 млрд тонн, неподтвержденные - до 7 млрд.

Возрождать разрушенную до основания лет двадцать назад торфяную отрасль придется с нуля. Помимо освоения и разработки месторождений, создания технологий переработки торфа, понадобится и промышленность, которая будет производить для всего этого машины и оборудование. И это далеко не все: перед кластером стоит задача гораздо шире - создать всю цепочку, от добычи ресурса до поставки тепла конечному потребителю. Такие цепочки планируется организовать и для биотоплива. Конечная цель всех усилий - снизить непомерную цену за тепло, которую сегодня платит население. Для решения таких глобальных задач и понадобилась консолидация научных и промышленных предприятий.

Но кто, помимо названного банка, будет финансировать проекты в кластере и организовывать их реализацию?

- Кластер объединит людей, которые заинтересованы в решении этих задач, - говорит Евгений Ружников. - Мы готовы обсуждать предложения всех компаний, имеющих отношение к этой отрасли. Разработаем документы, которые помогут им реализовать их потенциал и дадут четкую картину: как вложенные финансы будут работать и возвращаться. Уверен, что проблем с поиском инвесторов не будет. Многие компании готовы вложить деньги в эти проекты. Хотим к июню разработать и утвердить на правительстве концепцию кластера. Следующим этапом станет написание программы, проработка целесообразности освоения тех или иных месторождений с привязкой к потребителю. Предприятиям, уже занимающимся добычей, мы должны предложить пути развития в рамках нашей программы.

горящие проекты

Насколько реальна реализация торфяной концепции в Свердловской области при полном отсутствии экономически эффективных технологий добычи и сжигания, производства оборудования для отрасли? Как ни странно, глобальность проблемы никого не останавливает. Эксперты в торфяной теме поддерживают идею создания кластера под патронажем правительства области и активно участвуют в нем. В частности декан инженерно-экономического факультета, заведующий кафедрой природообустройства Уральского государственного горного университета Николай Гревцев уверен:

- Торф абсолютно конкурентен с мазутом и нефтью и более выгоден, чем дорогостоящий привозной уголь. Основная задача кластера - разработка принципиально нового механизма природопользования, создание привлекательной для частных инвестиций технологической площадки. Горный университет готов обеспечить подготовку кадров для современной торфяной промышленности.

Технический директор ООО «Уралторф» Александр Брюханов рассказал, что его компания построила в Тугулыме в конце прошлого года полностью автоматизированную котельную мощностью 7 МВт на торфе, все оборудование которой - датское. Котельная, «красивая, как кафе», заменила в городке две работавшие на мазуте и одну на угле. Обошлась в 70 млн рублей: взяли кредит в банке, рассчитывают через четыре года расходы окупить. По расчетам за один сезон экономия составит 7 млн рублей: стоимость тонны завезенного торфа - 1300 рублей, угля - 3300.

А в Артемовском районе прошли сравнительные испытания: компания из Владимира два месяца сжигала торфяные брикеты собственного производства и сортовой уголь - демонстрировала уральцам, что от торфа тепла больше.

- Конечно, газ у торфа пока по цене выигрывает, - говорит Александр Брюханов, - зато каменный уголь проигрывает. А при первом же повышении цен на газ в августе они сравняются с торфяными. И газ будет только дорожать. Мы вступили в ВТО и торговать им будем по ценам европейским, никуда от этого не деться. И железнодорожные тарифы растут день ото дня. А торф у нас в области под ногами, возле деревни добывай и тут же в местной котельной сжигай.

 Запасы торфа в Свердловской области

Много бума из ничего

Теперь все «проснулись»: сидим-то на золоте! Отмечается бум заявок в министерство природных ресурсов области на участие в тендерах на освоение торфяных месторождений: лет пять назад проводилось по паре конкурсов в год, а сегодня каждый квартал - по два-три. Берут торфяные месторождения, как горячие пирожки.

Никого не смущает, что российской техники для добычи мы не имеем. Толку от того, что Россия была лидером в ее производстве и прочих торфяных технологиях, теперь никакого. Белорусы куда сильнее: они отрасль сохранили и развили, занимают третье место по добыче торфа после канадцев и финнов. Александр Брюханов говорит, что массовая разработка месторождений родит спрос на новую технику и будет толкать машиностроение: оборудование окупается за пять-шесть лет в зависимости от объемов добычи.

В актуальности перехода в рамках кластера небольших котельных на древесное топливо с использованием современных технологий уверен директор Уральского лесного технопарка Андрей Добрачев:

- 70% котельных муниципальных образований работают на угле из Экибастуза. Но уголь тоже растет в цене и будет расти. В то же время у нас миллионы кубометров древесных отходов, которые не используются. Это топливо, в отличие от всех прочих, включая торф, не выбрасывает в воздух ни двуокиси углерода, ни азота, ни серы. Котельные, которые сегодня работают на угле, могут сжигать древесину, но при этом в два раза упадет КПД. Чтобы этого не произошло, нужны другие котлы и специально приготовленное древесное топливо, по показателям не уступающее углю. Такие технологии есть: это брикеты. Древесное сырье в итоге может перекрыть 10 - 12% всех видов топлива, которые применяют в регионе, и удовлетворить потребности в тепле маленьких городков, поселков, деревень. Но здесь пока ничего конкретно не делается: у муниципалитетов денег хватает только на зарплату администрации. Здесь должно сказать свое слово правительство области, возможно, через кластер. Надо готовить инновационные инфраструктурные проекты, которые решат проблему ЖКХ, где тарифы растут. Таким пилотным проектам нужна поддержка государства. Частник вложится, если будут проекты и ему окажется выгодно в них участвовать.

Вопрос в том, как быстро сумеет торфяной и биоэнергетический кластер развернуться в регионе со своими мегапланами и сумеет ли развернуться вообще: слишком мало у него времени, слишком широк круг проблем.

Отметим, что это вторая попытка правительства области «зайти на торф», многие персоналии в той кампании были те же. Первая, предпринятая два года назад, не увенчалась успехом: тогда был подготовлен проект постановления о разработке программы комплексного освоения и использования торфяных ресурсов Свердловской области, но не удалось заполучить зарубежных инвесторов.


Комментарии

Материалы по теме

Сбыт не приходит один

Игра в разгаре — правил нет

Соглашение между РАО ЕЭС России и Курганской областью подписано

Энергетики определились с планами

Меткомбинатам не хватает энергии

Еще можно договариваться

 

comments powered by Disqus