Рамки раздражения

Рамки раздражения Закон о торговле требует серьезной доработки. Однако у игроков - ритейла и поставщиков - пока нет конструктивных предложений. Поэтому не исключено, что поправки будут приняты без учета их интересов.

Минул год действия закона о торговле. Практика его применения выявила массу недочетов, начиная от некорректных и размытых формулировок и заканчивая расхождением с Гражданским кодексом. Инициатива доработки закона принадлежит чиновникам. VI всероссийский торговый форум представил в феврале поправки к закону, разработанные федеральной антимонопольной службой (ФАС). Предложения готовят также профильные ведомства федерального и региональных правительств. Предприниматели, однако, уверены: в сегодняшней редакции закон настолько далек от практики рыночных отношений в торговле, что изменения к нему будут мертвыми. Но конкретных предложений у бизнеса нет.

ФАС - это команда

До 1 августа прошлого года розничные торговые компании должны были привести договоры поставок продовольственных товаров в соответствие новым нормам. Контроль исполнения законодательства в части устранения дискриминации на рынке был возложен на ФАС. Региональные управления по всей стране провели более 15 тыс. проверок, охватили полтысячи крупнейших федеральных и региональных ритейлеров, в том числе уральские сети «Купец», «Дикси», «Магнит», «Семья», «Норман-Виват». Результат - в каждом третьем договоре торговцы нарушают установленные нормы. Башкирские антимонопольщики выявили, что ритейлеры обязывают поставщиков не отпускать конкурентам товар по более низким ценам, вынуждают доплачивать за расширение ассортимента. Свердловское УФАС возбудило два дела в отношении компании «Элемент-Трейд» (сеть «Монетка»). Как сообщила глава управления Татьяна Колотова, «первое связано с тем, что компания включала в договор поставки социальных сортов хлебобулочных изделий бонусы, хотя законом они запрещены. Ее вина доказана. Второе касалось создания дискриминационных условий: ритейлер устанавливал для поставщиков все тех же хлебобулочных изделий разные объемы бонусов. Разбирательство по этому делу пока отложено».

До сих пор финансовых санкций за нарушение законодательства ФАС не применяла, ограничивалось рекомендациями и предписаниями. Однако с 1 января 2011 года вступили в силу поправки в КоАП, которые устанавливают штрафы в размере от 300 тысяч до 4 млн рублей для юридических лиц, от 10 до 50 тыс. рублей - для руководителей.

Бонус-малус

После проведенных проверок ФАС предложила два блока поправок: полный запрет включения в цену договора каких-либо вознаграждений, кроме предусмотренных законом, и расширение перечня запрещений в практике договорных отношений. По мнению ведомства, после вступления в силу санкций торговые сети будут маскировать бонусы под услуги, якобы оказанные поставщикам (например, сбор статистики о движении товаров в сети). «Для суда определить, притворная ли это услуга, крайне тяжело», - говорит начальник управления социальной сферы и торговли ФАС Тимофей Нижегородцев.

Заметим, что эти положения закона и без новых поправок служат предметом ожесточенной дискуссии (см., например, «Вавилонский ритейл», «Э-У» № 19 от 17.05.10). По утверждению главного исполнительного директора X5 Retail Group Льва Хасиса, для большинства поставщиков доплаты и бонусы вполне обоснованы, компании готовы предоставлять сетям скидки, чтобы стимулировать продажи:

- Поставщик говорит: ребята, если вы за год продадите моей продукции на 100 млн рублей, я вам дам бонус 10%, а продадите на миллиард - то и 20%, причем с удовольствием. Кроме того, не понятно, зачем запрещать логистический бонус. Далеко не у всех поставщиков есть возможность развозить товары по магазинам сетей. Но есть крупный ритейл с развитыми собственными системами логистики. Представьте, поставщик говорит: за то, что вы развезете мою продукцию по всем вашим магазинам, я готов заплатить 7 - 8% ее стоимости. Мы отвечаем: нет, в процентах теперь не можем рассчитывать, ты должен платить нам фиксированную сумму за каждую доставку. Поставщик удивляется: а вдруг вы повезете один ящик? Но иначе по закону мы не можем.

Крупные производители подтверждают: введение «премиальных» ограничений бессмысленно, оно никак не повлияло на договорные отношения с ритейлом.

- Я не понимаю целесообразности принятия этого закона. И по вопросам оплаты поставок, и по вопросам скидок и бонусов мы всегда находили общий язык на стадии переговоров, - отмечает генеральный директор екатеринбургского мясокомбината «Хороший вкус» Сергей Емельянов.

Ни шагу вперед

Вторая поправка ФАС касается статьи 14, которая ограничивает инфраструктурное развитие сетей, чья доля в розничном товарообороте муниципального образования достигла 25%. По данным, например, свердловского УФАС, некоторые компании переступили 25-процентный порог. Но на практике антимонопольщики статью пока не применяли. «Мы направили в администрации муниципалитетов письма с этой информацией и уведомлением, что компании не имеют права приобретать либо арендовать дополнительные площади. Такие же сообщения разосланы самим ритейлерам», - рассказала Татьяна Колотова.

Необходимость поправки вызвана прецедентом, созданным в конце 2010 года: ФАС вынуждена была выдать разрешение Х5 Retail Group на покупку сети «Копейка», хотя и вынесла предписание передать часть магазинов приобретаемой компании третьим лицам в тех муниципалитетах, где доля Х5 по итогам сделки превышала 25%.

- Если доля компании на рынке 24%, она в теории может купить компанию, у которой 75%. С точки зрения закона это формально разрешено. Поэтому необходимо расширить полномочия ФАС в части выдачи предписаний для сделок между компаниями, чьи доли не достигают 25%, но близки к верхней границе, - отмечает Тимофей Нижегородцев.

Ритейл и муниципальные власти и к этой норме настроены скептически. Например, в северных территориях есть масса небольших муниципальных образований, где вся розница представлена магазинами двух-трех компаний. И запрет на их расширение может остановить развитие рынка.

Нужен переучет

Региональным властям дано указание: сформировать пакеты поправок на местах с учетом интересов игроков и транслировать их на федеральный уровень. Объединением предложений будет заниматься министерство промышленности и торговли РФ. Конечный пакет Минпромторг намерен внести в Госдуму в мае 2011 года.

Чтобы достучаться до властей, предприниматели пытаются выработать единый пакет предложений.

- Государство не хочет слушать торговые компании как таковые (как, впрочем, и производителей, и переработчиков). Позиция чиновников сводится к тому, чтобы мы сами договорились между собой, как нам работать, - рассказывает исполнительный директор Ассоциации компаний розничной торговли Илья Белоновский. - Поэтому в ноябре прошлого года был создан Межотраслевой экспертный совет по развитию потребительского рынка. В него вошли руководители Ассоциаций компаний розничной торговли, производителей и поставщиков продовольственных товаров, Агропромышленного союза, Комитета торгово-промышленной палаты РФ по развитию потребительского рынка, Национальных союзов производителей мяса и молока. В дебатах и спорах мы отобрали наиболее конструктивные предложения, которые, по нашему мнению, будут совершенствовать закон. При этом одиозные, лоббистские поправки были автоматически исключены - главным критерием было единогласное принятие поправок всеми участниками совета.

Пакет поправок объединенная организация участников рынка уже представила ФАС и в скором времени планирует направить в правительство. Однако совет продолжит рассматривать предложения. Причем наиболее интересен опыт региональных компаний. Но они, по словам Белоновского, пока неактивны.

Дополнительные материалы:

Смысловые ошибки

Марина ЧумакДиректор юридического департамента екатеринбургской торговой сети «Купец» Марина Чумак указывает на недостатки закона.

- У меня есть несколько вопросов к формулировкам. Первый касается трактовки одного из ключевых понятий - «торговая сеть». Подразумевается, что это совокупность двух и более объектов, которые находятся под общим управлением или используют единое коммерческое обозначение. Но ни в одном нормативном акте нет определения «общее управление». Сеть может объединять несколько юридических лиц, которые управляются разными людьми, в том числе неаффилированными. Когда к нам поступает запрос от муниципальных властей, мы даем сводные данные по сети в целом. А когда какую-то информацию запрашивают контрольно-надзорные органы, например налоговая инспекция, они, как правило, обращаются к конкретному юридическому лицу.

Некорректно рассматривать как сеть и все объекты торговли, работающие под единым брендом. У некоторых компаний, например, есть франчайзинговые партнеры, которые используют их название, но при этом они автономны в выборе поставщиков и заключении контрактов. Так почему ответственность за нарушение закона пользователем бренда должна распространяться на правообладателя?

Второй серьезный вопрос возникает к статье девятой, в которой прописан максимально возможный размер вознаграждения за поставки определенного объема товаров. Уже после вступления закона в силу ФАС уточнила, что размер вознаграждения от разных поставщиков, но по одной товарной категории должен совпадать. Это нарушает установленную Гражданским кодексом свободу договора и простую рыночную логику: если один производитель готов дать мне скидку 5%, а другой 9% на аналогичный товар, почему я должна отказываться от выгодных условий, предложенных самим поставщиком? В этом смысле закон и пояснения ФАС к нему не учитывают, что у производителей может быть разная себестоимость товаров, разные затраты на транспортировку. На мой взгляд, в формулировке необходимо указать, что стороны вправе самостоятельно устанавливать размеры вознаграждений за приобретенный товар по одной товарной категории у разных хозяйствующих субъектов, однако с учетом максимального порога.

И третий нюанс - закрепленное законом право федеральных властей устанавливать предельно допустимые розничные цены на социально значимые продукты, которые в пределах одного субъекта выросли в цене в течение 30 дней более чем на 30%. При этом в документе нет ни слова о параллельном сдерживании роста отпускных цен товаропроизводителей и оптовиков, не берется во внимание изменение себестоимости сырья. Законодатели выхватили только конечное звено - торговые розничные компании, не углубляясь в причину изменения ценников.

Подготовила Евгения Еремина

Комментарии

Материалы по теме

Торговый класс

Учиться не дышать

Мал, да у дел

Кто в доме хозяин

Якушев останется

Приросли депутатами

 

comments powered by Disqus