На комбайнах в бадминтон

На комбайнах в бадминтон Структура российского рынка зерноуборочных комбайнов в 2012 годуГосударство спасает последнего российского производителя зерноуборочных комбайнов. Это не поможет: для качественного прорыва отрасли необходимо повысить ее инвестиционную привлекательность и создать на внутреннем рынке стабильный спрос

Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК, наднациональный регулирующий орган Таможенного союза — ТС и Единого экономического пространства) дала импортерам сельскохозяйственной техники возможность получить нераспределенные квоты на ввоз зерноуборочных комбайнов (и модулей к ним) в страны ТС в 2014 году. Заявки начнут принимать 1 апреля.

Напомним, после вступления России в ВТО пошлины на импорт сельхозтехники снизились с 15% до 5 — 10%. Для защиты своих производителей в феврале 2013 года ЕЭК установила собственную спецпошлину на ввоз продукции в размере 27%. Однако это решение не устроило Казахстан: страна практически не имеет собственного сельскохозяйственного машиностроения, но, будучи крупным производителем сельхозпродукции, нуждается в значительных закупках техники. В результате многомесячных консультаций ЕЭК приняла решение заменить систему пошлин на квоты. В итоге Россия, Белоруссия и Казахстан ввели систему квот с января текущего года. В 2014 году можно импортировать 774 машины (из них 424 — для России, 300 — для Казахстана, 50 — для Белоруссии), в 2015-м — 798 единиц (437 — для России, 309 — для Казахстана, 52 — для Белоруссии), в 2016-м — 526 штук (288 — для России, 204 — для Казахстана, 34 — для Белоруссии).

Однако в декабре 2013 года при распределении квот на РФ на 2014 год Минпромторг выдал разрешение на ввоз только 44 комбайнов. Как оказалось, иностранные компании не вникли в процесс подачи заявки: по регламенту квота должна распределяться только между «историческими импортерами» — компаниями, которые ввозят комбайны на территорию России дольше трех лет, а некоторые крупнейшие иностранные производители (в том числе немецкий Claas и американская John Deere) подали заявки через дистрибьюторов и аффилированные структуры.

Сейчас ЕЭК решила дораспределить квоты с целью снизить риски для отечественных сельхозпредприятий, сообщил министр по торговле ЕЭК Андрей Слепнев. Кроме того, по его словам, в ближайшее время будет изменен порядок подачи заявок: если «исторические» импортеры не выберут всю квоту на 2015 год, то остаток до конца года распределят среди всех желающих.

Скажется ли это решение на единственном отечественном производителе? Насколько конкурентоспособна российская продукция на собственном рынке?

Один в поле воин

По данным ЕЭК, в 2013 году в России выпущено 5 тыс. зерноуборочных комбайнов. Объем производства упал: в 2011-м было 5,47 тыс. штук, в 2012-м — 5,5 тыс. штук.

Единственный российский производитель — Ростсельмаш (удерживает примерно 42% внутреннего рынка; собственник — холдинг «Новое содружество» Константина Бабкина): Таганрогский комбайновый завод прекратил производство в 2007 году, о ликвидации Красноярского завода комбайнов объявлено в феврале 2013 года (в 2012 году выпустил 220 комбайнов).

Прочие игроки — заруежные фирмы, ведущие на территории России промышленную сборку с разной степенью локализации. Больше всего мощностей у белорусского Гомсельмаша (контролирует около 28% рынка; уровень локализации — до 25%): технику собирают на Кранспецбурмаше, Бурея-Кране (оба Амурская область), Брянсксельмаше (Брянская область) и в Агропромпарке (Ульяновская область). Американский John Deere имеет предприятия в Московской, Оренбургской и Амурской областях, финский Sampo Rosenlew — в Ростовской и Тамбовской областях, немецкий Claas  — в Краснодарском крае, голландский Case New Holland и американский AGCO — в Татарстане. Уровень локализации производства компаний дальнего зарубежья в среднем составляет 10 — 15%.

По словам директора Ассоциации производителей сельхозтехники «Росагромаш» Евгения Корчевого, доля импортной техники на российском рынке — 15 — 17%: в 2013-м в страну ввезли примерно 750 зерноуборочных комбайнов. При этом за 2009 — 2012 годы импорт сельхозтехники в Россию в натуральном выражении вырос почти в четыре раза. Основные риски для отрасли заключаются не только в снижении цен на зарубежные комбайны после вступления в ВТО, но и в разрешении поставок на отечественный рынок подержанной импортной техники, рассказал гендиректор Ростсельмаша Валерий Мальцев.

На смену крестьянской лошадке

Исторически к значительному сокращению потенциала отрасли привели распад СССР и приватизация предприятий сельхозмашиностроения. Многие крупнейшие предприятия (Гомсельмаш, Минский тракторный завод и др.) оказались в странах ближнего зарубежья, другие (такие как Тульский, Таганрогский, Рязанский комбайновые заводы) закрылись. Оставшиеся заводы попали в сложное финансовое положение из-за слабого внутреннего спроса и устаревшего оборудования для производства техники. Ситуацию усугубила ликвидация ряда ведущих научно-исследовательских институтов (ВИСХОМ, НАТИ, ВНИИКОМЖ) и головных специализированных конструкторских бюро: это увеличило отрыв зарубежных и российских производителей.

Основная проблема выпускаемой сельхозтехники — качество и надежность. По словам профессора МГАУ Сергея Ломакина, отечественная зерноуборочная техника уступает западной по следующим критериям: классы производительности (пять против восьми), максимальные мощность двигателя (500 против 820 лошадиных сил), емкость бункера (10,5 против 12 кубометров), ширина жатки (9 против 18 метров). Кроме того, импортная техника по сравнению с отечественной аналогичного класса, обладает более высокой производительностью (меньше потерь при сборе урожая) и лучше оснащена автоматизированными системами исполнения и контроля функций машины.

Cовладелец Ростсельмаша Константин Бабкин в конце 2013 года на Международной выставке «Агротехника» в Ганновере, напротив, заявил, что российская сельхозтехника не уступает зарубежным аналогам по техническим и эксплуатационным характеристикам, а также по показателям экономической эффективности: «Наши комбайны успешно продают даже в Северной Америке. При благоприятной экономической конъюнктуре мы сможем завалить своими машинами весь мир».

Однако, на наш взгляд, поводов для такого шапкозакидательства нет. Качество российских комплектующих гидро-, пневмо- и электросистем несопоставимо с импортными аналогами, поэтому российские производители вынуждены закупать немалую часть агрегатов за границей по высокой стоимости (к примеру, локализация производства Ростсельмаша составляет около 75%). Итог — относительная дороговизна отечественной продукции. Так, комбайн производства Claas можно приобрести на нашем рынке за 5,5 — 6 млн рублей, а сравнимого класса комбайны ростовского предприятия — за 4,5 — 5 млн рублей.

Мы пахали

Российские власти разработали Стратегию развития сельскохозяйственного машиностроения до 2020 года, где поставили задачу преобразовать отрасль, понятное дело, в передовой сектор промышленности, обеспечивающий потребности российского агропромышленного комплекса в высокоэффективной технике и оборудовании собственного производства, не уступающей по технологическим и эксплуатационным показателям лучшим зарубежным аналогам.

В 2013 году запущена федеральная программа субсидирования предприятий сельхозмашиностроения, рассчитанная до 2020 года (ее ввели взамен программы субсидирования процентных ставок по кредитам на закупку техники, отмененной из-за несоответствия нормам ВТО). Общий бюджет в прош­лом году составил 2,3 млрд рублей. Правительство РФ взяло на себя обязательство компенсировать производителям сельхозтехники 15% ее стоимости при продажах на внутреннем рынке. В список попали 18 сельхозпредприятий РФ (среди них есть Ростсельмаш, но нет ни одного зарубежного филиала) и 260 различных моделей оборудования. Таким образом, государство в условиях вступления в ВТО ограничивает объемы импорта через механизм квотирования с одной стороны, и помогает производителям снизить себестоимость производства путем прямого субсидирования — с другой.

Прокати нас, Петруша

Для преодоления отставания отрасли в первую очередь необходимо повысить ее инвестиционную привлекательность, а для этого — решить ряд общеэкономических проблем. В числе главных — высокие процентные ставки по банковским кредитам, опережающий рост себестоимости продукции за счет увеличения цен на сырье и энергоносители.

Собственно отраслевой шаг — модернизация продукции и вывод на рынок новой. Обнадеживает, что вложения Ростсельмаша в НИОКР в последние годы значительно выросли: на разработку новой платформы комбайнов в прошлом году израсходовано около 400 млн рублей, всего за 2012 — 2014 годы планируется потратить свыше 1,2 млрд рублей (около половины — государственные средства).

В то же время требуется создать стабильный платежеспособный спрос на внутреннем рынке. По мнению гендиректора Росагролизинга Валерия Назарова, парк всей сельхозтехники в России требует обновления: около 70% техники изношено, более 90% — устарело. Возраст 58% зерноуборочных комбайнов — более десяти лет, то есть они работают при истекшем сроке эксплуатации. Парк этой техники ежегодно сокращается на 8% (сейчас в сельскохозяйственных организациях всего около 80 тыс. единиц). Но у предприятий, фермерских и личных подсобных хозяйств нет финансовых возможностей закупать новую сельхозтехнику в необходимых количествах. По словам руководителя ООО «Целина» (Ростовская область) Виктора Бородаева, основными причинами такого положения дел являются закредитованность и низкая рентабельность производства, связанные с невысокими ценами на сельхозпродукцию.

Кроме того, слабеет психологический эффект ожиданий вступления в ВТО. В 2012 году многие крестьяне ждали снижения таможенных пошлин, чтобы купить импортную продукцию по более выгодной цене. Поэтому по всем видам сельхозтехники наблюдалось затоваривание, объемы продаж зерноуборочных комбайнов были меньше объемов производства почти на 30%. По предварительным оценкам, в 2013 году ситуация с отгрузкой товаров заметно улучшилась.

Производители сельхозтехники могут частично компенсировать небольшой спрос на внутреннем рынке ростом экспортных поставок. В последнее время наша страна ежегодно поставляет в страны ближнего зарубежья около 300 — 400 комбайнов и имеет хорошие перспективы за счет дальнейшего расширения ТС. Недавно в него вступила Киргизия, сейчас кандидатами на присоединение являются Таджикистан и Армения.

Дополнительная информация.

Крест для агрария

Отечественная техника не соответствует современным требованиям, считает руководитель ООО «Целина» (Ростовская область) Виктор Бородаев.

— Наша компания «Целина» имеет в своем распоряжении 72 зерноуборочных комбайна. Ранее мы преимущественно закупали отечественные «Акросы» производства Ростсельмаша, однако в последние годы полностью пересмотрели стратегию обновления парка техники: производительность импортных комбайнов (к примеру, John Deere и Case New Holland) намного, примерно в 1,8 раза, выше отечественных. Мы долго ждали качественного прорыва от техники Ростсельмаша. Не так давно взяли на испытание несколько новейших моделей. Но они нас не устроили из-за слабой силовой установки и повышенного расхода дизельного топлива. Несмотря на то, что качество российской техники постепенно растет, она до сих пор недотягивает до лучших мировых стандартов.

Несколько лет назад у нас в компании работала 1 тыс. человек, сейчас — около 600. Производительность труда на одного рабочего за это время выросла почти в четыре раза. Это во многом связано с переориентацией на закупки импортной техники, которая, как ни странно, практически не стала дешевле после вступления нашей страны в ВТО. Ранее российские фермеры могли купить американскую или европейскую технику с наценкой в 40 — 50%. Сейчас государство задействует все механизмы для недопущения снижения этой планки.

На мой взгляд, вместо спектра защитных мер властям необходимо озаботиться проблемой качества российской продукции. Если в текущих условиях я останусь патриотом, то поставлю крест на собственном бизнесе.

Отрасль широкого захвата

Станислав КедикДля обеспечения конкурентоспособности отечественное сельхозмашиностроение должно овладеть современными технологиями и европейской культурой производства, — считает генеральный директор ЗАО «Рубцовский завод запасных частей» Станислав Кедик.

— В каком состоянии сегодня парк сельхозтехники? Как меняется спрос на технику? Машины каких параметров и качественных характеристик востребованы аграриями?


— Парк сельхозтехники изношен более чем на 80%, и динамика в этом вопросе не радует — темпы износа превышают темпы обновления, количество сокращается. Важно отметить, что техника — зачастую еще советских времен — устарела не только физически, но и морально. Из-за износа и дефицита техники, по данным Минсельхоза, теряется от четверти до половины урожая, не выдерживаются сроки уборочных работ. Основная причина сокращения парка в хозяйствах — нехватка денег.

В отношении спроса на почвообрабатывающую технику можно отметить следующую тенденцию. Сейчас хозяйства по возможности стараются закупать более мощную самоходную технику для повышения эффективности работы  и сокращения потребности в персонале — налицо нехватка механизаторов на селе. Соответственно, под эти трактора растет потребность и в широкозахватной прицепной технике. Еще одой тенденцией рынка почвообрабатывающей техники является многофункциональность — растет спрос на комбинированные орудия. Также с распространением нулевой технологии почвообработки развивается и рынок соответствующих почвообрабатывающих орудий — чизельных плугов, опрыскивателей, культиваторов и т.д.

— Растет ли конкуренция среди производителей? В чем конкурентные преимущества импортной продукции?

— Рынок сельскохозяйственной техники высококонкурентный. С одной стороны, развиваются отечественные предприятия сельхозмашиностроения, с другой — на фоне вступления России в ВТО все более активно ведут себя производители импортной сельхозтехники.

Основными преимуществами импортной техники являются качество используемых материалов, в первую очередь металла. Кроме того, конструкция многих орудий зарубежных производителей позволяет использовать машины круглый год — сменные рабочие органы, выполнение большого количества операций увеличивают эффективность использования техники. Конечно, это сказывается и на ее цене.

Тем не менее отечественная техника наиболее востребована на рынке, в первую очередь благодаря доступности, простоте, удобству эксплуатации и приемлемой цене. И мы не стоим на месте — крупные предприятия, наша компания в их числе, постоянно занимаются разработкой новых видов машин и совершенствуют конструкцию выпускаемых орудий, следуя тенденциям развития мирового сельхозмашиностроения.

— Какие меры вам кажутся необходимыми для повышения конкурентоспособности отечественной сельхозтехники?

— С учетом сложившейся на рынке ситуации необходима государственная поддержка аграрного сектора — как на федеральном, так и на региональном уровнях. Перед производителями остро стоит кадровый вопрос, необходимость обновления станочного парка, приобретения современного оборудования, которое позволит успешно развиваться и конкурировать.

Наше предприятие предпринимает существенные шаги в этом направлении. Мы уделяем большое внимание применению современных технологий производства: внедрена инновационная технология проектирования, новая технология термической обработки, которые позволили нам сократить производственные издержки и значительно повысить износостойкость рабочих органов, за последние два года были обновлены станки плазменной резки и другое оборудование.

На фоне вступления России в ВТО мы определили приоритетом перенос на предприятие европейских стандартов производственной культуры. В связи с этим наша компания для себя приняла решение о партнерстве с немецкой компанией KOCKERLING. На сегодняшний день мы осуществляем совместное производство многоцелевого культиватора. Уверены, что это — только начало нашего сотрудничества с европейскими компаниями-производителями.

Справка:
«Алмаз»
— это объединение сельхозмашиностроительных компаний (Рубцовский проектно-конструкторский технологический институт, Рубцовский завод запасных частей и торговый дом «Алмаз»), специализирующихся на проектировании, производстве и сбыте почвообрабатывающей техники и запасных частей к ней.

ЗАО «Рубцовский завод запасных частей» занимает одну из ведущих позиций в рейтинге сельхозмашиностроительных производственных предприятий России и входит в Ассоциацию «Росагромаш».

Завод производит свыше 40 моделей почвообрабатывающей техники и более 200 наименований запасных частей, пользующихся постоянным спросом в большинстве регионов России и ряде стран СНГ.

Партнер проекта Алтайские машиностроительные заводы
Комментарии

Материалы по теме

На них пахать надо

Чужие пусть не ходят

Учиться не дышать

По Дарвину

В разных вариациях

Итальянские стандарты производства приходят на Алтай

 

comments powered by Disqus