Дискриминация тепла

Дискриминация тепла Теплоснабжение не хотят делать бизнесом, упорно удерживая в качестве регулируемой отрасли

B Тюмени впервые в формате открытой дискуссии поднят вопрос - что делать с тепловой энергетикой. Производящие тепло компании сегодня зажаты между смежными рынками - электроэнергии и услуг управляющих компаний в ЖКХ. От странного соседства их бизнес разрушается, и это отражается на всей экономике. Принятый полтора года назад системообразующий для отрасли ФЗ-190 «О теплоснабжении» не навел в ней порядка. Он не работает: к нему не хватает более 30 подзаконных актов, которые должны были появиться еще в первом квартале прошлого года. Накопившиеся проблемы отрасли переливаются через край. Горячие перепалки стали поводом для выездного совещания 14 февраля Комитета по предпринимательству в сфере промышленности и ЖКХ Торгово-промышленной палаты Российской Федерации. На совместные поиски новой концепции рынка тепловой энергии прибыли крупнейшие в России производители и поставщики: ЗАО «Комплексные энергетические системы», ОАО «Фортум», ОАО «Квадра», Сибирская генерирующая компания. К разговору присоединились представители управляющих компаний ЖКХ, министерств энергетики и регионального развития РФ, НП «Союз производителей энергии» (СПЭ), Торгово-промышленной палаты Тюмени, власти региона.

Межевая полоса

Ситуацию в комбинированной генерации (когенерации), производящей одновременно тепловую и электроэнергию, выступающие назвали критичной. Прежде всего они предложили освободить рынок электроэнергии от перекрестного субсидирования по теплу. Директор СПЭ Игорь Миронов заявил: нужно признать, что это два разных бизнеса, и покончить с «дискриминацией» тепловой энергетики. Например, для производителей электроэнергии с целью окупаемости инвестиций создан механизм договоров на поставку мощности (ДПМ). Для тепловой - механизма окупаемости не существует, поскольку тепло не считается бизнесом, на котором должны зарабатывать, окупать расходы.

Истоки «дискриминации» таковы: производство тепла в стране всегда считалось некой «социальной» нагрузкой когенерирующих компаний. Потому как на электроэнергии можно заработать, а на тепловой - только потерять, но внутри компании потери компенсировать. Ситуация изменилась с прошлого года, когда рынок электроэнергии стал полностью либерализован. Электроэнергия для всех потребителей продается на рынке, отдельно продается мощность. Мощность на аукционах становится очень дорогой, если в ней сидит перекрестное субсидирование производства тепловой энергии за счет электрической, и это отражается на конкурентоспособности генератора.

Потому перед либерализацией засуетились: нужно сделать и тепло рыночным товаром. Быстренько приняли закон, который сочиняли с 2000 года. Ведь потенциально рынок тепла - гигантский, он превышает объемы рынка электроэнергии и оценивается примерно в 45 млрд долларов в год. Но подзаконные акты стайками разбрелись по министерствам и ведомствам «для корректировки», где и застряли. У тепловой отрасли нет профильного ведомства, чтобы обеспечить контроль реализации закона: как нелюбимое дитя ее перепихивают друг другу министерства энергетики и регионального развития РФ. В Тюмени участники совещания предлагали чиновникам Минэнерго РФ признать-таки тепло «своим», смеялись: «На каком уровне котлов ТЭЦ нарисуете межу? Как распилите оборудование при демонтаже?». Пункт о профильном ведомстве для тепла одним из первых вошел в итоговый документ совещания.

Другой сигнал, что с теплом худо, - в последние годы нарастает феномен «котельнизации» России. Таким путем происходит отъем бизнеса у ТЭЦ в значительных масштабах. Доля отпуска тепла от централизованных источников в целом по стране составляет 78%, в том числе от электростанций - 32%, от котельных - 46%. «Котельнизация», по мнению участников дискуссии, наносит вред всей экономике, ведь средний тариф по стране у электростанции в два раза меньше, чем у котельной: 600 рублей против 1200 рублей. Почему же так упорно грузят котельные, вынимающие из карманов граждан гораздо больше денег? В то время как для многих стран Северной Европы централизованное теплоснабжение на базе когенерации - основное, оно целенаправленно поддерживается государством, в том числе с использованием налоговых льгот. Это позволяет ежегодно экономить значительный объем ресурсов. По мнению начальника отдела анализа и методологии ООО «Сибирская генерирующая компания» Анны Емельяновой, причина «котельнизации» - высокие ставки за подключение к теплоцентралям: «В результате ограничиваем этот рынок, рубим сук, на котором сидим». Что с этим делать - пока непонятно. Все силы производителей тепла сегодня направлены на борьбу с главным злом: «Неплатежи за отпущенное тепло!» - дружно выдохнули генерирующие компании.

Цветы зла

Зло расцвело из-за посредников в лице управляющих компаний. Закон не решил задачу получения 100% платы за отпущенную тепловую энергию. Наблюдается рост дебиторки: по сравнению с прошлым годом она увеличилась на 23% и составила на начало года 116 млрд рублей. Управляющие компании заинтересованы в накоплении долга перед ресурсоснабжающей организацией, пользовании целевыми денежными средствами потребителей за услуги теплоснабжения при лояльности к этому закона и правоохранительных органов, отмечали участники совещания. Они требовали активных расследований злоупотреблений в сфере ЖКХ и вопрошали: «Где посадки?».

По официальным данным министерства регионального развития РФ, в России 46% УК и ТСЖ являются банкротами, еще 23% находятся в предбанкротном состоянии. Они тянут за собой в банкротство и теплоснабжающие организации: при невозможности взыскания долга с УК за ними законодательно закреплена и невозможность отключить должника. Понятно, что крупная генерация борется с управляющими компаниями и стремится получать деньги с потребителя напрямую, вводить операторов для расщепления и координации денежного потока. На тюменской площадке власти этому тренду резко воспротивились, энергокомпании получили жесткий отпор: вы, дескать, генерацией занимаетесь - вот и занимайтесь. А те, кто обслуживает муниципальные сети, будут вам платить по счетчику на границе раздела. Для контроля над этим есть власть в регионе и в муниципалитете.

Тут надо отметить: за этим отпором стоит специфика продвинутой в коммунальных новациях Тюмени. Это один из немногих городов, где сумели избавиться от неплатежей в ЖКХ благодаря тому, что 70% платежей за жилищные и коммунальные услуги идут через расчетно-информационный центр, практически нет компаний-банкротов и собираемость платежей, по данным генерального директора УК «Жилищный стандарт» Павла Столбова, в целом высока - 96%.
Тем не менее ситуация с теплоснабжением даже в благополучной Тюмени сложная, признал заместитель губернатора Тюменской области Евгений Заболотный: «Главная проблема в регионе, мешающая развитию его экономики, - сдерживание подключений к теплосетям. Она толкает местные власти на альтернативное развитие теплоносителей - строительство газовых котельных в микрорайонах». Хотя генерирующие мощности в Тюмени сегодня превышают потребление - этот дисбаланс просматривается и во многих муниципальных образованиях региона: застройщики, чтобы не идти на поклон к ресурсоснабжающим организациям, действительно решают вопрос установкой локальных источников теплоснабжения. Да, у котельной сервис дороже, затраты выше. Но госчиновник не видит в этом ничего плохого, аргументируя: будет рынок тепла - станет дешевле.

Почему возникла проблема выдачи технических условий на подключение новых стройплощадок, пояснил советник генерального директора ОАО «Фортум» по тепловому бизнесу Геннадий Зверев: «До принятия ФЗ-190 действовал тариф на техприсоединение. Он отменен. Пока нового тарифа нет - из-за отсутствия подзаконных актов к закону мы не смогли разработать схему теплоснабжения до 31 декабря 2011 года. До этого срока, установленного документом, рынку должны были разъяснить, что вкладывается в основные понятия закона, такие как «схема теплоснабжения» и «единая
теплоснабжающая организация». Разъяснений мы не дождались, время упущено.

Даже если подзаконные акты вдруг появятся завтра, на разработку схемы уйдет полтора года, а с учетом ее принятия регионом - все два. Мы думаем, что делать, ведь на этот период сохранится проблема выдачи техусловий на подключение новостроек к теплосетям. Существующие теплосети исчерпали пропускную способность, их надо модернизировать, изыскивать для этого иные источники инвестиций. А ввод нового жилья в Тюмени, планируемый на 2012 год, составляет 1,5 млн кв. метров. Это очень большие объемы. У компании есть предложения, как действовать, но пока энергетики ищут консенсус с администрацией. Уверен, мы придем к оптимальному решению, иного пути нет».

Жги больше

К ключевым подзаконным актам, которых ожидает отрасль, помимо правил и схемы организации теплоснабжения, участники тюменских дебатов отнесли и основы ценообразования, правила регулирования тарифов в сфере теплоснабжения. Директор по тепловому бизнесу ЗАО «КЭС» Максим Шейфель уверен, что существующая одноставочная модель тарифообразования порочна: поставщик тепловой энергии прямо заинтересован продать как можно больше своего товара, потому что у него линейная зависимость выручки от умножения тарифов на объем отгруженной продукции. Потребитель сектора ЖКХ тоже не заинтересован сберегать тепловую энергию, поскольку у него нет стимулов и приборов учета (по данным сайта министерства энергетики РФ, на сегодня «оприборено» менее 30%).

По словам Максима Шейфеля, существующая модель тарифообразования расточительна и нацелена на то, чтобы все сжигали как можно больше ресурсов и продавали как можно больше тепла: «Причем самое уникальное в этой ситуации, что все ведут себя якобы разумно, поступая в рамках существующей тарифной политики. Действуй мы иначе, резерв экономии составил бы 100 млрд кубов газа в год, то есть цена вопроса - 12 млрд долларов в год». В КЭС-Холдинге 50 тысяч высококвалифицированных специалистов 365 дней в году вынуждены думать о том, чтобы как можно больше продать тепловой энергии, возмущается топ-менеджер. Необходимо введение двухставочного тарифа, фундаментальная ценность которого заключается в снижения платежей потребителей в связи с тем, что поставщик теряет экономическую мотивацию поставки излишней тепловой энергии. Максим Шейфель предложил в проект решения совещания добавить нормативно-правовой акт, обеспечивающий обязательный переход предприятий на двухставочный тариф тепловой энергии с 2013 года. На совещании много говорили о том, что нет увязки нового закона с другим законодательством, в частности с жилищным, о проблемах, которые появляются на стыке энергетики и коммуналки. Например, закон №261 «Об энергосбережении и повышении энергоэффективности» четко прописывает, что каждый ресурс должен измеряться - прибором либо расчетным методом. А расчетный метод определения отпущенного ресурса уже полтора года с момента выхода 190-го закона не описан. Между тем к 1 июля по 261-му закону все объекты теплоснабжения, включая жилые дома и здания социальной инфраструктуры, должны быть оснащены приборами учета тепла и переведены на расчеты за него по фактическому потреблению. То есть производитель не будет знать, сколько отпустил, но потребитель обязан посчитать, сколько принял.Тюмень стала одним из пионеров внедрения энергосберегающих технологий в ЖКХ, экспериментальной площадкой федеральной программы «Энергоэффективный квартал». Программа предполагает экономию коммунальных ресурсов на 25 - 30%. В домах проводился капитальный ремонт и модернизация инженерных систем, в том числе внутридомовых систем отопления, на которые приходится значительная доля энергопотерь в жилом секторе. Сегодня 95% домов квартала оснащены современной тепловой автоматикой, при этом 32 дома прошли капремонт и только после этого установлено энергосберегающее оборудование (бессмысленно ставить автоматику для регулируемого потребления ресурсов, если в доме дырявые трубы). На территории энергоэффективного квартала установлены автоматизированные узлы управления Danfoss (крупнейшего мирового производителя энергосберегающего оборудования для систем отопления) с функцией погодозависимого регулирования. Показатели экономии тепла по этим зданиям достигают сегодня 30 - 35%. В целом по кварталу экономия на отоплении, согласно расчетам, может достигать 15 млн рублей за отопительный сезон при условии комплексного оснащения зданий энергосберегающим оборудованием. «Мы в Тюменской области по реализации 261-го закона об энергосбережении идем «впереди планеты всей», - рапортовал участникам совещания Евгений Заболотный. И при этом добавил: само по себе «оприборивание» - не панацея от бед и колоссальная нагрузка на бюджеты.

Президент ТПП Тюменской области Эдуард Абдуллин подчеркнул, что тепловой энергетике, вступающей в марафон модернизации, понадобится объединение усилий социально-ответственного бизнес-сообщества и государства. Согласно проекту модернизационной программы электроэнергетики на 2011 - 2020 годы общей стоимостью в 11,25 трлн рублей, обновлением генерации в основном будет заниматься именно тепловой сектор: на него отведено около 35% от этой суммы - 4 трлн рублей. Совет производителей энергии, объединяющий большинство владельцев тепловой генерации страны, предлагает обеспечивать основной рост генерации не с помощью строительства новых энергоблоков, а за счет реконструкции ТЭЦ. К 2020 году на ТЭС должно быть выведено из эксплуатации 23,3 ГВт старых мощностей (86% от всех выводов), а введено 61,5 ГВт (около 75% от общего объема новой генерации). Для реализации этих планов потребуются инжиниринговые, строительные и ремонтные компании - рынок получит большой объем заказов (см. «В зоне разборки», с. 33).Обсуждение проблем теплоснабжения на региональной дискуссионной площадке показало: отрасли необходимо качественное законодательное регулирование и рыночное развитие. Участники мероприятия направили в администрацию президента и правительство РФ перечень наиболее острых проблем, стоящих перед отраслью, попытались проанализировать и определить пути выхода ее из тупика, вплоть до внесения поправок в законопроекты.

 

В зоне разборки

Григорий ФричДиректор ООО «Ремонтно-строительная группа» (ГСК «Реформа», Екатеринбург) Григорий Фрич реализует новое направление на рынке - вывод из эксплуатации устаревших объектов

- Ваша компания занимается демонтажом строительных конструкций. В чем актуальность этого направления, кто предъявляет сегодня спрос на услуги?

- Мы освобождаем пространство для новых возможностей: чтобы построить что-то новое, нужно сначала освободить площадку от старого - здания или, например, фундамента. Начинали с малого: стены, проемы, технологические отверстия. Сейчас наши заказчики - крупные предприятия энергетики, металлургии, нефтехимической и атомной промышленности. Причем формирует спрос на услуги, например в энергетической и атомной отрасли, государство. Так, в рамках разрабатываемой Минэнерго программы модернизации энергетики вывод из эксплуатации устаревших объектов и возведение новой генерации выделены как основное направление.

- В чем особенность демонтажа энергетических объектов?

- По нашему опыту, а мы демонтировали здания и конструкции на станциях РусГидро, Башкирэнерго, КЭР-Холдинга, КЭС-Холдинга, ЭОН «Россия», могу сказать: демонтаж часто приходится вести в стесненных условиях, на действующем производстве. В зоне разборки проложены коммуникации, рядом может располагаться работающее оборудование. А предприятия снабжают энергией города, и цена ошибки подрядчика очень высока - это остановка энергоснабжения. Следовательно, устанавливаются жесткие требования к выполнению правил техники безопасности и охраны труда, необходимо вести огромное количество отчетной документации.

Кроме того, ни для кого не секрет, что здания и конструкции ТЭК, как правило, сильно изношены. Поэтому основная сложность работы - состояние разбираемых конструкций. Их разборка должна проводиться максимально аккуратно. Выполнить все эти требования сможет только организация, имеющая квалифицированные кадры, отработанный производственный процесс, большой опыт работы в промышленном демонтаже.

- Каковы итоги работы компании в 2011 году и как вы оцениваете перспективы-2012?

- В прошедшем году мы удвоили объемы по сравнению с 2010-м, закупили новую мощную технику - экскаваторы Demolition Liebherr (со стрелой 34 м) и Komatsu (27 м), молот Fractum 200. Это способствует сокращению сроков выполняемых работ, поэтому в этом году мы также планируем увеличение объемов. Но для грамотного и эффективного по срокам демонтажа только наличия спецтехники недостаточно. Необходим квалифицированный и ответственный персонал. Поэтому в этом году, помимо внутреннего обучения, мы проведем для ИТР программу «Управление проектами».

 Партнер проекта:
 Ре Форма

 

Комментарии

Материалы по теме

Сбыт не приходит один

Игра в разгаре — правил нет

Соглашение между РАО ЕЭС России и Курганской областью подписано

Энергетики определились с планами

Меткомбинатам не хватает энергии

Еще можно договариваться

 

comments powered by Disqus