Следы рукотворности

Следы рукотворности Кризис ликвидности в банковской системе в значительной степени искусственно создан монетарными властями. Под удар попали небольшие рыночные банки, в то время как государственные только укрепили позиции. Удерживать рынок частным игрокам в будущем удастся только за счет агрессивной и креативной политики

Банковская система России в 2011 году показала феноменальную для посткризисного года динамику: на 24% выросли активы, на 26% - кредиты нефинансовому сектору, на 36% - населению. Объем прибыли составил рекордные 848 млрд рублей. Таковы итоги свежего ежегодного рейтинга банков, подготовленного в начале марта АЦ «Эксперт-Урал» (см. «Кислое шампанское», «Э-У» №9 от 05.03.2012).

Год назад, обсуждая сценарии развития банковского сектора на нашей традиционной конференции «Будущее банковского бизнеса: тенденции, прогнозы, сценарии» в Екатеринбурге, ведущие аналитики рынка закладывали в лучшем случае 20% роста. Перевыполнение плана случилось благодаря скачку кредитования во втором полугодии и валютной переоценке активов. Казалось бы, вот он - повод для оптимизма, и можно говорить об устойчивой тенденции повышения роли банковского сектора в экономике. Однако оценки потенциала текущего года и в среде банков, и у регулятора противоречивы. ЦБ РФ считает, что банковский сектор России вырастет максимум на 25%, аналитики более оптимистичны. По мнению заместителя генерального директора рейтингового агентства «Эксперт РА» Павла Самиева, потребительский сектор вправе рассчитывать на рост в 30 - 35%, сектор кредитования малого и среднего бизнеса - на 12 - 20%, торговое финансирование - на 50%. Но сценарий может как ухудшиться, так и улучшиться. Российский банковский сектор в силу слабой диверсификации экономики и недостаточной глубины финансового рынка по-прежнему чувствителен к внешним шокам. Ситуация 2009 - 2010 годов отличалась тем, что была ясность: все плохо. Сегодня за точность прогноза не отвечает никто. «Пугающая неопределенность» - так охарактеризовал состояние рынка Павел Самиев.

Как в этой ситуации банкам планировать бизнес, какие тактические настройки провести и на какие факторы обратить внимание, чтобы как минимум закрепить успех прошлого года? Эти темы мы предложили обсудить руководителям банков и ведущим банковским аналитикам на конференции этого года в Екатеринбурге.

Хуже ожиданий

Начнем с объективных факторов, оказывающих влияние на банковский сектор: это состояние мировой экономики, наличие внутренних «локомотивов», политика монетарных властей. Анализ, представленный заместителем главного редактора журнала «Эксперт» Александром Ивантером, показывает: положение мировых экономик - «хуже ожиданий». Япония демонстрирует устойчивый спад, во Франции началось замедление темпов роста ВВП, в Великобритании и Германии в последнем квартале прошлого года зафиксировано его снижение. Явно выраженное торможение наблюдается в Индии, Китае и Бразилии. «Мы констатируем ухудшение прогноза мировой экономики от всех ведущих международных организаций, что говорит о том, что внешний фон для российской экономики неблагоприятен», - делает вывод АлексАлександр Ивантерандр Ивантер.

Россия, впрочем, тоже выглядит не лучшим образом. ВВП второй год подряд рос на 4,3%, и это практически худший результат среди стран БРИК (меньше только у Бразилии). Причем если очистить эти данные от сезонного фактора, связанного с засухой 2010 года, реальный рост будет не больше 4%. Текущие прогнозы Минэкономики и ЦБ говорят о вероятности дальнейшего торможения до 3,9%.
На фоне паузы в промышленном производстве главным драйвером роста выступают инвестиции в основной капитал. Чуть скромнее - рост реальных доходов и реальных зарплат, однако больше всего экспертов тревожит замедление темпов потребления, о чем говорит показатель розничного товарооборота. «В качестве гипотезы можно выдвинуть версию о том, что начался новый раунд роста нормы сбережения, а это может негативно сказаться на спросе на розничный кредит со стороны населения», - предполагает Александр Ивантер.

Наконец, еще один важный показатель - инфляция. Официальный индекс от месяца к месяцу немного отстает от расчетов экономистов. «Если взять мгновенную производную к предыдущему месяцу, убрать сезонность и сгладить, мы увидим, что прошлой осенью произошел явный перелом от снижения инфляции к ее росту. Поэтому есть все основания ожидать, что такого интенсивного торможения, как в прошлом году, уже не будет», - заключает Александр Ивантер.

Смены приоритетов не ждите

Между тем, полагает директор «Интерфакс ЦЭА» Михаил Матовников, именно политика ЦБ и Минфина, вернее, их нескоординированные действия по подавлению инфляции в прошлом году, стали причиной кризиса ликвидности в банковской системе. В доказательство эксперт приводит следующие аргументы:

- До прошлого года ЦБ использовал канал предложения денег через покупку валюты. Этот канал позволяет равномерно раздать деньги каждой точке банковской системы: и крупным банкам, и мелким. Во втором полугодии ЦБ перешел к политике плавающего валютного курса, в результате резко снизилось предложение рублей. Параллельно Минфин решил: у нас вся страна занимается бухучетом по методу начисления, причем он отчитывается по кассе последний. И ведомство в течение всего года показывало рекордный профицит, сознательно ограничивая расходы бюджета, а попросту говоря, не платя бюджетополучателям. К августу был накоплен профицит консолидированного бюджета в 2,5 трлн рублей. При ВВП России в годовом выражении около 50 трлн рублей из экономики было изъято 5% ВВП! 2,5 триллиона - это, по сути, весь рынок ОФЗ целиком, чудовищная часть российских ликвидных активов. И при этом Минфин еще и занимал, чтобы увеличивать резервный фонд.

Чтобы смягчить удар, который могла бы понести банковская система, Минфин начал предоставлять ликвидность. Но через механизмы, доступные ограниченному кругу банков: аукционы по размещению средств на депозиты. В итоге на эти средства могли рассчитывать только банки из топ-30, а до более мелких ликвидность просто не дошла. Они, понятное дело, начали активнее привлекать деньги вкладчиков, повышая ставки по депозитам. Госбанки вроде бы в краткосрочной перспективе в деньгах и не нуждались, но понимая, что средства Минфина - ресурсы короткие, тоже включились в гонку ставок. В результате выросла стоимость кредитов корпоративных заемщикам. Плюс к этому - вывод части ресурсов из России дочерними иностранными банками из-за проблем их материнских компаний в европейских странах. Вот так в условиях прекрасной макроэкономической ситуации, отличных цен на нефть, падающей инфляции началась война за ресурсы, которая и привела к проблеме, поднятой на самый высокий уровень, - удорожанию кредита.

- Тем не менее в текущем году ЦБ не намерен отказываться от политики плавающего курса рубля, - уверен Михаил Матовников. - Более того, считается, что этот курс хорошо себя зарекомендовал, так как полностью отбил атаки спекулятивного капитала и в значительной степени способствовал девалютизации экономики. Поэтому ЦБ, как и прежде, будет ориентироваться не на уровень ставки в экономике, а на уровень ставки овернайт. Это достаточно странная и, на мой взгляд, ошибочная политика. Но она такова, и с этим придется считаться. Темпы роста банковской системы, прибыли, кредитования не являются сегодня для ЦБ важным ориентиром, он по-прежнему будет делать ставку на управление инфляцией. Поэтому смены приоритетов денежной политики банкам ждать не стоит.


 Индексы показателей после сезонной коррекции и сглаживания Динамика инфляции, ставки рефинанстрования и средней кредитной ставки Динамика стоимости депозитов

Всегда чуть впереди

В результате наиболее уязвимы в очередной раз оказались частные банки с клиентским некэптивным бизнесом и высокой зависимостью от средств физических лиц, в то время как государственные игроки, получившие основную долю ликвидности, укрепили свои позиции. Окончательное и бесповоротное лидерство банков с государственным участием в сегменте корпоративного кредитования - главный итог кризиса ликвидности 2011 года.

- Хотя мы никогда и не стремились конкурировать с госбанками, тем не менее почувствовали на себе мощнейшее давление этого фактора. Клиенты, которые кредитовались у нас под 11 - 12%, с легкостью получали в госбанках средства под 9%. Я считаю, что таким образом конкуренция в сегменте корпоративного кредитования была окончательно ликвидирована, потому что весь рынок кредитования юридических лиц сместился в сторону топ-10 банков. Впрочем, это заставило нас еще больше сконцентрироваться в сегменте розницы, а также малого и среднего бизнеса, - подводит итог председатель правления СКБ-банка Владимир Пухов.

Это первый вызов, брошенный частным универсальным банкам. Именно они, давно и стабильно работающие в регионе, создают пока хоть какую-то конкурентную среду в банковской сфере на территории Урала и Западной СибиВладимир Пуховри. Мы попробовали оценить, как они будут на него реагировать.

Еще до недавнего времени основной тезис в такой дискуссии свелся бы к качеству сервиса: мы быстрее, умнее, комфортнее. Но за последние пару лет госбанки существенно подтянулись, что видно хотя бы по тому, как меняется Сбербанк.

И если другие не будут на это реагировать, они начнут сдавать позиции уже и в рознице. Поэтому вопросы создания качественной системы управления рисками, портфелем приобретают сейчас ключевое значение. Павел Самиев обращает внимание на три «серых зоны» риск-менеджмента, которые он видит среди небольших банков:

- У акционеров небольших банков всегда есть друзья, которым хочется предоставить какие-то преференции. Нормальный риск-менеджер запретил бы выдачу ссуд таким заемщикам, но по «политическим» причинам банк этого сделать не может: кажется, что свой заемщик хорош, хотя на самом деле это далеко не всегда так. Вторая зона - это стабильность пассивной базы: мы видели панику вкладчиков даже в относительно спокойные периоды. Я считаю, что риск-менеджеры должны отслеживать выполнение требований к структуре и качеству пассивов. Третье - стремление специализироваться в отдельных отраслях. По факту у нас нет нормативов и особых требований со стороны регулятора, но на практике увлеченность одной специализацией создает большие риски для организации в целом.

Получается, что только за счет старой проверенной клиентуры частным банкам конкурировать на рынке будет все сложнее. Нужны новые клиенты, причем желательно более качественные, чем те, каких могут привлечь госбанки. По сути, речь идет о том, что частные банки в сегменте розницы и МСБ всегда должны идти впереди госбанков.


 Динамика роста реального ВВП в 2011 году

Жилка есть

Второй вызов частным банкам бросили новые рыночные игроки. Чаще всего в пример приводят банк «Связной», созданный на базе сотового ритейлера, и интернет-монолайнер «Тинькофф-Кредитные Системы» (ТКС). Первый выстроил продажу банковских продуктов за счет имеющейся широкой сети, второй создал эффективный канал продаж исключительно через интернет, что позволило существенно сократить расходы. Обе идеи смелые и довольно рискованные, традиционные банкиры слабо верили в их успех. Собственников «Связного» предупреждали: покупающие в кредит сотовые телефоны - весьма необязательная часть клиентской базы, что чревато и валом невозвратов, и невысоким уровнем доверия вкладчиков. Банковское сообщество скептически относилось и к способности создателя ТКС Олега Тинькова обойти ФЗ-115, обязывающий банк и клиента хотя бы один раз физически встретиться для подписания договора: именно эта норма во многом тормозит выстраивание полноценных каналов обслуживания банковских продуктов через интернет. Но и тот, и другой пока опровергают скептиков. ТКС-банк в этом году вышел на 37-е место по стране по объему портфеля потребительских кредитов: за прошлый год он вырос более чем в два раза - до 21, 5 млрд рублей. «Связной», который стартовал только в прошлом году, уже оказался на 48-м месте среди банков страны (портфель кредитов - 13, 8 млрд рублей). Частным банкам ничего не остается, как учиться отвечать и на эти вызовы.

Президент УБРиР Антон Соловьев видит эти ответы так:

- Предпринимательская жилка в банковском секторе есть, а значит, появятся и интересные проекты, которые позволят нам удержать свою долю рынка. В прошлом году банки возобновили активное развитие филиальной сети, прерванное кризисом. Безусловно, это положительная тенденция. Однако мы понимаем, что агрессивное наращивание сети ограничивает рост прибыли и капитализации. При текущих темпах роста банковской системы это может породить серьезные риски с точки зрения управляемости.

Антон СоловьевВ то же время серьезное развитие получило дистанционное банковское обслуживание (ДБО) - это уже технологический вызов, а не просто «эффект времени». Банки перешли на совершенно иные технологические основы, качественно новый уровень развития внутренних ИT-систем. Умение обеспечить грамотное сочетание имеющейся сети банковских точек и новых дистанционных видов коммуникаций с клиентом позволяет выстроить прямой контакт с абсолютно разными клиентами. Ясно, что клиентская база классического офиса в небольшом городе с населением 300 тыс. человек будет кардинально отличаться от той, которую мы привлекаем через социальные сети. При этом соцсети в скором будущем, я уверен, станут одним из самых перспективных каналов продаж. Сейчас присутствие в соцсетях - это скорее имиджевая составляющая пиар-кампании банка в целом, своего рода обратная связь с клиентом. Но, учитывая степень проникновения и распространения соцсетей, недалек тот час, когда соцсети станут хорошим каналом не только для коммуникаций, но и для продаж.На мой взгляд, универсальные банки должны делать ставку на мультиканальное взаимодействие с клиентом и обеспечение стандарта качества обслуживания на всех без исключения направлениях. В этих условиях стоит внимательно посмотреть на продуктовую линейку. Если мы выстраиваем многоканальный бизнес, то широкие линейки продуктов уходят, поскольку они ограничивают возможность быстрого экстенсивного развития. А сокращение и унификация продуктовой линейки, напротив, существенно упрощает задачу тиражирования продуктов по всем каналам дистрибуции.

Почти все участники конференции согласились с тезисом о необходимости развития ДБО. Как показывает второе исследование интернет-банкинга в России, которое сейчас завершает «Эксперт РА», за последний год количество доступных функций, уровень сервисов выросли на порядок. Однако интернет-банк - это не только технологии: банки, давно занимающиеся его продвижением, на практике убедились, что это целый комплекс грамотных маркетинговых и управленческих решений.

Опытом делится управляющий директор Уральского регионального центра Банка24. ру Александр Ким:

- Прежде всего стоит очень хорошо изучить особенности онлайн-среды, а она сильно отличается от обычной клиентуры. Первое, на что приходится обращать внимание, - это так называемая «условная честность» игры с потребителем. Любой блогер может написать о банке отзыв, и среда отнесется к нему с большим доверием, чем к заявлениям пиар-службы. Поэтому всегда нужно быть готовым к работе с возражениями, даже если они необоснованны.

Вторая вещь - быстрая, причем часто непредсказуемая, реакция аудитории на новации. Поменяйте фразу, поменяйте формулировку, например уведомления клиента о платеже, на другую, и объем обращения к услуге вырастает на 10%. Правда, нащупывать такие тонкости достаточно сложно.

И третье - это дикая инвариантность в интернете. С одной стороны, такому потребителю хочется, чтобы сделано было именно для него, с другой - он хочет максимально простого продукта. И таких взаимоисключающих факторов масса.
А вот тезис о возможном сужении продуктовой линейки при реализации модели многоканальной коммуникации показался банкирам спорным. Директор регионального центра «Уральский» Райффайзенбанка Виталий Милованов:

- Банки федерального уровня традиционно идут по пути развития региональной сети за счет открытия новых офисов. И это целесообразно делать как раз тогда, когда есть широкая линейка продуктов, причем не только банковских: это могут быть продукты и управляющей компании, и страховой. Мы, наоборот, стремимся к тому, чтобы один менеджер-операционист продавал как можно больше услуг. Это и лояльность к банку повышает, и позволяет больше зарабатывать.

Подведем итоги. Итак, 2012 год грозит стать годом сильной неуверенности в стабильности экономики. На этом фоне политика российских монетарных властей скорее всего усилит позиции государственных банков. Ни нам, ни экспертам, ни участникам рынка сложившаяся по итогам 2011 года конфигурация банковского рынка, безусловно, не нравится. Искусственное выдавливание сильных частных компаний и монополизация сегмента никогда не приводят к улучшению качества услуг для клиента, и банковская сфера - не исключение. То, что госбанки чуть приподнялись в качестве и стали ближе к клиенту, - прямая заслуга сильных игроков, которые всеми силами сопротивляются и удерживают свои доли. И эту войну в хорошем смысле надо стимулировать, а не сворачивать. Тем более что и идеи, и запал у частных игроков есть.

За предоставленную площадку для конференции благодарим постоянного партнера журнала - Novotel Екатеринбург Центр

Комментарии

Материалы по теме

По возможности и способности

ЕБРР приобрел 25% плюс 1 акцию СКБбанка

СКБ-банк покинул САИЖК

Минус пятый

Человеческий рост

 

comments powered by Disqus