2000-й и смерть, и слезы, и любовь

2000-й и смерть, и слезы, и любовь
22 мая 2000 года вышел в свет первый номер «Эксперт-Урала». Наш журнал стал вторым региональным проектом медиахолдинга «Эксперт» (питерский «Эксперт Северо-Запад» появился чуть раньше).

За эти десять лет на территории Урала и Западной Сибири поменялось многое: ушли люди, бывшие когда-то локомотивами экономической истории, на их место встали новые амбициозные лидеры, из горстки инициатив выросли масштабные компании, а незыблемые, казалось бы, корпорации рассыпались, в историю ушли громкие проекты, так и не доведенные до конца.

Мы решили, что лучшим подарком для читателей к нашему юбилею будет новый взгляд на события и факты, освещенные на страницах журнала за десять лет его жизни. Возможно, переосмыслив прошлое, мы найдем и новые параллели с сегодняшним днем. Итак, начинаем отсчет.

Первый год выхода журнала ознаменовался самой отвязной дракой собственников, окончанием формирования алюминиевого холдинга и стартом крупнейшей в регионе «незавершенки».

Борьба за промышленные активы, начавшаяся в стране в 90-х, наиболее агрессивно шла в индустриальных центрах, прежде всего в Екатеринбурге. Именно столица Урала прославилась громкими скандалами в сфере передела собственности. Первый этап передела мы связываем с всеобщим разгосударствлением и раздачей ваучеров, второй - с формированием крупных пакетов акций в руках стратегических или спекулятивных инвесторов в ходе денежных аукционов, третий - с переходом крупных и контрольных пакетов от одного инвестора к другому.

С пожеланиями долгой и мучительной смерти

Архив журнала «Эксперт-Урал», описывающий отдельные истории, - кладезь для писателей-детективщиков. Резкие повороты сюжета, неожиданные развязки, попытки вооруженных захватов, аресты. Интересно, что в ход шло не только оружие сопровождавшей бизнесменов охраны, но и все, что было под рукой: к примеру, при захвате металлургического завода имени Серова дрались обрезками железной арматуры. Однако драка между акционерами Уралхиммаша, растиражированная местными каналами, побила все рекорды, поразив даже далеких от акционерных разборок обывателей.

Скандальной репутацией область обязана преимущественно двум фигурам - тогдашним предпринимателям Павлу Федулеву, ныне отбывающему срок, и Малику Гайсину. Так получалось, что эти люто ненавидевшие друг друга люди нередко оказывались владельцами одних и тех же предприятий, акции которых они без разбору скупали во время приватизации.

Так было и с Уралхиммашем: обоим принадлежали пакеты от 25 до 30%. Исход таких конфликтов чаще всего зависел от того, кому удавалось привлечь наиболее сильных союзников. На этот раз Федулеву в борьбе за власть помогал его партнер Андрей Вихарев, а Гайсину - тогдашний директор завода Алексей Глотов и промышленная группа «Уралинвестэнерго». Сторонники Федулева забаррикадировались в здании заводоуправления, однако противники «вошли» в окно с помощью монтажно-ремонтной автовышки: она подняла в здание директора группы «Уралинвестэнерго» Андрея Ахтямова, в то время лидера скандально известного политического движения «Май» Антона Бакова и приглашенных журналистов. «Менеджеры в галстуках, благообразные на вид депутаты схватились в жестокой рукопашной у дверей приемной генерального директора. В ход шли палки и ножки от столов и стульев. Звуковое сопровождение - трехэтажный мат вперемежку с пожеланиями долгой и мучительной смерти и угрозами оторвать своим противникам различные части тела, вплоть до самых интимных», - так описывал эту историю журнал «Эксперт-Урал» («Предпродажная подготовка», «Э-У» № 7 от 25.09.2000). Поняв, что без членовредительства не обойдется, в дело вмешалась власть: на завод приехал мэр Екатеринбурга Аркадий Чернецкий. Он настоял на полном освобождении здания заводоуправления, а через два дня противники собрались у него в кабинете. В результате многочисленных консультаций, серии внеочередных собраний акционеров, судебных исков контроль над предприятием получил Андрей Ахтямов. Однако ненадолго: собственники группы «Уралинвестэнерго» разругались между собой и после многолетней борьбы, сопровождавшейся уголовными преследованиями, потеряли большую часть активов. В итоге в 2008 году Уралхиммаш перешел под контроль компаний, близких к Газпромбанку.

Учитесь договариваться

Более здравые бизнесмены предпочитали все-таки договариваться. Именно способность к разумным компромиссам не дала разгореться на Урале «алюминиевой войне», подобно разыгравшейся в Сибири.

Как известно, в начале 90-х способ приобретения контроля над промышленным активом был прост: скупка акций у трудового коллектива, получившего их во время приватизации. Именно этим активно занимались «Ренова» Виктора Вексельберга и «Трансконсталт Групп» Василия Анисимова. В ходе ожесточенной борьбы первый получил контроль над Уральским алюминиевым заводом, второй - над Богословским. Затем Виктор Вексельберг выступил инициатором создания Сибирско-Уральской алюминиевой компании - СУАЛ, которая объединила Уральский и Иркутский алюминиевые заводы. Особенность момента заключалась в том, что контрольные пакеты предприятий всей остальной цепочки алюминиевого комплекса так и остались в руках правительства Свердловской области: оно передало все пакеты в одну специально созданную им «Алюминиевую компанию Урала» - АЛКУР. Ренова попыталась было убедить часть предприятий оформить на другую компанию - «Алкор», однако правительство инициативу не поддержало и на равных условиях передало бизнесменам акции в траст. В итоге Вексельберг и Анисимов много лет вели согласованную промышленную и социальную политику в регионе.

В 2000 году конкуренты приняли историческое решение об объединении активов: 13 сентября была зарегистрирована компания «СУАЛ-холдинг». Тем самым было положено начало юридическому оформлению крупного конгломерата алюминиевых предприятий. «Новый холдинг по объемам производства алюминия входит в десятку крупнейших мировых алюминиевых компаний и является вторым по величине в России. Суммарный оборот всех предприятий группы составляет 1,4 млрд долларов. Объединенная компания будет контролировать всю производственную цепочку от добычи сырья (бокситов) до выпуска изделий глубокой переработки», - так оценил тогда «Эксперт-Урал» эту сделку («Активы - общие, название наше», «Э-У» № 7 от 25.09.2000). Мы окрестили ее «наш ответ Дерипаске»: тот создал к этому времени компанию «Русский алюминий», сосредоточившую 80% российского алюминиевого рынка. Ответ, однако, получился с продолжением: буквально через несколько месяцев Василий Анисимов решил выйти из бизнеса, продав свою долю Виктору Вексельбергу, а он в свою очередь в 2005 году вошел со всеми алюминиевыми активами в состав «Русала», который стал крупнейшим игроком мирового рынка.

Потерянная визитка

К сожалению, ни властям, ни предпринимателям не удалось сохранить одну из главных визитных карточек региона - Уралмашзавод. В 2000 году после убийства генерального директора предприятия Олега Белоненко, оперативное управление взял на себя владелец и директор холдинга «Объединенные машиностроительные заводы» Каха Бендукизде, который к тому моменту купил контрольный пакет уральского завода. В интервью нашему журналу он обещал провести управленческую реструктуризацию, укрепить и оптимизировать вертикальную интеграцию, привлечь на завод инвестиции («Мода на централизацию перешла в промышленность», «Э-У» № 5 от 28.08.2000). Однако через четыре года Бендукизде начал сворачивать бизнес в России и, не найдя инвесторов на весь завод, распродал его по частям. Основной актив - производство буровых установок - оказался в руках компании «Интегра», часть других - у группы «Металлоинвест» и Газпромбанка. Так от мирового бренда осталось одно название. Вдохнуть в предприятие новую жизнь сейчас пытается Газпромбанк, однако вернуть утраченное лидерство будет непросто.

Несостоявшаяся стройка века

Самым громким инвестиционным проектом эпохи нулевых на Урале стало строительство стана-5000 на Нижнетагильском металлургическом комбинате. Острейшая борьба за право выпускать трубы большого диаметра (ТБД) шла между крупнейшими металлургическими комбинатами и губернаторами территорий девять лет: тендер на размещение производства министерство экономики России объявило в 1999 году, первый камень завод ТБД заложен в Нижнем Тагиле в апреле 2000 года.

Завод ТБД стал любимым детищем экс-губернатора области Эдуарда Росселя. «Через три года область получит самое современное и мощное трубное производство, дополнительные рабочие места, а НТМК - долгожданный высокотехнологичный листопрокатный передел (сегодня около 70% его продукции - заготовка для других метпредприятий) <...> Новый завод рассчитан на годовой выпуск 1 млн тонн труб большого диаметра для нужд Газпрома и 500 тыс. тонн толстолистового проката для машиностроения», - объясняли тогда власти необходимость его возведения.

Проблема была в одном: в проекте не желал участвовать основной потребитель - Газпром. В октябре 2000 года из концерна буквально клещами вытянули согласие на взнос в уставный капитал нового предприятия и обязательство покупать по 400 тыс. тонн труб в год в течение 10 - 15 лет. Только при этих условиях инвесторы соглашались давать деньги на проект. Между тем на заказы Газпрома рассчитывали еще четыре российских предприятия (АО «Северсталь» и Челябинский трубопрокатный завод в связке с ММК, Волжский и Выксунский заводы), которые в спешном порядке реконструировали старые трубопрокатные станы. Эта гонка тогда дала нам основание предположить, что российская металлургия на всех парах движется к будущему кризису перепроизводства: «Если все заявленные проекты будут реализованы, Россия получит мощности по выпуску труб большого диаметра в объемах около 1,5 - 1,7 млн тонн в год, в то время как Газпром покупает по импорту около 600 - 700 тыс. тонн труб», - писал «Эксперт-Урал» («Наше дело - труба», «Э-У» № 11 от 20.11.2000).

Мощностей по производству ТБД в России действительно оказалось более чем достаточно. В 2009 году стан-5000 запустил Магнитогорский меткомбинат, а в начале 2010-го владелец НТМК группа Евраз официально объявила о намерении закрыть амбициозный проект.


Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Кооператив «Большой Урал»

Нехорошая ситуация

с БОРу по сосенке

Окна роста

Пермский рай

 

comments powered by Disqus