Требуется свой пророк

Требуется свой пророк
Требуется свой пророк
Олег Банных
Недавно был нам путь в Нижний Новгород, где пришлось побывать на «Шоу
бизнес-идей», организованном местной консалтинговой компанией. Восьмичасовое действо прерывалось сценками трудовых будней среднего предпринимательства в постановке местного драмтеатра, неспешным кулуарным общением нескольких сотен участников и торговлей книгами самых модных мировых авторов по цене либо 190 евро за кг, либо 30 — за экземпляр. Жадных отваживали неутешительным объявлением: «Ночью — дешевле. Потому по ночам не торгуем». 

Основное таинство — трехчасовое выступление шведского гуру управления Кьелла Нордстрема, автора нашумевшего «Бизнеса в стиле фанк». Разогревая восприимчивость публики, Нордстрем с десяток раз кряду размашисто бросал голову взад-вперед, так что даже на задних рядах понимали: именно так в жизни все и устроено. Опровергая тезис, Кьелл столь же убедительно маячил влево-вправо. За три часа выступления было показано с десяток слайдов абстрактного свойства, в навигации по которым Кьелл смущенно, но очень органично для гуру, путался. Как и всякие благодарные ученики, наши люди внимали мудрому слову, затаив дух, и даже смеялись, не дожидаясь перевода, в тех местах, где и было задумано. 

Словом, было весело, мило, интересно и сытно. Но было в речи гуру нечто, что погрузило нас в глубокую думу. Мир, по мысли Нордстрема, стал фрагментарным, и главный фрагмент в нем — сам человек, точнее, отдельная человеческая особь. В пример Кьелл привел случай, когда он, танцуя в клубе с девушкой, никак не мог объяснить рассогласованность ее движений с общим музыкальным ритмом. Пока не обнаружил в ее ушах наушники от плеера, по всей видимости, подающего туда совсем другие ноты. Этот феномен Кьелл назвал «боулинг в одиночку». По планете передвигаются несколько миллиардов отдельных миров, каждый из которых одинок. Каждый одинокий мир — это отдельный рынок, подающий импульс производителям, которые должны сочинить для каждого одинокого мира если не новый товар, то оригинальный фасон. И каждый одинокий мир — это отдельный бизнес, где средства производства (руки, сердце, голова) уже неотчуждаемы капитализмом от их владельца. 

По идее, у каждого из миллиардов мигрирующих миров (раз уж он стал отдельным фрагментом, не признающим даже танцев под один мотив) должно быть свое мировидение: иначе как бы он определял пути своей миграции? Это необходимо если не для мира-потребителя, то уж для мира-бизнеса точно. Раньше общее представление о мире и путях в нем давала церковь или партия. На худой конец — какая-нибудь общепризнанная философская школа. Вне зависимости от истинности этих представлений и путей (будь то Царство небесное или коммунизм) они имели неоспоримое преимущество: каждый из людей в целом понимал, как устроен мир и как в этом мире человек должен жить. Нынче ни церковь, ни партия — не указ. Потому в мире появились гуру, индивидуальные и коллективные (вроде широко распространяющихся «фабрик мысли»).

При смене обычными людьми личных обстоятельств и желаний можно поменять гуру и мировоззрение. Пророчества гуру могут быть прекрасными до восторга в сердце, этически выверенными до слез в глазах, но они могут нравиться и только потому, что проповедник курит табак той же марки, что и внимающий его мудрости ученик. Само содержание всякого нового пророчества не имеет большого значения хотя бы потому, что это просто товар на удивительном интеллектуальном рынке. Характерно недавнее появление книжки «Как стать гуру за 60 дней»: с такими темпами пророков вскоре будет вполне достаточно, чтоб умиротворить даже самые мятежные, требовательные внутренние миры во всем их многообразии.

Но мельтешение гуру по миру не отменяет пристального и основательного взгляда на этот феномен. Научная мощь серьезных интеллектуальных центров, владеющих мощными технологиями системного анализа и прогнозирования, широкой публике ни к чему. Ей нужен интеллектуальный стереотип для быстрого объяснения устройства этого сложного мира и происходящих в нем событий. (Точно так же любому потребителю для спокойствия духа нужно чувственное клише, формируемое индустрией бренда, иначе можно свихнуться от проблемы постоянного выбора между различными способами удовлетворения одной и той же потребности товарами разных мануфактур. И именно гуру поставляют публике готовые для усвоения мировоззренческие стандарты. Наш известный интеллектуал Александр Неклесса назвал все семейство современных пророков новым классом мировой элиты «людьми воздуха — магистрами свободных искусств, управляющими смыслами и целеполаганием общества, образами его будущего, кодексами поведения, информационно-финансовыми потоками».

К чему мы все это нагородили? К тому, что в списке авторитетных гуру планеты вы не отыщите российских имен. Россия, в прошлом обогатившая мир гением величайших ученых и мыслителей, сегодня импортирует продукты не только промышленного, но, что еще обиднее и тревожнее, — интеллектуального производства, причем, как правило, не только не первой свежести, но и просто дурного духа. Не предлагая взамен ничего равноценного, не участвуя в строительстве и разделении глобального рынка социогуманитарных идей. «Очевидно, что в России нет “смыслового строительства”, отсутствует стратегическое проектирование ее исторической судьбы», — невесело фиксирует Неклесса. Поэтому сведения о том, «что будет?» и «как быть?», мы, по-младенчески раскрыв рот, усваиваем из содержания стандартов, разработанных и «отлитых» на «тамошних» фабриках мысли.

«Вслушайтесь в Россию! — обращаемся мы к чиновничеству, взявшемуся доминировать над бизнесом и гражданским обществом. — В ней выросло целое поколение опытных и честных людей, которые не лезут в пророки, но которым есть что сказать о будущем страны и мира».

Комментарии
 

comments powered by Disqus