Кульманы — в музеи

Кульманы — в музеи Кульманы - в музеиИзготовление любой вещи начинается с проектирования, и занимаются им люди, которым, увы, свойственно ошибаться. Ошибка проектирования — вещь любопытная. Если «отловить» ее в самом начале, устранение не будет стоить ничего, ну пару часов дополнительной работы. Если ошибку заметили на стадии изготовления опытного образца, предприятие потеряет в сотни (тысячи) раз больше и несколько месяцев. Хуже всего, если ошибка всплывает на стадии серийного производства. Для крупного производителя это потеря имиджа, загубленные годовые финансовые показатели, поползшие вниз котировки акций. Для предприятия пожиже ошибка и вовсе может стать фатальной: с новинкой на рынок выйдет кто-то другой, и неудачник, поставивший все на собственную разработку, разорится.

На этом фоне системы автоматизации проектирования пользуются все большим спросом. Они позволяют экономить время и деньги дважды: вопервых, обеспечивают разработку нового изделия в меньший срок и меньшими усилиями, вовторых, в разы снижают вероятность ошибки, а значит, необходимости тратить ресурсы повторно.

И можно, и нужно

Производители и поставщики САПР наблюдают устойчивый растущий спрос на продукцию. Во многом он обусловлен объективными факторами. Во-первых, напрямую зависит от инвестиций в промышленность. Чем больше денег в реальном секторе экономики, тем активней компании вкладывают в информационные технологии.

В последние годы предприятия приступили к реализации отложенных проектов, направленных на повышение производительности с помощью САПР.

Второй фактор — техперевооружение. Компании закупают новое оборудование. А современный станок — это станок с числовым программным управлением (ЧПУ). Вручную с ним не поработаешь, он принимает команды и данные только из САПР. Еще одна техническая предпосылка: за последние годы стоимость высокопроизводительных компьютеров и прочего «железа», с помощью которого функционирует система, упала в разы.

Но главный импульс к внедрению продуктов САПР дает растущая конкуренция, как с отечественными, так и с иностранными промышленными предприятиями. Автоматизация труда конструкторов, инженеров, проектировщиков и других специалистов позволяет сократить время на выпуск изделия и минимизировать брак, опередить конкурентов в выпуске новинок.

«Вызовы времени» — эту фразу мы слышим сегодня все чаще, когда речь заходит о развитии промышленности страны, рассуждает директор по стратегическому развитию группы компаний «АСКОН» Евгений Бахин:

— Вступление в ВТО сулит нашим предприятиям жесточайшую конкуренцию со стороны мировых компаний. Относительная экономическая стабильность попрежнему держится на сырьевом экспорте. По данным Росстата, рентабельность промышленного производства снижается, несмотря на то, что объем выпуска продукции растет, а численность персонала предприятий сокращается. Сейчас мы вдвое проигрываем Китаю по эффективности труда в машиностроении. Задумываются ли об этом собственники и топ-менеджеры холдингов, объединивших в последние годы практически все крупные предприятия машиностроения? Безусловно! Проблему дальнейшего роста производительности труда, роста выработки на сотрудника они прекрасно осознают, понимая, что каждая десятая процента рентабельности будет даваться все тяжелее.

Эти самые доли процента значительно проще выгадать, внедряя современные средства САПР.

Где конкурентоспособность зарыта

Основные игроки на уральском рынке САПР — «Аскон», «Делкам-Урал», Русская промышленная компания, ConsistentSoftware, SolidWorksЕкатеринбург, «Топсистемы», PTC, EDS. Все перечисленные компании (за исключением «Делкам-Урал») — филиалы столичных и иностранных. Причем москвичи лишь в последние годы начали открывать филиалы на Урале, раньше они предпочитали общаться с клиентами из столицы. Активизироваться их заставляют мировые лидеры рынка САПР — EDS, Dassault/IBM, PTC и Autodesk, пришедшие в Москву. Открыв офисы в Москве, эти гиганты пошли в регионы. Например, в Екатеринбурге сегодня работают офисы Unigraphics и SolidWorks.

Доли по выручке поставщиков САПР, доли по количеству инсталляций программных продуктов САПР

По оценке ведущих игроков, объем уральского рынка САПР в 2006 году составил 40 млн долларов. К концу нынешнего года он вырастет минимум до 52 — 56 миллионов. Качественные изменения (постепенная переориентация предприятий с простых продуктов на более сложные, переход от первичной автоматизации к интеграции) на рынке тоже заметны, пусть и не столь отчетливо, как количественный рост.

Рассказывает технический директор «Делкам-Урал» Владимир Власов:

— Рынок CAD и CAM систем постепенно насыщается. Практически все, кто планировал, уже приобрели эти продукты.

Предприятий, которые вообще не используют компьютерное проектирование, единицы. Рынок САМ привязан к внедрению нового оборудования. Предприятие покупает новый станок и автоматически приобретает САМ, так как на современном производстве программное обеспечение стало неотъемлемой частью процесса производства. Без софта современные станки — груда железа.

Промышленность все сильней востребует технологии, позволяющие повысить рентабельность за счет минимизации брака. Поэтому будет расти спрос на САЕ. Именно в технологических системах скрыты экономические резервы для промышленных предприятий. Поясняет Владимир Власов:

— Просчитав на компьютере процесс литья металла, можно исключить все ошибки и минимизировать брак. Для литейного производства сокращение брака хотя бы на 5% позволяет мгновенно окупить все инвестиции в это ПО и начать больше зарабатывать. Эффективность использования САЕ легко посчитать. Например, до внедрения ПО выход годной продукции был 70%, а после внедрения около 80 — 90%. Брак, конечно, остается, но он уже связан с качеством сырья.

 

 

Усиление конкуренции заставляет национальные и региональные промышленные группы искать инструменты, позволяющие создавать и хранить данные, контролировать работу с информацией и организовывать передачу данных в рамках всей холдинговой структуры. Причем важно не просто контролировать, но и эффективно управлять процессами разработки и вывода новой продукции. Промышленники стремятся стать ближе к потребностям клиента, улучшить дизайн и повысить качество выпускаемых изделий. Все это активизирует спрос на PDM/PLMсистемы. По данным IDC, у нас в стране PDMрешения составляют лишь около 10% рынка САПР, в то время как в развитых странах — 22%. Тем не менее число проектов комплексной автоматизации предприятий растет. Аналитики прогнозируют, что к 2010 году доля PDM в России вырастет до 13%. Некоторые внедрения PDM на уральских предприятиях уже завершены и дали вполне ощутимые результаты (см. «Лучший метод оборонки», «Э-У» № 43 от 14.11.05).

В сегменте САD будут востребованы лишь обновления ПО, а сегмент CAM будет расти вместе с рынком покупки нового оборудования. На фоне снижения темпов роста сегментов CAD и CAM рынок САПР будет все больше прирастать за счет направлений САЕ и PDM/PLM.

В целом росту рынка САПР будет способствовать благоприятная ситуация в промышленности, обострение конкуренции, в том числе со стороны иностранных производителей, а также усиление государственной борьбы с пиратством. Вступление России в ВТО будет стимулировать руководителей промышленных предприятий искать способы повышения производительности. Это дает основание предположить, что произойдет увеличение спроса на ИТ-аутсорсинг и консалтинг. Также будут востребованы комплексные решения и интеграция продуктов САПР в информационные системы предприятия. Промышленные холдинги продолжат укрупнение, поэтому потребность в единой информационной системе и стандартизации технологических и бизнеспроцессов будет высока.

ИТ-компаниям, работающим на рынке САПР, придется заняться тем, до чего руки раньше не доходили — популяризацией легального программного обеспечения на малых и средних предприятиях.

Спрашивать с азартом

По мере того, как растет количество инсталляций различных продуктов САПР на уральских предприятиях, набирается и опыт их внедрения и эксплуатации — как отрицательный, так и положительный. Основные принципы внедрения продуктов САПР, равно как и самые распространенные ошибки, допускаемые предприятиями, практически те же, как и в случае других софтверных продуктов. Мы уже неоднократно описывали алгоритмы внедрения основных ИТрешений и наиболее распространенные ошибки (см., например, «Мишки на сервере», «Э-У» № 7 от 19.02.07), поэтому повторимся только в главном.

Основа основ успеха — оптимальный выбор программного продукта, поставщика и внедренца. Леонид Митрофанов, региональный директор SolidWorks Russia: «Выбирая САПР руководителю предприятия нужно отталкиваться от тех задач, которые оно должно решить. Обратите внимание на функциональные возможности ПО, его надежность и устойчивость, скорость внедрения и обучения персонала, возможности технического сопровождения, поддержку отечественных стандартов и языка, распространенность и стоимость».

Прежде чем покупать, определитесь с задачами и целями предприятия хотя бы на ближайшие год-три. Проанализируйте выпускаемую продукцию, кадровый резерв, оборудование и технологии, используемые на производстве. На основе задач и ресурсов предприятия выберите процессы, нуждающиеся в автоматизации. Затем определите несколько продуктов, подходящих по формальным требованиям, пригласите их поставщиков и спрашивайте, спрашивайте, спрашивайте. «Чем больше ответов вы получите, тем лучше, — рассказывает топ-менеджер одной ИТкомпании. — Чем детальней ответы, тем еще лучше. Не бойтесь показаться неопытными, задавайте въедливые, глупые, провокационные и вообще любые вопросы и следите за тем, как на них отвечают. Бойтесь тех компаний, которые “отплясав” стандартную презентацию, больше ни слова сказать не могут. Логика ваших действий проста: если приглашенный менеджер спокойно, развернуто, профессионально ответил на все вопросы, значит, вероятность его профессионализма возрастает. Если же гостям нечего сказать, а от вашего “дилетантства” они нос воротят, не связывайтесь».

Внедрение лучше проводить по следующей схеме. Начать с обучения: краткосрочные курсы, практические семинары на предприятии для наработки персоналом основных навыков. Далее — модернизация рабочих мест, локализация продукта, настройка сети. Если эти этапы прошли успешно, начинайте работать в программе под присмотром специалиста технической поддержки компаниипоставщика. Когда поток вопросов начнет сходить на нет, можно «отпустить восвояси» внешнего специалиста техподдержки. Впоследствии не забывайте приглашать специалистов поставщика (или посылать своих сотрудников к ним) для повышения квалификации.

Но даже выполнение изложенных правил не гарантирует успеха. Распространенные причины неудач — завышенные или упрощенные ожидания руководителей от внедрения ПО. Директор регионального представительства Русской промышленной компании Александр Иванов: «Порой встречается такое мнение: раз мы купили софт, значит, завтра он уже должен работать и приносить отдачу. А то, что это только первый или второй шаг в работе, никто не задумывается. Работа программы отождествляется с работой компьютера: купили, поставили, включили. Некоторые как рассуждают: если монитор засветился, значит, и софт работает, но почемуто чертежи не выпускает».

Внедрение PDM и PLMсистем — не просто установка компьютерной программы. Результативность их инсталляции и использования зависит от работы команды внедренцев, от гибкости системы, умения настроить ее под задачи предприятия, а также от уровня пользователей. Причин неудачных внедрений — сотни. Сотнями же могут измеряться и факторы, которые необходимо учесть, чтобы оно прошло успешно. В ходе осуществления проекта в любом случае возникают незапланированные проблемы и проволочки. Тем не менее со всем этим вполне можно справиться (см. «Ускорились» и «Люди — в центре»).

И последнее — по порядку, но не по важности. Использование копеечного пиратского софта — большой соблазн. Как показывает практика, поддаются ему не только студенты и учителя. До сих пор очень многие предприятия разных отраслей промышленности эксплуатируют пиратский софт, и рынок САПР не исключение. Между тем такого рода экономия по большому счету бессмысленна, даже если не принимать во внимание юридическую сторону вопроса и растущее внимание к пиратству правоохранительных органов.

Представим: предприятие покупает пиратский софт. Отправить своих сотрудников на курсы, организованные официальным поставщиком, оно не может. Поэтому руководство поручает конструктору или технологу освоить систему самостоятельно, зачастую «в свободное от работы время». Старательно будет выполнять это указание руководства рядовой специалист? Вряд ли. А чтобы освоить современный софт, нужно потратить немало сил и времени. В итоге программа осваивается лишь на 10 — 20%. По сути, ее не используют. Кроме того, при работе пиратские копии дают сбои чаще, чем лицензионные.

И неисправности придется исправлять самостоятельно. В итоге — простои, брак, пользователь разочаровывается в программе, считая ее плохой и неэффективной. Перепробовав парутройку систем в пиратской копии, сотрудники предприятия начинают с недоверием относиться к информационным технологиям как к таковым.

Учитывая перспективу вступления страны в ВТО, российским предприятиям в любом случае придется переходить на лицензионный софт. Но время будет потеряно. Так, может, стоит посмотреть вперед не на шаг, а хотя бы на пару?

В подготовке материала участвовал Юрий Немытых

Дополнительные материалы:

САПР — системы автоматизации проектирования. Используются в самых разных сферах: машиностроении, приборостроении, металлообработке, ВПК, строительстве, земельном проектировании, легкой и ювелирной промышленности. Продукты САПР делятся на пять основных направлений.

CAD (Computer Aided Disign) — системы автоматизации конструирования: создают двух или трехмерную модель будущего изделия (по сути автоматизированный кульман с расширенными возможностями).

CAE (Computer Aided Engeneering) — системы расчета и анализа. Делятся на две группы: проектные расчетные, использующиеся для расчета на прочность, газо и гидродинамику, для оптимизации конструкции/изделия; технологические, предназначенные для моделирования процессов производства (литья, сварки, штамповки и т.д.).

САМ (Computer Aided Manufacturing) — системы подготовки производства: переводят компьютерные чертежи в задание для обработки заготовки на станке с ЧПУ.

PLM (Product Lifecycle Support Management) — системы управления жизненным циклом изделия: служат для накопления, обработки, анализа технической информации об изделии, своеобразная ERP для технолога.

PDM (Product Data Management) — система управления данными о производственных процессах: информационное пространство, в котором документация хранится и обрабатывается по изделиям.

Ускорились

Юрий Кондратов

Юрий Кондратов

Благодаря средствам САПР удалось втрое увеличить количество новых разработок, рассказывает инженер­конструктор отдела главного технолога Свердловского завода трансформаторов тока Юрий Кондратов

— Решение о приобретении обрабатывающего центра и программ для объемного проектирования принято летом 2004 года. Перед заводом стояла задача сократить сроки проектирования и изготовления форм. Мы рассмотрели такие конкурирующие программы, как Adem, SolidWorks и PowerMill. После консультаций с рядом предприятий решили приобрести обрабатывающий центр Okuma и пакеты программ Power Mill и Solid Works. Два человека прошли обучение по PowerMill, три — по SolidWorks. Результаты мы увидели, когда четко заработала вся производственная цепочка. Теперь конструктор изделий в SolidWorks создает трехмерную модель нового трансформатора. Затем разрабатывают модели литьевых форм и конструкторских документов, а уже по ним создаются программы для обрабатывающего центра. На всех этапах разработки существует обратная связь: модель трансформатора, а затем формы соотносятся с возможностями обрабатывающего центра, комплектом инструментов, имеющихся на станке.

После внедрения САПР весь производственный цикл от начала проектирования до создания изделия стал укладываться в два месяца. Раньше при заказе оснастки и проектирования на стороне это отнимало не менее полугода. До тех пор мы осваивали пять трансформаторов в год, а сейчас можем разрабатывать два-три новых трансформатора в месяц. В итоге, продолжая производить серийные модели, выпускаем около 15 новых видов продукции в год.

Наши инвестиции в станки и софт окупились всего за год (при стоимости разработки новой формы изделия 250 тыс. рублей и загрузки станка 24 часа в сутки). Сегодня у нас работает два станка, и мы наметили купить третий.

Без проблем не обошлось. Сначала нам пришлось стыковать PowerMill и SolidWorks, потом — адаптировать стандартную версию PowerMill под возможности нашего станка, то есть занести в софт все функции нашего оборудования. Параллельно стояла задача организовать работу станков в единой информационной сети. Раньше программа для работы на станках передавалась на дискетах: чтобы изготовить одну деталь, приходилось загружать в станок 10 — 15 дискет. С появлением сети работа пошла гораздо быстрее. Станок по сети обращается в архив, выбирает нужный документ и работает исходя из полученного задания.

Подготовили Сергей Осипов и Юрий Немытых

Люди — в центре

Наталья Толстенко

Наталья Толстенко

Чтобы добиться эффекта, начинать автоматизацию необходимо с обучения и мотивации сотрудников, уверена генеральный директор «Нова­СтройПроект» Наталья Толстенко

— Автоматизация на нашем предприятии началась стихийно. В конце 90-х сотрудники стали приобретать компьютеры, тогда это была дорогая и редкая вещь. Потом — покупать специализированное ПО, естественно, пиратское. В то время мысли ни у кого не возникало, что оно стоит больше, чем 100-150 рублей за диск. Ставили и осваивали, кто как мог. В какой-то момент оказалось, что специалисты на нашем предприятии работают поразному: люди старшего поколения — постаринке, с карандашом и кульманом, а кто-то выпускал картинку на компьютере, причем проектирование шло в самых разных программах. С точки зрения скорости и качества это ничего не меняло: специалисты работали вразнобой.

В сентябре 2004 года мы выбрали программу AutoCAD и заключили договор с Русской промышленной компанией, которая обучила наши кадры и в дальнейшем помогала строить систему автоматического проектирования. Первое, что нам пришлось сделать, — выровнять профессиональный уровень сотрудников: мы видели, что в промышленных институтах, где разными специалистами используются разные программы, эффект от автоматизации минимален. Поэтому сначала в течение четырех месяцев мы обучили всех инженеров и архитекторов: полдня учились, полдня работали. Мотивация была материальной: у нас люди получают зарплату сдельно. Когда им объяснили, для чего нужны нововведения, многие поняли, что смогут повысить эффективность собственного труда. Но были и противленцы. Причем неприятие шло со стороны как тех, кто не владел компьютером, так и тех, кто уже освоил другие программы. Когда обучение прошло (причем вторые поняли, что в программах есть гораздо больше, чем они могли постичь самостоятельно), стал заметен первый эффект. Мы увидели, что улучшилось качество и внешний вид чертежей. А вот скорость работы не изменилась: каждый работал хоть и в одной программе, но сам по себе.

И тут наше желание увеличить скорость проектирования совпало с желанием Русской промышленной компании разработать электронный стандарт создания и выпуска документации, а потом продавать его как отдельный продукт. Они предложили нам пойти на этот эксперимент в качестве подопытных кроликов. Для нас это было условно-бесплатно и мы согласились. С августа по декабрь 2005 года они провели полное обследование нашей организации, опросили всех сотрудников. В результате в начале 2006 года у нас появился проект стандарта, и в течение шести месяцев мы обкатывали его на архитектурностроительном отделе. К середине прошлого года обкатка была успешно закончена. И с того момента стандарт стал обязательным для всех. Все новые проекты выполняются только в нем. 

И вот только тут я понастоящему почувствовала, что есть результат. Мы стали работать в одной среде по единому стандарту. Появились сеть и электронный банк проектов, в котором сохранялась вся проектная документация. Все это позволило нам работать быстрее и качественнее. Конечно, проектные работы не измеряются скоростью, так как выполнение задачи зависит от множества переменных, но понимание сроков выполнения того или иного объема работ есть. Так вот, если говорить о работе с повторно применяемыми данными, то мы поставили рекорд — за 2,5 месяца выпустили документацию для 16этажного дома в Первоуральске. Обычно на такое уходит месяца четыре.

Есть еще один положительный эффект внедрения: работа в одной сети и в одном стандарте сплотила нашу команду. Раньше кто-то мог сказать «эти проекты мои, я их никому не дам и вообще я сам по себе». Сейчас они хранятся в единой базе. Сотрудники могут пользоваться опытом коллег, и все начинают чувствовать, что делают одно дело.

Подготовили Сергей Осипов и Юрий Немытых

Комментарии

Материалы по теме

Выше среднего

От интраверта к экстраверту

Грабеж на расстоянии

Услуги по ранжиру

Пермский край готов делиться опытом информатизации

Дистанцироваться, чтобы стать ближе

 

comments powered by Disqus