Синдром декабристов

Синдром декабристов Неожиданными результаты выборов стали только для тех, кто думал, что на Манежной площади собиралась вся Россия. «А как же митинги, вбросы бюллетеней в день голосования за депутатов Госдумы, массовые шествия? Как будто и не было ничего, - сокрушается знакомый интеллигент. - Мне казалось, что второй тур нам обеспечен». Ожидания завышены: каждый человек судит по своей социальной микрогруппе - семье, знакомым, коллегам. Но транслировать эти настроения на российское общество в целом нерепрезентативно.

А общество, даже если скинуть 4 - 5% на нарушения, сделало выбор в пользу воззваний к стабильности, и неважно, насколько они выполнимы. Это очевидное поведение для большей части электората. Оппозиционные силы в отведенное время не сумели предложить ни целостной программы, ни ясных и четких лозунгов, захватывающих воображение избирателей, вроде памятных «власть - Советам», «землю - крестьянам», «фабрики - рабочим». Митинги же, за исключением тех, кто на них ходил и им сочувствующих, не без помощи кремлевских политтехнологов тем же большинством воспринимались как «предвестники оранжевой революции». Какие выводы из кампании должны извлечь победители, проигравшие, а прежде всего - избиратели?

О легитимности

Если судить по экзитполам (предварительному анализу результатов выборов на основании анонимного опроса проголосовавших избирателей), ВЦИОМ оценивал итоги голосования за Владимира Путина в 58,3%, фонд «Общественное мнение» - в 59,3%. Разница с конечным итогом составляет порядка 5%: этот разрыв некоторые эксперты считают не статистическим, а «рукотворным». Например, вице-президент консультационной компании «Советник» (Челябинск) Александр Подопригора убежден, что на выборах был задействован административный ресурс. По словам декана факультета прикладной политологии ГУ ВШЭ Марка Урнова, в день голосования число «каруселей» оказалось огромно: «В Москве на участки избирателей привозили автобусами. Причем на одном из них значилось всего 150 местных жителей, а «пришлых» получилось более тысячи. Обещали честные выборы, а получилось как всегда». Лидер КПРФ Геннадий Зюганов заявил, что не признает результаты выборов и считает их нечестными и непрозрачными. За два часа до завершения выборов блогер Алексей Навальный опубликовал в интернете данные, полученные от членов избирательных комиссий из Сибири. Эти показатели свидетельствовали о том, что «главный кандидат» набирает менее 50%. Лидеры протестного движения уверены, что это и есть реальные данные до их «противоправной обработки».

Такие общественные организации, как «Голос» и «Лига избирателей», насчитали по всей России несколько сотен нарушений. Главной проблемой, по мнению общественников, на этот раз стало массовое голосование по открепительным удостоверениям: «Часто оно происходило на закрытых участках, куда был затруднен доступ для наблюдателей и даже членов комиссий. Работников госпредприятий (и не только) заставляли брать открепительные и голосовать «где надо и за кого надо». Статистика здесь такая: если на президентских выборах в 2004 году по бланкам голосовало 818 тыс. избирателей, в 2008 году - 1,31 млн, в декабре 2011 года - 1,25 млн, то 4 марта это число выросло до 1,59 миллиона. По мнению члена совета при президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Дмитрия Орешкина, открепительные удостоверения могли использоваться для фальсификаций. Само по себе такое голосование не противоречит закону, но избиратель должен лично подать заявление не позже чем за три дня до выборов, а это вместо него делали представители предприятий. Вызывает тревогу и массовое голосование на дому, отметил Дмитрий Орешкин: в 2004 году в переносных ящиках для голосования оказалось 4,74 млн бюллетеней, в 2008-м - 5,78, в 2011-м - 4,52, а теперь - уже 6,13 миллиона.

Имели место заявления о недопуске наблюдателей на участки. Так, в Башкирии, по данным «Голоса», представители которого отслеживали ситуацию на 80 участках в Уфе, удаляли и отстраняли от работы даже членов избиркомов с правом решающего голоса: это произошло, например, на участке № 243 с членом комиссии от КПРФ. В той же Уфе наблюдатели гражданской группы «За честную избирательную кампанию» насчитали более 347 нарушений, в том числе зафиксировали около 20 вбросов бюллетеней. Официально ЦИК Башкирии сообщил о поступлении всего девяти жалоб.

В интернете приводятся многочисленные факты вбросов и подвозов избирателей к участкам. На участке №1402 в Дагестане из-за вбросов вообще отменили результаты выборов. Госдепартамент США выразил обеспокоенность по поводу сообщений о массовых нарушениях и призвал Москву тщательно их расследовать.

На этом фоне в МВД РФ сообщили, что выборы в стране прошли без серьезных проблем. В штабе Путина голосование назвали «самым чистым в истории России», а спикер Госдумы, экс-руководитель администрации президента Сергей Нарышкин заявил, что «ни у кого не должно быть оснований сказать, что выборы были нечестными». «Они (наблюдатели. - Ред.) считают нарушениями все, что им показалось. Реально из того, что им кажется, подтвердится в лучшем случае одна десятая часть», - полагает глава ЦИК Владимир Чуров. Трое из четырех оппонентов Владимира Путина, за исключением Геннадия Зюганова, пришли на переговоры с победителем и фактически признали выборы состоявшимися.

Не в равных условиях

Споры о том, были нарушения или нет, в условиях, когда «главный кандидат» набрал свыше 60%, бессмысленны: на итогах это не скажется. Тем более что многие эксперты признают - выборы главы государства были более честными по сравнению с думскими. Так, ученый секретарь Института философии и права УрО РАН Виктор Мартьянов считает, что массового вброса на Урале не было в отличие от Северного Кавказа, где за Путина проголосовало больше 80% электората (по статистике при пяти кандидатах такое распределение предпочтений невозможно):

- У меня на участке в Верх-Исетском районе Екатеринбурга за Путина было порядка 52%, значит, Свердловская область в целом реально отдала за него не менее 60%. Это факт, хоть и печальный для некоторых избирателей. Фальсификации были, но общую картину выборов они принципиально не изменят, даже если отнять у победителя 3 - 5%.

Проблема не в том, как проходило голосование, а в том, как проведен отбор кандидатов и организована кампания, утверждает член Московского центра Карнеги Николай Петров: «Есть кандидат, который подбирает себе соперников, устанавливает правила игры, а потом определяет, с каким результатом их обыграет».

Более предметна, чем разговор о нарушениях, на наш взгляд, дискуссия о том, почему электорат, несмотря на общественное недовольство, массовые митинги в российских городах после выборов в ГД и практически провальную кампанию ЕР, предпочел увидеть Владимира Путина в должности президента. Ведь как бы премьер ни абстрагировался от ЕР, он у электората ассоциируется с партией власти. В Пермском крае, например, в декабре за ЕР отдали голоса 36% избирателей, а за Путина - 62,9%. Как объяснить почти двукратный рост?

Политолог Александр Пахолков говорит, что почти все территории Пермского края уверенно перевыполнили показатели, желаемые краевыми властями. Почему? Городу Чусовому, который более 70% голосов отдал за Путина, по данным Пахолкова, пообещали госгарантии по кредиту для градообразующего метзавода.

А депутат Госдумы от Пермского края коммунист Олег Куликов рассказывает, что «власть использовала ресурсы воздействия на пенсионеров, бюджетников, селян - даны «подачки» в виде обещаний по повышению зарплаты, решению проблем с жильем и прочее».
Источник в администрации президента РФ утверждает, что Путин и его предвыборный штаб смогли извлечь уроки из относительной неудачи ЕР на думских выборах:

- На участках не было массовой фальсификации, а все ресурсы направили на обеспечение победы в первом туре. Премьер и его команда провели мобилизацию сторонников партии власти, произвели селекцию конкурентов (снят с выборов «неудобный» Григорий Явлинский). Плюс массовые митинги в поддержку кандидата - власть взяла на вооружение технологии оппозиции. Самый массовый (около 100 тыс. человек) - прошел в Москве 5 марта. Подобные акции, многочисленнее оппозиционных, были и в других городах. Например, в Екатеринбурге на митинг в поддержку победителя пришло 4 тыс. человек, оппозиция же была представлена только тысячей сторонников. Да и площадки, на которых могли пройти пикеты несогласных, предусмотрительно заняли под сельхозярмарку и спортивные мероприятия. По словам Александра Подопригоры, многие избиратели просто не увидели альтернативы Путину: страх «оранжевой революции» мобилизовал электорат.

По мнению политолога Константина Киселева, в эту кампанию Путин соревновался не с кандидатами, а с гражданским обществом:
- Агитация оппонентов Путина велась малоактивно, зато активность проявляло гражданское общество, организуя протестные акции. Поэтому можно считать, что треть голосов по итогам выборов - заслуга не оппозиционных кандидатов, а общества.
Мнение, что оппозиция не смогла сформировать четких претензий к власти и грамотно организовать свой электорат, довольно распространено. Причина - отсутствие харизматичного кандидата от оппозиции. По словам экс-сопредседателя «Правого дела» Леонида Гозмана, даже удачное выступление Прохорова - не столько его личная заслуга, сколько следствие сложившейся ситуации: значительная часть голосовавших за него хотела показать Путину, что у него есть конкуренты, помогло и снятие с выборов Явлинского.

Что до других кандидатов, то, по мнению экспертов, второе место Зюганова скорее говорит о влиянии партии, которую он возглавляет, Жириновский для президента слишком эпатажен, а Миронов у многих ассоциировался с техническим кандидатом. Директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко уверен, что у оппозиционных кандидатов не было задачи победить или выйти во второй тур, иначе хоть кто-нибудь из них попытался бы начать диалог об объединении с другими силами.

Делаем выводы

Самое интересное на этих выборах - разрыв в предпочтениях больших городов и остальной России. В Москве, например, Прохоров занял второе место, а в Перми он уступил лидеру коммунистов всего 1%. В Свердловской области оппозиционер получил 11,4%, а в ее столице - 20,4%. По мнению Виктора Мартьянова, если бы итоги выборов считали по Питеру, Москве, Екатеринбургу и другим крупным городам, была бы высока вероятность второго тура Путин - Прохоров.

- Сегодня это не более 2% от российского населения. Но ситуация будет меняться: мегаполисы - своего рода модели будущего общества, протестные настроения здесь будут распространяться, молодые поколения подрастать. Да и голоса, отданные против Путина, весят в целом больше, чем среднестатистические, так как принадлежат лидерам общественного мнения, активным молодым людям с высшим образованием, - считает Мартьянов.

Сейчас эта активная часть населения протестует против результатов выборов. Этого достаточно, чтобы заявить о позиции, но мало, чтобы ее отстоять. Важно, чтобы появилось что-то кроме уличной активности: на проспектах столиц судьбы страны решаться не могут. С властью нужно дискутировать не на словах, а с внятной программой в руках. Вот тогда и будет шанс что-то изменить.        

Дополнительные материалы:

А теперь докажите

Павел СалинНедостаточно выиграть на выборах, надо, чтобы твою победу признали остальные, считает ведущий эксперт аналитического управления Центра политической конъюнктуры
Павел Салин

- Хоть Путин и не смог повторить абсолютный рекорд 2004 года, когда у него де-факто не было конкурентов (более 71%), самая главная цель кампании достигнута. Президент, получив уверенное большинство (неуверенным можно было бы считать результат 50 - 55%), подтвердил свой статус национального лидера.

Теперь основная интрига состоит в том, насколько власти удастся легитимировать итоги выборов. Два важных шага ею уже сделаны. Первое - на массовую акцию в поддержку Путина в столице сразу после окончания голосования удалось собрать значительное количество народа. Тем самым власть продемонстрировала, что она не собирается отдавать улицы столицы под контроль своих оппонентов. Второе - альтернативные подсчеты голосов, хотя и не столь оптимистичны для Путина, как предварительные данные ЦИК, но также фиксируют его победу в первом туре с результатом «пятьдесят с хвостиком». Тем самым оппоненты власти лишаются самого важного аргумента для мобилизации «сердитых горожан» на акции протеста - возможности требовать проведения второго тура президентских выборов. Оппоненты власти провели ответные акции, менее многочисленные. В декабре власть в столицах однозначно проигрывала это сражение.

Нельзя не упомянуть о двух сенсациях прошедших выборов - со знаком плюс и со знаком минус. В первом случае речь идет о триумфе Михаила Прохорова, который занял третье место. Ему удалось нейтрализовать подозрения части «сердитых горожан» в том, что он является «агентом Кремля на длинном поводке», и зацепить их, что и обусловило рост его электорального рейтинга. Судя по всему, закончившаяся кампания разбудила его аппетит к политике, и теперь он, обзаведясь хотя бы небольшим «ядерным» электоратом, поспешит конвертировать успех в создание новой либеральной партии, которая, как видно по результату Прохорова, может рассчитывать на преодоление семи- и уж тем более пятипроцентного барьера.

Сенсацией со знаком минус стал полный провал Сергея Миронова, который оказался абсолютным аутсайдером гонки, набрав в несколько раз меньше голосов, чем его партия в декабре. Теперь стало совершенно ясно, что «отцами» декабрьской победы СР стали именно Оксана Дмитриева и Геннадий Гудков, а сам Миронов, особенно с учетом продемонстрированного им стиля ведения кампании, которую он де-факто слил, тянет партию вниз. Теперь в СР гарантированно оживится антимироновская фронда, уже выступавшая против него в декабре, которая потребует либо отставки лидера, либо радикализации его оппозиционного имиджа.
Подготовил Артем Коваленко

Электоральные предпочтения

Больше всего сторонников у Путина в Чечне - 99,8%, Дагестане  - 92,8% и Ингушетии - 91,5%. Меньше 60% он получил в 35 субъектах РФ. Геннадий Зюганов нашел наибольшую поддержку в Орловской (28,6%), Костромской (25,6%) и Оренбургской (24,9%) областях. Михаил Прохоров произвел самое сильное впечатление на избирателей за пределами России - 25,4%, в Москве - 15,9% и Санкт-Петербурге - 12,8%. Владимир Жириновский вызвал наибольшие симпатии у жителей Камчатки (10,5%), Хабаровского края (10,4%) и Амурской области (9,9%). Сергей Миронов получил самое большое число голосов в Вологодской области - 6,6% и Санкт-Петербурге - 6,4%.

Комментарии
 

comments powered by Disqus