Пинок от общества

Пинок от общества

Реформирование российской высшей школы в ожидании чиновничьих решений рискует затянуться на несколько лет. Ускорить процесс модернизации системы образования может и должно общество.

Вы никогда не задумывались, почему США и Европа, а вслед за ними и Китай с Индией, инвестируют огромные средства в создание университетов, научных и исследовательских школ мирового уровня? Многие из этих стран отлично чувствуют себя, например, без самолетостроения. Почему же они хотят создать конкурентоспособную систему высшего образования? Потому что мир быстро меняется, общество должно быть мобильным.

И не сырьевые ресурсы, а система высшего образования влияет на долгосрочный рост экономики: она формирует человеческий капитал, необходимый для развития.

Что мы имеем сегодня? С одной стороны, число вузов растет, с другой - качество образования падает. В чем проблема? Дело не столько в деньгах (вузы научились выживать самостоятельно), сколько во внутренней среде, нежелании меняться в соответствии с веяниями времени. Для создания стимулов к повышению качества образования вузам нужно полагаться не на государство, а на главного потребителя услуг - студента. Не навязывать европейские правила игры. Следовать духу болонских соглашений, а не принятому во многих странах способу их реализации. Конечная цель Болонской конвенции - мобильность студентов и преподавателей. Когда подобная среда появится в наших вузах? Этот вопрос обсуждали участники февральской конференции «Высшая школа в условиях реформ», которая прошла в Уральской академии государственной службы. Ректор вуза Владимир Лоскутов согласился ответить на наши вопросы.

- Владимир Анатольевич, властные структуры списывают на кризис не только отсрочку реструктуризации высшей школы, но и большую часть проблем системы образования. Насколько это справедливо?   
 
- Это не справедливо. Обострение проблем, о которых вы говорите, безусловно спровоцировано кризисом, но сами эти проблемы копились, не находя решения, годами. Кризис лишь обострил их и потребовал от государства четких и понятных действий. То, что государство сегодня предлагает в качестве решения, служит относительно сбалансированным ответом на эти вызовы и угрозы. Почему относительно? Да потому что сегодня («с утра») предлагают ускорить и углубить процесс модернизации высшей школы, а завтра («к вечеру») - полностью его остановить. Сейчас под угрозой находится в целом реализация программы модернизации высшей школы, а все внимание общества пытаются перевести на проблемы «кризисные», хотя и важные, но сиюминутные.

Включите настройки

- В чем вы видите главную роль высшей школы сегодня, менялась ли эта роль в зависимости от требований общества? Какие проблемы стоят перед высшей школой?

- С начала 90-х советская высшая школа трансформировалась, так или иначе приспособилась к изменяющейся реальности и в целом отвечает требованиям сегодняшнего общества. Но в своем движении высшая школа обязана смотреть не только под ноги, но и за горизонт. Эта функция сегодня существенно ослаблена. Мы научились выживать в условиях рынка. Так получилось, что мы вынуждены были выживать. Но дальше так продолжаться не может. Хватит топтаться на месте. Вузовская система должна развиваться, смотреть вперед и формулировать обществу правильные ориентиры развития.

Система высшего образования - это своеобразный общественный камертон. По нему должны настраиваться все те общественные системы, которые как инструменты в большом оркестре хотели бы исполнять не какофонию, но симфонию. Чтобы так и было, высшая школа должна встать с колен и идти вперед: существенно повысить качество образовательных услуг, решить давно перезревшие вопросы собственной реструктуризации и институциализации.

- Так идет модернизация высшей школы или нет?

- Пациент скорее жив, чем мертв... Существуют четкие и понятные ориентиры реформ. И есть судорожные, малоэффективные попытки властей хотя бы что-нибудь модернизировать. Например, реструктуризация системы высшей школы ведется в основном методом проб и ошибок. С помощью «ручного управления». Объявлен великий поход против филиалов. Создаются федеральные и исследовательские университеты, что, кстати, не только не способствует решению проблем, но зачастую создает новые. Наверху какое-то шевеление, до нас долетают слухи о скором изменении то стандартов, то специальностей и направлений обучения.

Но реально меняется очень мало. Никто и не обольщается: с завтрашнего дня все тромбы высшего образования не разбить. Модернизация - это большое поле битвы, сегодня так сразу и не поймешь, кто с кем и против кого воюет. Но пальба по общественному сознанию идет как под Бородино.

Для меня очевидно, что в этой ситуации высшей школе может помочь только общество. Нам часто начальники сверху и сбоку говорят, что высшая школа не отвечает потребностям постсоветского общества. Абсолютно не согласен - мы такие же, как наше общество, а в чем-то даже и лучше. Но! Мы должны быть впереди общества. Сами с этой задачей мы справляемся плохо. Государство нам в этом слабый помощник. Можно, конечно, поднапрячься и создать «прорывные» вузы, где великолепно будут организована система двухуровневого образования, управление качеством и обучение компетенциям. Но влияние этих вузов на систему высшего образования в целом будет незначительным. Нужны системные и качественные изменения. Нам нужен, если хотите, пинок со стороны общества, чтобы мы более резво двинулись в нужном направлении. Не государства, а именно общества. Оно нам должно дать понять, что мы заигрались в свои псевдорыночные игры, что нужно больше думать о людях в системе высшего образования - студентах и преподавателях.

Вокруг школяра

- Что значит думать о студентах?

- В программе модернизации места студентам не нашлось. Они для модернизаторов - черная дыра и одновременно белое пятно. Это лишает смысла модернизацию. Нам ведь нужно в результате всех изменений получить новый качественный продукт - не просто строителя или инженера, а гражданина, способного создавать и развиваться, быть свободным и ответственным. Во всех цивилизованных странах в центре системы высшего образования находится студент, который сам выбирает траекторию своей учебной деятельности. Для этого он использует самые разные средства. Важнейшее из них - преподаватель, который помогает ему пройти этот путь наиболее эффективно и с наименьшими потерями. Преподаватель помогает ему сделать образовательную деятельность осмысленной и целенаправленной. У нас же какая-то другая, не солнечная система образования. В ней обессмысливается в первую очередь работа самого преподавателя.

Сегодня студент может получить специально отобранные и обработанные знания из многих источников. И не факт, что преподаватель среди них - главный. Ситуация меняется кардинально, когда студент получает от преподавателя методически грамотную, методологически выверенную помощь в управлении своей образовательной деятельностью. Грамотный методист, умелый методолог, эффективный управленец (образовательным процессом) - вот какой преподаватель нужен современному студенту. Увы, такому преподавателю также не нашлось места в программе модернизации высшей школы.

- Реформирование высшей школы подразумевает иной подход к организации учебного процесса?

- Нам говорят о необходимости перехода на двухуровневую систему образования. О новых стандартах третьего поколения, которые рассчитаны на формирование у студента определенных навыков, способностей, чтобы потом он мог активно себя вести на рынке труда и продолжать обучаться в течение всей жизни.

О новых условиях самой вузовской жизни с точки зрения обеспечения качества преподавания, управления процессом качества, новых формах менеджмента в системе образования. Все то, о чем говорят, безусловно, носит инновационный характер, но все это как тень отца Гамлета или призрак коммунизма - годами бродит по чиновничьим кабинетам, отбрасывая слабые тени в общественном сознании. Идет какая-то напряженная внутриаппаратная борьба непонятно с кем.

А что вузы? Да ничего, живут своей наполненной живыми проблемами немодернизированной жизнью и приспосабливаются... Но любое общество, где высшее образование приспосабливается, стоит и ждет указаний сверху, находится в состоянии застоя. И высшая школа, впадая в очередную модернизацию, где нет места свободному и ответственному студенту и такому же преподавателю, становится надежным консервантом для общественного застоя - непроходимым тромбом в кровеносной системе общественной жизни.Мы не рабы  

- А что нужно сделать, чтобы преподаватель высшей школы стал активным проводником идей модернизации?

- У меня есть твердое убеждение в том, что со времен советской высшей школы в отношении преподавателя практически ничего не изменилось. Он как был «приписным крестьянином при казенном заводе» (кафедре, вузе), так и продолжает существовать в этом качестве. Реального, полноценного, цивилизованного рынка преподавательского труда, где бы он мог его свободно продать, а вуз - свободно купить, просто нет. В этой системе кровь давно не бежит, в ней сплошные тромбы. В советские времена кафедра выполняла очень важные функции. Сегодня эффективность этой формы объединения близка к нулю. Можно и нужно вдохнуть в нее новую жизнь, но случится это только тогда, когда она станет свободным объединением свободных и ответственных людей.

Модернизировать высшую школу, не превратив преподавателя в основную движущую силу этого процесса, - абсурд. Если у нас цель построить очередную потемкинскую деревню и отчитаться, тогда можно и без него.

- Может ли вузовское сообщество, не дожидаясь указаний государства и пинков общества, модернизировать самое себя?

- Года три-четыре назад нам после посещения многих вузов разных стран «неожиданно» пришла в голову мысль, что самостоятельная работа студента - и есть тот самый первый и важный кирпичик в основании жизни вуза, с которого все начинается. Мы перекроили все учебные планы, изменили соотношение аудиторной и неаудиторной работы, выделили дни для самостоятельной работы студентов, значительно почистили сессии, переведя большинство зачетных мероприятий в семестр, ввели накопительную систему баллов по всем предметам. И... через два года экспериментов нам пришлось существенно поменять условия их проведения. Главная причина - психологическая неготовность и методическая неподготовленность преподавателя к работе в новых условиях. Отпустить студента в свободное плавание - это только начало процесса. Нужно помочь ему найти правильные ориентиры и добраться до желанного берега. То есть помочь методически правильно организовать самостоятельную работу - и вот тут наш преподаватель поплыл, но совсем даже не туда, куда поплыл студент. Пришлось все силы бросить на методическую модернизацию учебного процесса. Многое уже сделано, но еще больше предстоит сделать.

Наш, может быть, незначительный, но для нас очень ценный опыт модернизации учебного процесса показывает, что в вузах есть серьезный потенциал реформирования. Другое дело, что, к сожалению, вузовское сообщество разобщено, и очень часто положительный опыт реформ не находит должной поддержки и выхода в широкую практику. 

- И все-таки экономический и финансовый кризис затронул высшую школу?

- Конечно, но приспособленческие рефлексы у нас настолько развиты, что мы приспособимся и к этому кризису. Важнее и опаснее другое - кризис реформы высшего образования. Эта напасть может существенно деформировать высшую школу, закрыв тем самым горизонты развития и для общества, ввергнув его в пучину очередного застоя. 

Комментарии

Материалы по теме

Одной идеи мало

Эх, раз. Еще раз?

Креатив на потоке

Тяга к переменам

Две большие разницы

Научить рисовать за полчаса

 

comments powered by Disqus