Хуже чем как всегда

Хуже чем как всегда
Хуже чем как всегда
Фото: Евгений Сеньшин

День 12 марта красной датой войдет в летопись парламентского и земского строительства в России — он стал первым «единым днем голосования». Ранее день выборов устанавливали региональные парламенты и представительные органы муниципальных образований. Отныне по решению федерального законодателя у россиян есть два дня в году, чтобы реализовать конституционное право избирать и быть избранным: второе воскресенье марта и второе воскресенье октября. Исключение составляют выборы главы государства и депутатов Государственной думы РФ.

Ныне выборы проходили в 68 субъектах федерации. В основном на муниципальном уровне. Так, в Прикамье избирали главу и депутатов думы областного центра, а также глав семи муниципальных образований и депутатов девяти муниципальных представительных органов. В Ханты-Мансийском АО (Югре) состоялись выборы депутатов представительных органов в 16 муниципальных образованиях, а также глав Кондинского района и города Мегион. В Оренбуржье проходили довыборы в советы девяти муниципальных образований. В восьми субъектах (Адыгее и Алтае, Калинин-градской, Кировской, Курской, Нижегородской и Оренбургской областях, ХМАО) избирали также депутатов региональных законодательных собраний.

Вот те на

По словам главы Центризбиркома РФ Александра Вешнякова, единый день голосования понадобился для повышения явки избирателей: «Из-за огромного количества выборов не каждый избиратель знает, в какое именно воскресенье и кого он должен выбрать». Кроме того, разобщенность выборов по субъектам РФ дает московским и питерским PR-компаниям «шанс зарабатывать в течение всего года, переезжая из региона в регион». Единые дни голосования, убеждены в ЦИКе, избавляют избирательные кампании от «грязных» PR-технологий, а заодно ведут к экономии средств.

Однако первый опыт проведения единого дня голосования оправдал лишь установку на экономию. «Черные» политтехнологи не только не исчезли, но поразили некоторые регионы с невиданной прежде силой. Жители Перми в один голос твердят: таких скандальных выборов главы города и местных депутатов еще не бывало (подробнее см. «Либерализм с двойным дном», «Э-У» № 9 от 06.03.06.). Президент пермского фонда «Политком» Дмитрий Вохринцев: «В большом масштабе применялись всевозможные “грязные” технологии. В газетах и на телевидении кандидаты вылили друг на друга массу компромата. В одной из газет была опубликована карикатура — кандидат на должность главы города Игорь Шубин сидит в виде блохи на голове губернатора Олега Чиркунова и говорит: “К прыжку на город готов”». Итог: из 45,6% пермяков, пришедших на избирательные участки, за кандидата «против всех» проголосовали 25,23%. Глава города не избран, на 26 марта планируется второй тур голосования.

Не оправдал единый день голосования и расчеты на высокую явку. Дабы окунуться в гущу исторических событий, мы отправились в столицу Югры — Ханты-Мансийск. Ранним утром 13 марта глава избиркома ХМАО Владимир Змановский с сожалением рассказывал нам, что явка оказалась ниже ожидаемой: «Мы вели активную пропаганду выборов. Все говорило о том, что явка будет примерно на уровне 60%. Но в итоге на избирательные участки пришло 41,94% избирателей». (В 2001 году явка на выборах думы Югры составила 51,63%.). «Явка в восьми регионах, где прошли выборы в законодательные собрания, в среднем была на 2,6% меньше, чем на предыдущих выборах», — пришлось в итоге признать Александру Вешнякову.

Неожиданно невысокая явка сопровождалась активным протестным голосованием. ХМАО благодаря нефтедобыче — наиболее богатый регион России, но из восьми субъектов, избиравших законодателей, округ оказался на втором месте после неблагополучной Калининградской области по популярности кандидата «против всех»: 15,48% и 11,79% соответственно. «Раньше у нас протестного электората было меньше,— развел руками Владимир Змановский. — Сегодня в некоторых избирательных округах голосование “против всех” достигло 30%». Оренбургская область при явке 38,56% заняла четвертое место после Кировской по количеству проголосовавших против всех: 8,65%.

По предположению Змановского, «пагубную роль сыграли все эти реформы: монетизация льгот, повышение тарифов на услуги ЖКХ, а также подорожание сахара и соли». Однако для среднего класса эти издержки существенной роли не играют. На наш взгляд, снижение явки и усиление протестных настроений вызваны прежде всего подменой демократических процедур административным манипулированием, направленным на монополизацию политической сферы. Возьмем почти повсеместное снятие с выборов партии «Родина». Лично нам она несимпатична, но ее влиятельность подтвердили выборы на Алтае: это единственный регион, где «Родина» участвовала в выборах законодательного собрания. Она заняла вторую ступеньку пьедестала после «Единой России»: 27,2% и 10,5% голосов соответственно. Результат кандидата «против всех» — 6,13%, это наименьшее протестное голосование из всех восьми субъектов.

Чего изволите

На выборах в региональные представительные органы госвласти было реализовано еще одно требование обновленного федерального законодательства: парламенты наполовину формируются по партийным спискам. По мысли реформаторов, этот принцип вкупе с правом региональных парламентариев предлагать президенту кандидатуру губернатора или, наоборот, ходатайствовать о его отставке послужит мощным стимулом к оформлению партийной системы.  

Пока плодами реформы доведется воспользоваться одной лишь «Единой России»: она ожидаемо одержала победу повсюду. Отрыв ЕР от ближайших соперников в ХМАО составил 44%, в Оренбургской области — 24%. Что такого особенного предложила партия избирателю — и пришла к триумфу?

«Единороссы» ХМАО заявили в своей программе: «Каждый житель Югры имеет равное право пользоваться природными ресурсами». Не оригинально. Похожая идея уже озвучена Партией пенсионеров и «Родиной»: «Вернем Россию себе!» — их лозунг, подразумевающий введение ренты на добычу полезных ископаемых.

Далее: «Экономические и социальные реформы теряют смысл, когда люди начинают жить хуже». Странно это слышать от «единороссов», которые в Госдуме отвечают за обеспечение парламентского большинства в пользу правительственных реформ, провоцирующих социальные волнения.

В программе нашлось местечко и заботе о среднем классе: «Защита законно приобретенной собственности, максимальное расширение слоя собственников и экономически самодостаточных, самостоятельных, обеспечивающих себя людей». Правда, две трети предвыборного списка Югорского отделения ЕР, не говоря, конечно, об авангардной, «проходной» его части, — это государственные и муниципальные служащие во главе с губернатором Александром Филипенко и в союзе с высокопоставленными представителями крупных вертикально-интегрированных компаний (та же картина в Оренбургской области: список возглавляет губернатор Алексей Чернышев). Среднему и малому бизнесу в качестве отдушины остаются муниципальные выборы, на региональный уровень ему вход закрыт. 

В программе оренбургских «единороссов» декларативности еще больше: «Наша цель — воспитание патриотизма, сохранение и утверждение традиционно российских духовно-нравственных ценностей… Мы обязаны обеспечить достойный уровень жизни всех категорий населения: трудящихся, ветеранов, молодежи, детей… Ограничим рост тарифов на услуги ЖКХ». В общем — универсальная программа всех левопопулистских партий, написанная и утвержденная, скорее всего, бывшими членами КПСС. Предприимчивой части населения лишь обещано создать молодежный бизнес-инкубатор.

Пермское региональное отделение ЕР показало себя более современным: «Огромный вклад в развитие территории, повышение жизненного уровня жителей может внести малый и средний бизнес. Чтобы вывести предпринимательство из “тени”, ему необходимо предоставить больше свободы, но в рамках четких и понятных законов». Что еще отличает пермскую программу, так это особое внимание к проблемам безопасности жизни (Пермь лидирует среди городов-миллионников по уровню преступности) и экологии.

Итак, перед нами лоскутное одеяло из неряшливо склеенных лозунгов, нередко позаимствованных у конкурентов. Это и хорошо (хоть как-то отражена региональная специфика), и плохо: партия, претендующая быть фундаментом партийно-парламентской системы, не способна явить внятную идеологию, конкретизированную в программе инициатив. Скрепляющая идея — «чтобы всем жилось хорошо», общее дело — реализация смутных национальных проектов. Замысел заместителя руководителя администрации президента Владислава Суркова сделать из партии глубоко идеологизированную структуру пока терпит фиаско.

А сам не плошай

Возникает закономерный вопрос: на чем в таком случае основан успех «Единой России»? Наши наблюдения Америки не открывают: люди голосуют под административным нажимом, под влиянием авторитетной личности, осеняющей партию или участвующей в ее партийном списке (президент, губернатор или начальник по бизнесу). Ресурс этот, много раз выручавший власть предержащую, неисчерпаем в силу более чем серьезного присутствия в экономике ее, власти, по всей вертикали (бюджетники, ВИКи, зависимый средний и малый бизнес). Но для большинства населения, судя по явке и протестному голосованию, он неубедителен. (Так же, заметим попутно, как и набившие оскомину «кричалки» остальных партий-старожилов, не располагающих административной поддержкой).

Если бы выборы в Госдуму состоялись 12 марта, результат ЕР оказался бы таким же, что и в декабре 2003 года (37,57%): по итогам голосования в восьми регионах «единороссы» взяли в среднем 38%. Можно продолжать в том же духе: цифра-то солидная, с партиями-спутниками договоримся, несговорчивых конкурентов поснимаем с выборов, и дело в шляпе. Но стоит, не дай бог, упасть нефтяным ценам (варианты: случись серия природных катаклизмов, техногенных катастроф, террористических актов, смертоносная эпидемия) — и вместе со «стабильностью», спасительным рейтингом президента, авторитетом бюрократии загнется и призрачная популярность партии. Посему мы бы посоветовали ЕР из структуры, обслуживающей интересы вертикали власти, становиться самостоятельной политической силой, чья энергия заключается в преобладании идей (а для этого необходима отсутствующая пока дискуссия партии с обществом), а не в должностях и административных связях.

Дополнительные материалы:

Таблица 1. Партия "Против всех" заняла бы в ХМАО и Оренбургской области второе и третье места соответственно

Регион и выборы явка(%) Партии % голосов Кол-во мандатов по партспискам Партийцы, избранные по мажоритарной системе Всего мандатов Депутатский корпус
Законодательное собрание Ханты-Мансийского АО-Югры четвертого созыва 41,94 Единая Россия 54,63 9 13 22 28 человек
ЛДПР 10,53 2 0 2
КПРФ 9,24 2 0 2
Партия пенсионеров 9,07 1 0 1
Против всех 11,78      
Законодательное собрание Оренбургской области четвертого созыва 38,56 Единая Россия 40,44 12 18 30 47 человек
КПРФ 16,6 5 1 6
ЛДПР 8,27 3 0 3
Аграрная партия 6,42 2 0 2
Патриоты России 5,63 2 1 3
Против всех 8,65      

На вершине могущества

В Югре у «Единой России» нет политических противников. Ради решения социально-экономических проблем партия готова сотрудничать с иными политическими силами, утверждает Александр Сидоров, секретарь политического совета Ханты-Мансийского регионального отделения партии «Единая Россия».

— Александр Николаевич, вы довольны результатами выборов?

Александр Сидоров
Александр Сидоров
— Не совсем. По партийным спискам мы планировали набрать 65% голосов избирателей, а получили 55%. Возможно, снижение количества наших потенциальных избирателей связано с некоторыми социальными реформами. К примеру, повышением тарифов на ЖКХ. В итоге по партийным спискам мы получили девять депутатских мандатов из 14. Вместе с кандидатами, выдвинутыми нашей партией и победившими в десяти одномандатных и едином трехмандатном избирательном округе (три депутата в думе Югры — это квота представительства коренных народов Севера. — Ред.), мы получили большинство в парламенте: 22 депутата из 28 (в прежнем составе соотношение было 17 на 25).

— Выступая в феврале перед «единороссами», заместитель администрации президента Владислав Сурков подчеркнул, что нужно усилить борьбу с политическими противниками. Как вы будете строить свои отношения в думе с представителями других партий?

— У нас в регионе нет никаких политических соперников! Наши противники — нищета, низкая заработная плата, недоступное жилье, проблемы в ЖКХ. И для их решения я готов вступить в контакт с кем угодно.

— И даже с КПРФ и ЛДПР?

— А почему нет? Возьмите программу любой партии: КПРФ, Народной, «Единой России», СПС. Фактически везде говорится одно и то же: как улучшить жизнь человека. Только формы и методы у всех разные. Некоторые партии хотят прийти к власти, критикуя ее и не предлагая ничего взамен. Это не наши методы.

— Сурков также отметил, что постсоветскую бюрократию нужно трансформировать в «успешную и гибкую»? Что вы в регионе делаете для этого?

— Формируем кадровый резерв, людей, которые могут быть рекомендованы в органы власти и бизнес. Это своего рода комиссарская работа. Обучаем этих людей, создаем им условия конкуренции. Самых лучших отправляем во власть. Активно вовлекаем в партию молодое племя. Сегодня 27,7% членов нашего отделения — молодежь. Параллельно с выборами в думу Югры в округе прошли выборы и в представительные органы муниципальных образований. Мы выдвинули 262 кандидата, из них прошел 141. Среди них 15 — молодые люди. Это здорово.

— В вашей предвыборной программе написано: «Нужно сократить надзорную деятельность в отношении предпринимателей, пресекать произвол чиновников». Как вы намерены это делать?

— Упростить схему регистрации предприятия: не каждый имеет время и другие ресурсы для оформления.

— Как еще вы собираетесь развивать бизнес в Югре?

— Можно создавать предприятия за счет окружного бюджета, развивать их, а затем продавать. У нас малый бизнес работает в торговле, сфере услуг, строительстве. Но есть проблема с малым и средним предпринимательством в нефтедобыче: на него приходится только 5% нефти (в США, к примеру, до 40%), а 95% добывают крупные вертикально-интегрированные компании, они фактически монополисты. Между тем это новые рабочие места, налоги, которые платятся по месту регистрации предприятия, то есть муниципалитету. Крупные же компании состоят на учете в Москве и платят налоги там, а к нам деньги возвращаются в виде субвенций, дотаций.

— За чем дело стало?

— Есть малые лицензионные участки. На них могли бы работать малые предприятия с применением совершенно новых технологий. Но парадокс в том, что лицензиями на эти участки владеют большие компании, а им невыгодно «распыляться» по всей площади, применять десятки новых технологий для каждого такого участка.
В итоге у нас простаивает много скважин. Механизма передачи этих участков от крупной компании к малой нет. Сегодня «цена входного билета» в нефтянку доходит до 100 млн долларов. Чтобы в эту отрасль пришел малый бизнес, нужно введение льгот на получение лицензий на добычу нефти. Запуск малых компаний мог бы способствовать снижению цен на нефтепродукты.

Мы уже обратились в президиум партии с программой развития малого бизнеса в нефтянке, проводили выездное заседание, приглашали туда членов правительства РФ. Они отреагировали положительно.

— Вы затронули проблему ухода большей части налоговых поступлений из регионов в федеральный бюджет. Каково отношение к этому властных элит Югры?

— Есть 95-й федеральный закон, который распределяет полномочия между федеральным центром и регионом. Есть 131-й, который четко закрепляет полномочия за муниципалитетами. Это хорошие законы, там все четко прописано. Другое дело, что налогов, которые сегодня остаются на местах, недостаточно для исполнения этих полномочий. Снова «хотели как лучше, вышло как всегда».


Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Новый первый

Прирезали

Постарайтесь получить удовольствие

Интересное кино

Страховка от нюансов

 

comments powered by Disqus