Завтра начинается сегодня

Завтра начинается сегодня Дефицит средств для выплаты текущих пенсий толкает государство к очередной реформе. Но отказаться от обязательств по выплате досрочных пенсий и повысить пенсионный возраст - значит получить социальные волнения и политические спекуляции сегодня, а упразднить накопительную часть пенсий - поставить крест на пенсионном «самообеспечении» завтра.

B середине февраля заместитель главы Минздравсоцразвития Юрий Воронин заявил: к середине года будет представлен проект концепции долгосрочного развития пенсионной системы до 2050 года. Необходимость кардинальных перемен ведомство обосновало на Третьем российском пенсионном форуме в конце прошлого года. Министр Татьяна Голикова, представляя доклад «Итоги пенсионной реформы и долгосрочные перспективы развития пенсионной системы», тогда предложила: «Давайте сначала проведем широкую профессиональную дискуссию, причем проведем ее цивилизованно. Затем постараемся, обобщив все мнения и взгляды, выйти на выработку консолидированного сценария развития пенсионной системы, поддержанного обществом».

«Э-У» включился в процесс и попросил дать оценку инициативам регулятора представителей частной пенсионной индустрии Урала.

Где деньги

Основной мотив, подвигший регулятора к очередному этапу реформы пенсионной системы, - катастрофический недостаток ресурсов для выплат текущих пенсий. Корень проблемы - в демографическом кризисе: из-за снижения уровня рождаемости работающие граждане не в состоянии обеспечить содержание пенсионеров.

Чтобы преодолеть дисбаланс, Россия в 2001 году решилась сменить распределительную систему пенсионного обеспечения на смешанную. Изменились структура и тарифная политика: пенсия начала формироваться из трех составляющих. Первая часть, базовая, - за счет 14 процентных пунктов (п.п.) единого социального налога (ЕСН, тогда 35,6% от фонда оплаты труда) как своего рода социальная гарантия государства. Остальные 14 п.п. разделили на две части: страховая поступает в Пенсионный фонд России (ПФР) и временно используется для выплаты текущих пенсий нынешним пенсионерам, накопительная - формируется на именных пенсионных счетах застрахованных. В основу накопительного компонента был положен следующий принцип: чем моложе работник, тем большая часть от 14% идет на этот счет и прирастает в результате вложения средств в различные финансовые инструменты. По выбору граждан счет можно оставить в ПФР или перевести в негосударственный пенсионный фонд (НПФ), доверить управление им государственной или частной управляющей компании. К 2006 году долю максимальных отчислений предлагалось довести до 8%. По замыслу авторов реформы, введение накопительного компонента должно было не только повысить уровень пенсионного обеспечения граждан, но и привить россиянам новую культуру самостоятельного накопления на старость, тем самым в будущем снизить нагрузку на бюджет.

Таблица. Основные показатели рынка НПФ России на 01.01.10 и 01.01.11 

Наименование показателя 01.01.2010 01.01.2011*
Собственное имущество фондов, млрд рублей 736 896
ИОУД, млрд рублей 95 104
Пенсионные резервы, млрд рублей 565 640
Пенсионные накопления, млрд рублей 77 153
Число участников, млн человек 6.8 6.8
Число застрахованных лиц, млн человек 5.7 7.6
Источники: ФСФР, * - оценки «Эксперта РА»

Однако при реализации замысла возник серьезный риск. Поскольку средства накопительной части не работают на финансирование текущих пенсий, у ПФР появилась «дыра». Пока ЕСН был высок, ее удавалось закрывать. В 2005 году правительство для стимулирования вывода бизнеса из тени решилось на снижение ставки ЕСН до 26%. Как сейчас утверждают авторы доклада, именно это заложило дефицит финансирования текущих пенсий. Не спасли и выключение из формирования накопительного компонента граждан старше 1967 года рождения, и возврат 2 п.п. тарифа страховых взносов в распределительную систему (сейчас уровень отчислений на накопительный счет - максимум 6% от тарифа). С 2005 по 2009 год дефицит бюджета ПФР для финансирования базовой части пенсий вырос с 172 до 469 млрд рублей, для выплаты страховой части (счет ведется с 2002 года) - с 134 до 565 млрд рублей. Закрывать его из федеральной казны оказалось невозможно: в период кризиса государство взяло на себя слишком много социальных обязательств. К началу 2010 года общий дефицит ПФР достиг 1,3 трлн рублей.

Никто не против

Первой мерой, принятой в этой ситуации государством, стало повышение налогов. В 2010 году, на первом этапе, на место ЕСН были возвращены страховые взносы, усилено их администрирование. На втором, с 2011 года, совокупная ставка взносов повышена с 26 до 34%. Эффективность решения вызывает сомнения. Государство рассчитывает, что дефицит бюджета ПФР с нынешних 2,9% ВВП сократится до 1,8%. Однако в бизнес-среде мера непопулярна, а значит, из-за снижения налогооблагаемой базы и увода части оборотов «в тень» тот же ПФР может недополучить существенную часть страховых платежей.

«Дефицит бюджета будет неуклонно сокращаться», - обещает доклад. А затем предостерегает: «Однако он совсем не исчезнет, если не будут приняты меры по дальнейшему развитию пенсионной реформы». Вокруг этих самых дополнительных мер и развернулась бурная дискуссия.

Мера номер два - повышение пенсионного возраста: многие страны сейчас рассматривают этот шаг как один из наиболее эффективных для адаптации пенсионных систем к демографическим условиям. Много сторонников и в России. «Постепенное плановое повышение пенсионного возраста - неизбежный процесс в ходе развития пенсионной системы», - убеждена заместитель исполнительного директора НПФ «УГМК-Перспектива» Ольга Смирнова. Однако авторы доклада призывают относиться к этой идее осторожно: в России продолжительность жизни (62 года для мужчин и 74 года для женщин) существенно ниже, чем в Европе (70 и 80 лет соответственно). Так, лишь четверо из десяти мужчин смогут дожить до возраста получения трудовой пенсии - 65 лет.

Второй довод «против» - в России мера не может быть реализована до тех пор, пока не будет проведена реформа досрочных пенсий. В стране масса людей, имеющих право выхода на досрочную пенсию по условиям труда, региональным условиям проживания, факторам производственной среды и так далее. По данным Минздравсоцразвития, их 34% от числа всех пенсионеров. «Досрочно выходя на пенсию, граждане фактически остаются на своих рабочих местах и получают приличную добавку к заработной плате, причем за счет других, нельготируемых категорий населения. Эти льготы устанавливались очень давно, в другой экономике, в других условиях труда. Необходимость во многих должна быть пересмотрена», - считает исполнительный директор филиала «Уральский» НПФ «ЛУКойл-Гарант» Алла Евсеева.

Казалось бы, никто не против... О необходимости перевода досрочных пенсий из распределительной системы в профессиональную участники рынка говорят не один год, по коридорам Думы даже ходит соответствующий законопроект, подготовленный Мин­экономразвития. «Речь идет о том, чтобы на тех, кто досрочно уходит на "профессиональную пенсию", работодатели делали дополнительные отчисления. И за счет этих отчислений людям и будет платиться досрочная пенсия, по крайней мере, до наступления пенсионного возраста. Другой вариант - должны быть повышены платежи за тех, кто из-за работы в плохих условиях раньше выходит на пенсию. Есть также предложение вредные рабочие места вообще ликвидировать, что может стать для работодателей одним из стимулов модернизировать производство», - говорит руководитель Уральской дирекции НПФ «Промагрофонд» Виталий Ганцев.

То есть идеи есть. Вот только решения мы вряд ли увидим: никто не хочет брать ответственность за них на себя. Слишком много интересов затрагивает любой аспект пенсионного обеспечения.

Смотря как считать

Наиболее радикальное предложение авторов доклада касается реформирования накопительной составляющей трудовой пенсии - вплоть до ее отмены. Расчет прозрачный: в докладе посчитано, что если накопительную часть в текущем году перевести в страховую, государство закроет 24% дефицита ПФР по распределительной составляющей.

Представители частной пенсионной индустрии этот шаг не одобряют. Отмена накопительной части окажет негативное влияние на добровольные формы пенсионного страхования в целом. «Необходимо прекратить попытки раскачивания пенсионной системы: то мы в распределительно-накопительной, то снова стремимся к распределительной, а еще через десять лет потянемся обратно в накопительную. Пенсионная система крайне инерционна, неустойчивость правил формирования и выплат пенсий дезориентирует трудоспособное население, приводит к иждивенческим настроениям», - говорит исполнительный директор НПФ «Сургутнефтегаз» Руслан Габдулхаков.

Доклад содержит несколько аргументов в пользу отмены накопительной части пенсии. Первый - недостаточная активность граждан. Критерием министерство считает количество людей, которые приняли решение перевести свои счета из ПФ по отношению к общему числу застрахованных: имеется в виду, что тем самым люди проявляют личную заинтересованность в реформе. По мнению Минздравсоцразвития, эта заинтересованность крайне низка: 8% граждан, имеющих накопления, перевели счет в НПФ и 1% доверили управление частной компании.

Однако частные пенсионные фонды предлагают рассматривать не статистическую картинку, а динамику, причем в абсолютном значении. «Если взять статистику последних четырех лет, мы увидим следующее: в 2007 году 1,5 млн россиян изъявили желание перевести пенсионные накопления из ПФР в негосударственные пенсионные фонды, в 2008-м - 2 миллиона, а по предварительным итогам 2010 года их уже 3 - 3,5 миллиона. Это в среднем по рынку, а если брать отдельные фонды, то динамика будет еще более выразительной. Так, за четыре года число застрахованных лиц, формирующих накопительную часть трудовой пенсии в НПФ "ЛУКойл-Гарант", возросло втрое», - указывает Алла Евсеева. Президент Национальной Ассоциации негосударственных пенсионных фондов (НАПФ) Константин Угрюмов особое внимание обращает на тот факт, что среди тех, кто перевел счета в НПФ, 80% - молодых людей, и их доля растет. Именно на это была нацелена реформа: «Молодое поколение начинает понимать, что накопительная составляющая - его будущее. Это дает нам основание утверждать, что развитие накопительного элемента идет в позитивной динамике. И не замечать этого нельзя. Однако наш регулятор с упорством, достойным лучшего применения, продолжает штамповать утверждения о провале накопительного компонента».

Второй аргумент чиновников - низкая доходность от инвестирования пенсионных накоплений из-за опережающего роста инфляции. Так, по итогам 2010 года НПФ заработали в среднем 9 - 12% годовых, государственные управляющие компании - только 7%. Инфляция между тем достигла 10%. В докладе утверждается, что из-за низкой эффективности инвестирования средств пенсионных накоплений для первого поколения застрахованных лиц (с 1953-го для мужчин и 1957-го для женщин по 1966 год рождения) полученная доходность обеспечивает накопительную часть трудовой пенсии в 2010 году в среднем размере всего 91 рубль, для второго поколения (с 1967 года рождения) по достижении пенсионного возраста - в размере 1007 рублей.

НПФ возражают. «Учитывая долгосрочный характер пенсионных денег, следует принимать в расчет не текущую, а накопленную доходность. Кратковременные рыночные колебания на них отражаются не так явно, как на работе банков, в розничном и производственном секторах. Пенсионные средства выплачиваются только при наступлении пенсионного возраста, поэтому результаты их инвестирования нужно рассматривать за несколько лет. Тогда будет видна реальная картина», - считает Виталий Ганцев. «С 2005 по 2009 год включительно накопленная доходность НПФ в среднем составила около 95%, Внешэкономбанка - чуть более 31%, суммарная инфляции за этот же период - почти 68%», - указывает Алла Евсеева.

Третий довод в пользу несостоятельности накопительного компонента - сохранность пенсионных накоплений. «В условиях правового вакуума возникает риск, что вся полнота экономической ответственности за пожизненную выплату накопительной части пенсий ляжет на федеральный бюджет, - высказала опасения Татьяна Голикова. - До сих пор не находит решения проблема гарантии пенсионных накоплений, не говоря уже об ответственности государственного страховщика за минимальный уровень доходности».

НПФ снова парируют: контроль рынка - как раз компетенция регулятора. «Разработка механизмов государственного страхования - задача федеральных органов власти: Минфина, Минздравсоцразвития. Можно продумать систему гарантий с привлечением всех заинтересованных сторон: УК, НПФ, государства. В частности, возможно создание единого страхового фонда для обеспечения гарантий сохранности накоплений. Однако необходимо четко определить условия участия в нем фондов, а также принципы отчисления средств для его пополнения», - считает директор дирекции по развитию региональных сетей Уральского федерального округа НПФ «Норильский никель» Павел Мальцев.

Шаг вперед и два назад

Получается, какой аргумент чиновников ни возьми, он так или иначе сводится к одному «а ну его, все равно ничего не вышло». Но если разобраться, то не вышло по большей части из-за пассивной позиции государства, инициировавшего реформу. Нет активности граждан? Но НПФ много лет просили власти участвовать в информационной кампании, разъяснить населению суть новаций. Тщетно: те считали, что это дело исключительно самих НПФ. Низка доходность? Но НПФ до сих пор не могут инвестировать накопительную часть в акции Газпрома, Сургутнефтегаза, того же Норникеля. Вопрос, почему регулятор не хочет решить чисто техническую проблему расширения списка эмитентов, висит без внятного ответа уже много лет. Проблемы с накопительной частью? С прошлого года и в ПФР, и в НПФ идут заявления граждан, которые уже вышли на пенсию, но получить средства с накопительного счета не могут, потому что закон о финансировании накопительной части пенсий застрял в коридорах власти.

На наш взгляд, столь странная ситуация складывается потому, что государство никогда не относилось к развитию накопительного элемента как серьезной составляющей решения проблемы пенсионного обеспечения. Персонально ответственных за это чиновников мы не видели.

Пока механизм упразднения накопительного элемента обрисован в очень общих чертах. Что будет, если отмена все-таки произойдет? Вот один из вариантов. «До 2013 года граждане будут иметь право перевести накопительную часть трудовой пенсии в негосударственный пенсионный фонд, - рассказывает Ольга Смирнова. - Пенсионные накопления, оставшиеся в ПФР, пополнят расчетный пенсионный капитал (страховую часть трудовой пенсии). Те же, кто перевел пенсионные накопления из ПФР в НПФ, смогут как назначить и получать накопительную пенсию, так и единовременно снять средства со счета, если суммы будет недостаточно для назначения накопительной пенсии.

- Эффект для государства и пенсионного фонда от этой денежной инъекции будет очень скоро забыт, - добавляет Руслан Габдулхаков, - а вот для 10 млн человек, которые все же решились сделать шаг в самостоятельность, поверили, что можно сформировать свой собственный пенсионный капитал, это будет показательный урок.

Проблема дефицита ресурсов для финансирования текущих пенсий действительно непроста. Реформа досрочных пенсий и постепенное повышение пенсионного возраста затрагивают интересы нынешних пенсионеров, упразднение накопительной части - будущих, в том числе молодежи. В первом случае неизбежны социальные волнения и политические спекуляции, второй путь поставит крест на возможности изменения пенсионной культуры. «Ответственным на старость» окончательно и бесповоротно станет государство.

Дополнительные материалы:

Арифметический вопрос

Вовлечь работника и работодателя в экономически обоснованные процессы накопления пенсии - единственный путь балансировки пенсионной системы, считает генеральный директор ОАО «Объединенный пенсионный администратор», член совета НАПФ Алексей Гончаров.

- Алексей Валерьевич, аргументируя возможность отмены накопительного компонента, авторы аналитического доклада Минздравсоцразвития говорят о низком интересе населения к формированию будущей пенсии. Насколько это доказательно?

- В России с начала пенсионной реформы накопительную часть трудовой пенсии имеют 38 млн человек, около 11 миллионов уже перешли из ПФР в негосударственные пенсионные фонды, и число таких год от года растет. Некорректно, на мой взгляд, не обращать внимания на эту динамику. А она не позволяет говорить о том, что население не волнует судьба накопительной части своей пенсии.

Кроме того, я не стал бы рассматривать итоги реформы только по количеству переведенных счетов из ПФР в НПФ. Это не единственная цель. Одним из важных критериев является вовлечение в процесс пенсионного обеспечения работодателей. Вспомните, в самом начале реформы готовность работать с накопительными счетами проявляли преимущественно фонды, созданные крупными корпорациями. Для Урала показателен пример активной позиции СУАЛа, «Реновы», Трубной металлургической компании, УГМК. Сейчас интерес к развитию пенсионных, построенных на их базе кадрово-мотивационных программ проявляют компании среднего бизнеса. И мы боремся за таких клиентов, ищем их, привлекаем на обслуживание. Потому что это настоящие хозяева предприятий или бизнесов, пришедшие надолго, имеющие внятную социальную и кадровую политику в отношении своих работников. И я не вижу оснований отрицать эти процессы, эту инициативу, построенную на вовлечении работников и работодателей в процесс совместного финансирования пенсий.

А главное - разве не на стимулирование именно таких программ направлена государственная программа софинансирования пенсий, которая сейчас активно популяризуется? При текущей демографической ситуации ни один бюджет самостоятельно не выдержит финансовую нагрузку в области пенсионного обеспечения. Нужны дополнительные источники, и их смогут сформировать только работодатели и работники.

- Но они могут делать это и в рамках добровольного пенсионного обеспечения...

- Да, такие программы не только сохраняются, но и расширяются. Однако надо помнить, что не все работодатели способны и готовы развивать самостоятельные пенсионные программы, не на всех предприятиях есть социальный пакет, включающий в себя в том числе и пенсионное обеспечение.

И в этих случаях именно наличие накопительного элемента как стартовой точки взаимодействия работника и работодателя становится серьезным катализатором и для качественного участия в государственной программе софинансирования, и для последующего развития добровольных пенсионных программ. Причем даже по крупным промышленным холдингам мы не ожидали такой активности участия работников в этой программе.

Сегодня очень многие работодатели пытаются связать государственную программу софинансирования пенсий с внутренними корпоративными пенсионными программами, обеспечив таким образом дополнительный источник повышения пенсий работников. Например, Трубная металлургическая компания, проанализировав структуру заявлений в государственную программу софинансирования, увидела, что самыми активными ее участниками являются граждане старше 40 лет. И компания разработала собственную программу софинансирования для работников в возрасте старше 45 лет: работник делает взнос сам, плюс такие же суммы получает от государства и от работодателя.

- Можно ли решить проблемы дефицита пенсионного фонда иным способом, не отменяя накопительный элемент?

- В докладе об этом прозрачно написано и мне не кажется, что эксперты министерств и ведомств, социальные партнеры не разделяют некоторые изложенные в нем выводы. Кроме предлагаемой реформы досрочных пенсий, это еще и постепенная отмена многочисленных льгот по страховым взносам для отдельных категорий налогоплательщиков. Это аграрный сектор, малый бизнес, применяющий специальные налоговые режимы. Работники этих секторов экономики на пенсию претендуют, но платят налогов категорически меньше по отношению к тому, что они затем получают из государственной пенсионной системы. И это объективная ситуация, которая требует взвешенного решения. Такое решение назрело и должно быть найдено в самые ближайшие годы.

- Ваше мнение относительно возможности повышения пенсионного возраста.

- Я не могу на этот вопрос компетентно ответить, потому что я не видел ни одного подробного расчета. Надо видеть цифры, видеть, какое количество граждан в какие годы выходит на пенсию, сколько формируется пенсионных обязательств и так далее. Сейчас эту тему обсуждают только в одном ключе - «это диверсия против российского народа», тут же уходят в политическую дискуссию. А вопрос, на мой взгляд, вполне арифметический, но чтобы его нормально обсуждать, надо видеть эту арифметику, которой владеет только ПФР. Негосударственные пенсионные фонды, на уровне НАПФ в том числе, лишены этой информации.

- Если все-таки отменят накопительный элемент, каковы будут последствия?

- У меня есть уверенность, что такого решения не будет. Вся накопительная часть пенсии - больше триллиона рублей - столько же, сколько сейчас составляет годовой дефицит в государственной пенсионной системе. И решение о ликвидации накопительного элемента закрывает всего лишь проблему одного года. А через год что мы будем говорить гражданам?! Как мы будем ориентировать их к самостоятельному, паритетному, любому другому накоплению пенсий, если годом ранее им было продемонстрировано, что это не приоритет государственной пенсионной политики? На какую активность в государственной программе софинансирования пенсий, программах дополнительного пенсионного обеспечения мы рассчитываем, выдвигая такие предложения? Вовлечь работника и работодателя в экономически обоснованные процессы накопления пенсий - единственный путь балансировки пенсионной системы. Другого просто нет.

Подготовила Ирина Перечнева

Комментарии

Материалы по теме

О пенсиях всерьез

Третий не лишний

Болезни роста

800 булочек на один избирком

Подносить патроны губернатору

Не спи спокойно

 

comments powered by Disqus