Большая политика грядок и коровников

Большая политика грядок и коровников

Большая политика грядок и коровниковТелята на ферме ОАО «Дубровский» (Челябинская область) удивленно округляли глаза на толпу чиновников в белых халатах и демонстративно чихали перед телекамерами: вентиляцию, как и все ветхое оборудование, тут давно пора менять, да денег нет. У глазевших на несчастный скот ответственных работников Минсельхоза России, руководителей АПК со всего Уральского федерального округа, в конце февраля заехавших на ферму перед большим совещанием по реализации национального проекта «Развитие АПК» в Челябинске, как и у телят, от миазмов перехватывало дыхание. Но они резво расхаживали вслед за замминистра Минсельхоза РФ Сергеем Митиным, обсуждая аспекты подъема животноводства. Коровник в Дубровском, куда возили чиновников и журналистов, еще из тех, что не страшно показывать. Ферм без окон, без дверей, с полуразрушенными, как после бомбежки, стенами и по Уралу, и по стране, большинство. Поголовье скота сокращается год от года: крупного рогатого в УрФО в 2005 году — на 8,7 %, свиней — на 6,8%. Хотя в принципе удивительно, как вообще выдерживает скот в таких скотских условиях. Наскоро перекусив горячими сосисками с огурцами, чиновники уехали в Челябинск на пленарное заседание. Таких совещаний в ближайшие недели по стране пройдет несколько — Москву интересует, как регионы намерены реализовывать приоритетный нацпроект. Гостеприимное руководство Дубровского тихо сияло: в ходе визита оно пробило финансирование проекта подъема хозяйства. Будет телятам и вентиляция, и кофе в соломенную постель! Осталось в это поверить.

Прошло полгода, как агропромышленный комплекс объявлен национальным проектом. Президент России дал ясный знак отношения к сельскому хозяйству как стержню социально-экономической политики. И государство наконец-то решило сделать доходным аграрный бизнес, чтобы была возможность вести расширенное воспроизводство, покупать новые технологии, технику, оборудование, сделать достойной заработную плату и жизнь на селе.

К разговору о бизнесе в Челябинске высокопоставленные чиновники агробизнес почему-то не позвали, ни одного выступления предпринимателей не было. Предпринимательское счастье на селе ответработники взялись устроить сами. Судя по всему, реализация нацпроекта пойдет в их «ручном управлении». Кроме них в здании правительства области томились только пропахшие дубровским навозом журналисты: начало заседания отложили на несколько часов, ждали, когда приедет из Екатеринбурга полпред президента в УрФО Петр Латышев.

Приоритеты

Развитие отрасли сдерживается прежде всего низкой производительностью труда. В Дубровке, например, выработка на одного человека — 225 тыс. рублей в год: ни одна компания с выработкой ниже 600 тысяч нормально развиваться не может. Второй тормоз — постоянный рост издержек производства. Он обусловлен неудовлетворительным состоянием основных фондов (зданий и сооружений, техники): износ достиг 70 — 80%, обновление происходит медленно из-за недостатка оборотных средств. Животноводство дошло до ручки, невозможно не только развитие, но и простое воспроизводство, аграрии все чаще отправляют скот на бойню, не имея другого шанса погасить кредитные долги. В то же время рост экономики страны приводит к увеличению доходов и, соответственно, к повышению покупательской способности населения, спросу на отечественную агропродукцию.

Поэтому приоритетный нацпроект в АПК намерены реализовать в трех направлениях. Первое видят в ускоренном развитии свиноводства и крупного рогатого скота. Новшество: процентная ставка по долгосрочным кредитам до восьми лет на строительство и модернизацию животноводческих комплексов будет на две трети субсидироваться из федерального бюджета. Предусматривается закупка племенного скота и технологического оборудования по системе государственного лизинга, отмена ввозных таможенных пошлин на технологическое оборудование, не имеющее отечественных аналогов.

Второе направление — поддержка личных подсобных (ЛПХ) и фермерских хозяйств. Они производят 90% картофеля, 88% овощей, 33% молока и 45% мяса. Однако в связи с отсутствием необходимой инфраструктуры, товарного и кредитного обеспечения их выход на рынки переработки и потребления ограничен. Здесь хотят расширить доступность кредитных ресурсов для этих «малых форм» и создаваемых ими сельскохозяйственных потребительских кооперативов. Впервые будет полностью субсидироваться процентная ставка по привлекаемым кредитам: на 95% из федерального бюджета и на 5% — из областного. Размер кредита для личных подсобных хозяйств предлагается до 300 тыс. рублей, для крестьянских (фермерских) — до 3 млн рублей, для кооперативов — до 10 млн рублей. Крестьянам говорят: создавайте заготовительные и снабженческо-сбытовые, кредитные кооперативы, а также структуры по переработке сельскохозяйственной продукции, производимой личными подсобными и крестьянскими (фермерскими) хозяйствами. Впервые предусмотрено субсидирование займов членов потребкооперативов: если вы взяли заем в кооперативе, вы тоже имеете право на субсидию в размере 95% ставки рефинансирования.

Поддержка малого предпринимательства, подключение всего населения к рыночным процессам, на наш взгляд, самое сложное, что есть в нацпроекте. Финансовые риски здесь оцениваются как наиболее высокие. «Деньги должны пойти не через банк, а через кредитный кооператив. Я даже не представляю, как министерство будет контролировать кредиты по ЛПХ. Купил крестьянин корову или машину на базаре? Кто ему на базаре чек выдаст? Мы это проходили. В 1992 — 1994 годах в село была вброшена куча денег, те кредиты до сегодняшнего дня не погашены», — говорит замминистра сельского хозяйства Челябинской области Александр Завалищин. В Тюменской области уже подсчитали: сейчас из 80 тысяч подсобных хозяйств товарных — не более 5%. Заявленные меры поддержки в сумме позволят поднять доход на каждый двор с 30 до 100 тыс. рублей.

Третье направление — социальное развитие села, привлечение молодых специалистов, обеспечение их жильем. При этом государство пошло на увеличение финансирования как из федерального бюджета, так и с регионального и муниципального уровней. В 2006 году на жилищные субсидии молодым специалистам выделено 4,5 млрд рублей. О заключении контрактов пока ничего не известно, это направление наименее проработано, говорить о его реализации детально пока невозможно.

Диспаритет против нацпроекта

Что показали первые месяцы реализации нацпроекта по поддержке АПК? Две глобальные проблемы грозят свести на нет популистские обещания поднять уровень жизни на селе. Первая: доступ к льготным ресурсам в животноводстве будет обеспечен лишь единичным крупным структурам, мощным агрохолдингам, поскольку они обладают достаточным объемом активов для получения заявленных кредитов. Только после полного погашения кредита вместе с процентами банка выдается субсидия. Взять кредит по-прежнему могут очень немногие. Средние предприятия, которым более всего нужна поддержка государства (они показывают динамику развития, но не могут выдержать все условия банка, самые сложные среди которых — наличие залоговой базы, то есть земли, оформленной в собственность, и имущества), так и останутся за чертой государственного внимания. Механизм земельной ипотеки не заработает, пока нет рынка земли. Рынка нет, говорят аграрии, потому что неизвестна ее реальная стоимость. Значит, пока земли как залоговой базы не будет. Итак, сильные станут еще сильнее, слабые будут по-прежнему разоряться. Нужно иметь стадо минимум в 400 голов — с этой цифры начинает просчитываться экономика хозяйства. «Мелочь» с 50 головами, по нацпроекту, погибает. На селе прогнозируется ускорение процесса поглощений. Холдинги, повышая производительность труда, внедряя высокотехнологичные процессы, высвободят «лишние» для эффективного бизнеса рабочие руки. Чиновники мечтают, что при поглощениях сохранятся рабочие места, но вряд ли им удастся заставить бизнес пойти на это.

Сергей Митин, заместитель министра Минсельхоза РФ, считает, что уйти от диспаритета можно через повышение производительности труда

Сергей Митин, заместитель министра Минсельхоза РФ, считает, что уйти от диспаритета можно через повышение производительности труда
В Челябинской области обескуражены: из 45 (по другим данным — 63) заявок на получение субсидий удовлетворены только пять. Комиссия в Москве работу закончила.
Прошли богатые птичники, одно животноводческое хозяйство и один частный
предприниматель-свиновод. Птица дает наиболее быстрый оборот (150 дней) и основной рост по мясу. КРС — один оборот в год, свиньи — 2,5 оборота. Судя по выделенным суммам, в других уральских территориях ситуация с заявками аналогична. Челябинцы еще получили больше всех. Минсельхоз РФ одобрил только десятую часть из 3937 заявок сельхозпредприятий на субсидии в 2006 году на сумму 4 млрд 450 млн рублей. Это позволит привлечь 50 млрд рублей инвестресурсов на реализацию проектов. По УрФО общая сумма субсидий составляет 216,5 млн рублей, по Курганской области — 9, Свердловской — 16,2, Тюменской — 87, Челябинской — 94, в том числе 87 млн рублей по пятилетнему кредиту. 193 млн рублей по УрФО предоставлено на возмещение затрат кредитов «малым формам» хозяйствования. Поддерживают тех, кто и без того крепко стоит на ногах, сможет быстро нарастить объемы и принести славу реализаторам нацпроекта в ближайшие два года (до 2008-го: дата понятна). Минсельхоз РФ обещает 1 мая провести корректировку: от регионов требуются новые заявки и бизнес-планы и, обратите внимание, как условие — достигнутая договоренность с банками.

Следующая проблема: дефицит оборотных средств, свойственный предприятиям АПК, усугубляется сохраняющимся диспаритетом между ценами на продукцию сельского хозяйства и приобретаемые ими энергетические ресурсы, закупочными ценами переработчиков, ценами производителей сельхозтехники, запчастей и так далее. Ситуация выглядит настолько абсурдно, что способна полностью скомпрометировать всю затею с нацпроектом в АПК. Государство кладет скромные деньги в карман крестьянина, в то время как из другого кармана вынимают суммы гораздо большие.

Вот пример: требуется 1 кг зерна, чтобы получить 1 кг хлеба. Стоимость 1 кг хлеба (не булки) сегодня в пределах 26 рублей, а стоимость 1 кг зерна  — 2,4 рубля. От стоимости булки хлеба крестьянин получает мизер, только 10%. Остальное забирают переработчики и торговля. Оборот у крестьянина — год (столько он работает над этим зерном) плюс диспаритет цен. У хлебопеков и торговли оборот ежедневный.

Помимо уже названного снижения ставки рефинансирования по взятым кредитам и обычных схем субсидий на топливо, минеральные удобрения, средства защиты растений, которые работают уже около пяти лет, по нацприоритетам добавят денег в систему Росагролизинга (на покупку оборудования сроком на 10 лет, там удорожание идет на 2% в год). Будет организована лизинговая линия по покупке скота (там пять лет без удорожания, то есть 0%). Новшество, которое вводится в этом году, — субсидия по дизельному топливу. И уже по итогам первого квартала ясно, что сумма 5 млрд рублей на компенсацию удорожания ГСМ должна быть увеличена как минимум вдвое. «Темпы роста цен на ГСМ за 1,5 месяца настраивают нас добиваться повышения компенсации. Будем настаивать на схеме ограничения темпов роста цен на ГСМ темпами роста инфляции в целом. Такую схему мы предлагаем давно и намерены добиваться ее законодательного подтверждения, — сказал Сергей Митин. — выходом, на наш взгляд, является и перевод сельхозтехники на газомоторное топливо с применением метана». Андрей Косилов, первый заместитель губернатора Челябинской области, более категоричен: «Немедленно нужен закон о сельском хозяйстве, который бы ограничивал рост тарифов по ТЭК, устанавливал прямое соотношение между ценой булки хлеба и ГСМ. Иначе нефтяники поднимут цены на ГСМ, и все 5 млрд рублей, которые выделяет правительство крестьянам, мигом перекачают себе в карман». Субсидия по дизтопливу дается, например, на 1 га зерновых — 80 рублей. Это капля в море, 8 %. ГСМ на гектар расходуется 30 — 50 литров по цене самое меньшее 16 — 17 рублей. Это уже мировые цены. Казахстан, например, давно внедрил серьезные субсидии, превышающие половину стоимости ГСМ.

Что могло бы делать государство, чтобы снизить диспаритет? Многое, говорят аграрии, захоти оно этого. Имея на рынке свое топливо, оно может за этот счет снизить цены. Может объявить монополию на продукты АПК, как практикуется в других странах. Делать, например, двух-трех годовой запас зерна, а потом вести диалог с переработчиками. Пока государство лишь вяло имитирует этот процесс: из фонда интервенции с его помощью продается только 2 млн тонн зерна против 28 млн тонн на рынке. Это несопоставимые вещи. Министр сельского хозяйства РФ Алексей Гордеев убежден, что должны укрепляться крупные зерно-трейдеры. Так что 2 млн тонн — это с учетом их интересов. По словам Андрея Косилова, «через налоговые отношения также можно поставить крестьянина на должный уровень с другими участниками рынка относительно его труда в булке хлеба».

Пока нет закона о сельском хозяйстве, будет диспаритет. Сегодня поправки к закону прорабатываются. «Я думаю, — делится опасениями Александр Завалищин, — что закон будет выхолощен. Все только усугубляется».

Есть у аналитиков точка зрения, что если бы не было диспаритета цен, 15 лет разоряющего село, не понадобился бы никакой нацпроект. Но Сергей Митин с этим категорически не согласен. Он считает, что уйти от диспаритета можно через повышение производительности труда, применение энергосберегающих технологий, новые виды техники, перевод на газомоторное топливо, правильный менеджмент. Да, но для запуска технологий нужны деньги, для менеджеров хорошая оплата труда — это никак не нынешние 3850 рублей в месяц. Требуются финансы, от которых средний бизнес на селе нацпроектом отрезан. Одна треть хозяйств в АПК — на грани банкротства. Спасти некоторых может вхождение в крупные вертикально-интегрированные холдинги.

Комментарии

Материалы по теме

Мода на сельское хозяйство

Рашин тудэй

Газ и тормоз одновременно

В Тюменской области появится крупнейший в Европе свинокомплекс

В Челябинской области готовят к запуску свинокомплексы общей стоимостью 10 млрд рублей

Сплошное свинство

 

comments powered by Disqus