What about English

What about English Выучить английский несложно, если не пытаться его зубрить, а попробовать понять. И еще — долой страх и сомнения, в попутчики возьмем только позитив и немного терпения.

Четверг — сдача номера. Голова кругом. Такие дни полны неожиданностей. Звонок на
мобильный.

— Артем, ты нас еще не забыл? Это Сергей Галанин — языковая школа «Хилтон», Пермь. Чем занят? Не хочешь английский выучить за 10 дней?

— Вообще-то я всегда французский учил.

— Я тоже, но дюжины дней хватило, чтобы освоить английский.

— Смахивает на сказку для взрослых.

— У тебя есть возможность проверить.

Железнодорожный вокзал Пермь-2, несмотря на постоянные разговоры о реконструкции, не изменился с тех пор, как я приезжал к Галанину шесть с лишним лет назад (см. «Погружение с Галаниным», «Э-У» № 20 от 28.05.2007). Зато в двух минутах ходьбы от него появилась достопримечательность — Пермские ворота: громадная буква «П» из еловых бревен, которую в народе окрестили «табуреткой» и «норкой бобра». Галанин тоже не изменился (в отличие от вокзала, это плюс) — подтянутый и открытый для общения. Едем в Демидково (то самое, где экс-губернатор Олег Чиркунов проводил ежегодный экономический форум). Всего 40 км по трассе, которую пермякам недавно отремонтировали Югорские дорожники. В Демидково Хилтон принимает студентов в одном из корпусов — здесь и аудитории, и номера. Погружению в английскую среду ничего не мешает — ни Кама, которая периодически вступает в схватку с песчаными берегами, ни ветер, гоняющий листву по вымощенным дорожкам, ни шустрые белки, ревниво наблюдающие за летящими вниз шишками. Нирвана. Точнее, nirvana…

I am а doctor

Теперь меня зовут Henry Green. I'm a doctor. I'm from New Zealand. Возраст неизвестен. Почему-то мне кажется, что около полтинника. Меня окружают миллионер Билл, профессор Чанс с супругой, бизнес-леди Лиззи, гангстер Джон, детектив Джеффри, стюардесса Молли, боксер Фред. Всего в группе 17 человек. У каждого новое имя и небольшая легенда. Например, у профессора в подвале живут крокодилы, а гангстер подумывает, как бы ему ограбить Билла. Кто в реаль ной жизни эти люди, я понятия не имею. Есть ли у них дети, любят ли они играть в теннис, смотреть сериалы или гулять в парке с собаками по выходным, я узнаю только в последний день погружения. Сейчас это не имеет никакого значения. Хотя нет, имеет: я не комплексую, что кто-то занимает положение выше меня. Детектива можно по-свойски похлопать по плечу, поболтать с Биллом о погоде, обсудить автомобили с гангстером. Да и незнание английского я смело могу списать на доктора. Я, кстати, единственный в группе бэйбик — так ласково называют тех, кто ни разу не сталкивался с английским — ни в школе, ни в университете, ни на краткосрочных курсах. В языковую среду мне приходилось погружаться в Калифорнии, но это было года четыре назад. И на тот момент меня вполне устраивали фразы — «Hello my friend! How's life?», «Нow much?», «It is windy today». Так что я полный ноль. Что подтвердил небольшой, но коварный тест в начале учебы. Все что я сделал — погрыз ручку, да еще, грешным делом, подумал, не списать ли у соседей. Сдержался.

Лузером ты себя чувствуешь только до вечера первого дня. А вот дальше в тебя вселяют (может быть, вшивают в голову с микрочипом ночью) абсолютную уверенность, что язык знаешь, правда, пока a little. По-другому и быть не может — на алфавит 30 минут. Столько же на числительные. Все умеют считать до десяти? На всякий пожарный — оne, two, three, four, five, six, seven, еight, nine, ten. А вот еще 11 и 12 — eleven, twelve соответственно. Чтобы сказать тринадцать, надо к трем прибавить окончание — teen, получим — thirteen. И так до 19. Здорово? Дальше вообще ерунда. Чтобы сказать 20 нужно к двум добавить окончание — ty. То есть 20 — это twenty, а 30 — thirty. Ну и т.д. После первого занятия ты ходишь и считаешь все вокруг — от стульев до белок. Учителей тоже посчитал. Мне повезло, у меня их было целых пять: Lindski (она первой макнула меня головой в English), Amy, Linda, May, Ayla. У преподавателей, как вы догадались, имена тоже англоязычные. Ayla, кстати, руководитель погруза, всегда подбодрит, рассмешит, расскажет историю, он же по совместительству дочь Ирины Белоусовой, той самой, которая разработала методику погружения.

Дальше еще интереснее. Оказывается в английском языке, если ты хочешь взять со стола конкретную книгу, тебе придется во фразе употребить определенный артикль «the». «Take the book» переводится как «Возьми эту книгу (конкретную)». Если ты хочешь взять любую книгу, то придется использовать неопределенный артикль «а» (или «an» перед словом, которое начинается с гласной). В этом случае мы скажем: «Take а book». Согласитесь, все очень просто. Кстати, артикли ставятся только перед исчисляемыми существительными. То есть не надо ставить его перед чаем, например. Будет просто — «Take tea». Еще проще со множественным числом — надо в конец слова s (es) поставить.

Не могу удержаться, расскажу про вспомогательные глаголы. Их не так много и они позволяют строить предложения. Мой любимый — to be. Это на русском можно сказать — «Я Генри», на английском придется говорить — «Я есть Генри», получаем — «I аm Henry». Это «аm» — и есть «to be», вернее, одна из его форм. Всего их три — аm (для I), is (для He, She, It — он, она, (он, она, оно — о неодушевленном предмете), аre (для you, we, they — ты (вы), мы, они). Например, «She is a teacher» (Она учитель) или «They are beautiful» (Они красивые). Есть и другие вспомогательные глаголы — do (благодаря ему можно построить знаменитый вопрос — «Do you speak English?»), may (пригодится, если вы хотите о чем, то попросить, к примеру, «May I have a drink?»).

В общем, в первый день тебе дают весь каркас английского языка — он умещается на странице. Есть простая схема построения предложения — подлежащее + сказуемое + дополнение. Henry eats an apple (Генри ест яблоко). В вопросе первым идет вспомогательный глагол — Do you eat an apple? (Ты ешь яблоко?). В последующие дни — на этот скелет наращиваются слова и грамматика. Lindski, учительница первая моя, ее так все бэйбики называют, на скелете не только мясо успела нарастить, но и шляпу на череп натянула, чтобы я в полученных знаниях не сомневался.

Мозги кипят, но через несколько часов ты уже читаешь и, боже мой, понимаешь отдельные слова. К вечеру ты в состоянии рассказать о себе. А это, excuse me, уже не zero.

I like whisky

Как все эти схемы уложить в голову? Очень просто. С тобой вообще не разговаривают на русском, в том числе когда ты идешь по улице, куришь и даже ешь.

— What is it?

— It's meat, fish, juice, potatoes.

Постепенно ты запоминаешь, что «Приятного аппетита!» это «Bon appetit!». А предложить чай можно с помощью фразы: «Would you like some tea?». Вилка — fork, нож — knife. Запомнили нож? Жена — wife. Звучит очень похоже. Многие слова запоминаются ассоциативно. Например, рука — hand. Как запомнить? Все знают про second hand — вторые руки. Или пятка — heel, опять ассоциация — ахиллесова пята.

Утром, когда глаза еще закрыты, пели песни. Чуть позже, после первых занятий, расслаблялись — это когда надо лежать и слушать расслабляющий голос, который нашептывает фразы. К этому можно привыкнуть и довольно быстро. Состояние шока наступает после ужина (закрепляется пройденный материал). Не пугайтесь, зубрежки не будет. Будет шоу-программа, в которой вы главное действующее лицо. Я успел побывать в роли Ромео — «Hi, Juliet! How are you?»; доктора, который истерил вокруг отравленных пациентов — «Help me!»; пьяного посетителя бара — «I like whisky», который сплетничает о миллионере — «Do you know? Bill sleeps on his money!», угадывал буквы, составлял предложения. Мои сокурсники оправдывались перед таможенниками, разговаривали с инопланетянами, спасали мир и играли «Гамлета». Сначала страшно, потом страшно весело. Ты с трудом понимаешь, как ты смог произнести три фразы подряд на вто-
рой день погружения.

— Это работает подсознание, — рассказывает президент фонда «Хилтон» Ирина Белоусова. — Круглосуточный английский — это полный экстрим. В таких условиях к обычным 4% мозговой активности добавляются еще несколько процентов. Тогда и исчезают барьеры и границы, которые не позволяют думать, что мы способны на большее. Если бы не шоу, которые, кстати, снимаются на камеру, а потом все вместе их смотрят, если бы не эта шоковая терапия, не было бы такого эффекта. Раньше, в военное время, эту методику использовали для быстрого и глубокого изучения иностранных языков. Тогда было не до положительных эмоций. Материал усваивали под страхом смерти, не скажешь — умрешь. У нас все настроено только на положитель ный эффект. Тебе будет страшно, но только сначала, а потом приятно. Никакого психологического прессинга. Здесь очень важно понимать, что человек может выдержать в экстремальных условиях 10 дней, поэтому погружение длится именно столько. Бывает, что на третий-четвертый день женщины начинают рыдать и капризничать, а мужчины вспоминают про алкоголь. В этой ситуации надо включить силу воли и мотивацию, еще раз вспомнить, что вы сознательно сюда пришли, чтобы выучить английский язык.

В эти слова я поверил не сразу, а в ночь с третьего на четвертый день, когда мозг самостоятельно стал формулировать фразы на английском языке. Кое-что я успел даже записать, но уснуть все равно не смог. Пришлось смотреть американское кино без звука, по губам пытался понять, о чем говорят актеры. У меня срывов не было, если не считать, что в ту же ночь, когда я фильм смотрел, я еще и схему построения предложений пытался вместе с учителем в час ночи на стене нарисовать. Вроде получилось. Тем не менее я уехал вечером на четвертый день, чтобы сдать очередной номер журнала. Пропустил три дня и вернулся, чтобы понять, как далеко вперед за это время ушлимои одногруппники.

From past to future

Последние три дня мне запомнились не хуже первых четырех. Я погрузился в 12 времен английского языка (всего их 16 в активном залоге, но в первое время вполне можно обойтись и двенадцатью). Здесь главное — не тянуть, а разобраться во всем и сразу. Все 12 английских времен представляют собой три группы — Present (настоящие), Past (прошедшие), Future (будущие). В свою очередь их можно разбить на четыре группы — Indefinite (не определенная), Continuous (продолженная), Perfect (совершенная), Perfect Continuous (совершенная продолженная). Не паниковать! Запоминать название времен тоже не надо, надо понять, когда и как их использовать. Let's continue! Все понятно.

Простые времена описывают факт происхождения действия, безотносительно его протяженности. Например, I take (я беру что-либо). То есть не сейчас, а в принципе. Длительные времена описывают то, что происходит в течение какого-либо промежутка времени, заданного тем моментом, о котором идет речь. Глаголы этой группы времен всегда строятся с использованием глагола be, и к ним всегда добавляетсяокончание «ing». I am taking (я беру — прямо сейчас).

Совершенные времена описывают действия, которые уже завершились к какому-либо моменту времени. Здесь нам понадобится вспомогательный глагол have. Смотрите, I have taken (я уже взял).

Совершенные длительные времена описывают действия, которые продолжались на протяжении определенного периода времени. Здесь помогут вспомогательные глаголы — have и been и опять таки окончание «ing». I have been taking (я брал и завершил это действие к настоящему моменту или продолжаю его).

Это мы все на примере Present посмотрели и применительно к местоимению I. Дальше сами. Ну и еще понадобится подробнее узнать про глаголы (их три формы), а еще про правильные и неправильные глаголы. Но теперь ведь уже интересно. А интерес обязательно даст результат. Я написал тест (помните, на входе — ноль баллов) на выходе — 28 баллов из 30 возможных. Как? Не знаю! До полного владения языком мне еще предстоит заниматься грамматикой (все-таки три дня пропустил) и слова учить, и общаться, лучше с иностранцами. На погрузах, кстати, в мои первые четыре дня был Нана из Нигерии, а в последние три — швейцарец Филипп.

Ирина Белоусова считает, что студенты должны слушать разные произношения:

— Все говорят, что надо начинать с фонетики. А еще говорят, что если вы будете произносить звуки так же, как это делают англичане, тогда у вас есть шанс выучить английский. Полная ерунда! Кого интересует фонетика?! Вы слышали, как китайцы говорят на английском? А жители Индии? Там английский вообще государственным языком является. С одной стороны, мы хватаемся за голову, когда их слышим. С другой — фонетика английского настолько уникальна, что допускает любое произношение. Как бы ты не исковеркал слова, тебя все равно поймут.

А еще, конечно, нужны грамотные учителя. Как нужно учить ребенка языку, чтобы после школы он не мог связать слов и выстроить предложения? Вопрос без ответа. Хилтон готовит кадры, начиная с детских лагерей (это еще одно направление работы фонда и там, естественно, учат английскому, кстати, до 11 лет он усваивается гораздо легче): идет отбор самых талантливых детей, которые потом легко поступают на иняз, стажируются в детских лагерях, начинают работать на регулярных курсах и только затем — уже единицы, показавшие максимальные результаты, — на погрузах. Их называют фанатами, зараженными микробом любви к English. Но, несмотря на такой отбор, у Хилтона лишь три человека могут руководить погружениями, настраивать аудиторию и повести за собой команду. Поэтому дублировать эту систему обучения другим языковым школам очень сложно. Можно взять схемы, аудиоматериалы, учебники, но где вы найдете фанатов, которые в полночь будут рассказывать про артикли и глаголы. И это живое общение компьютеры не заменят. По этой же причине штаб-квартира Хилтона остается в Перми, исход в другие регионы (я про самостоятельные подразделения) чреват снижением качества. При этом команда мобильна и может провести погруз хоть в Москве, хоть во Владивостоке.

Против системы

А еще мне стало интересно, а можно ли эту систему изучения языка использовать для других дисциплин. Ирине Белоусовой эта идея тоже не дает покоя:

— Если мы смогли добиться результатов в изучении английского, то почему не можем открыть школу, где будем учить старшеклассников, например, русскому языку, литературе, истории, математике, физике, астрономии. Все эти предметы, как и английский, можно освоить с помощью формул. Я помню, когда поступала в вуз, пришла к учительнице русского языка, не к той, которая в школе преподавала. Объяснила, что завтра у меня устный экзамен, но уверенности, что сдам, нет. И она мне на листочке нарисовала табличку — это синтаксис, а это морфология. За два часа я разобралась в том, что в школе несколько лет проходили. Естественно, на следующий день сдала на пятерку. Потому что я все поняла. Что мешает внедрить эту систему в школе? Неужели мы не хотим сделать образование более качественным? В Пермском крае есть программа «Талантливые дети», там зарегистрировано около тысячи детей. Но с ними никто не работает. Да, ихпризнали одаренными, а дальше-то что? Мы работаем уже 23 года, накопили массу опыта, но чтобы направить его во благо, придется столкнуться с бюрократической машиной. Нас ведь еще периодически проверяют, не тратим ли мы деньги на политические акции. Но убеждаются, что речь идет только об изу чении языка.

Председатель фонда Сергей Галанин подтверждает тезис о нехватке специалистов и недостаточно эффективной системе среднего образования:

— Дефицит кадров особенно остро ощущается на севере региона, в деревнях, где в школы ходят по 50 — 100 детей. Там учителей английского нет, не хотят туда выпускники вузов ехать. Как решают проблему? Региональный Минобр выделил деньги на покупку нескольких автомобилей для преподавателей, которые из более крупных поселков по бездорожью будут ездить в соседние деревушки пару раз в неделю. Это временное решение вопроса! На хорошую машину денег не хватит, а плохая будет часто ломаться. Зимой все дороги заметет, а весной и осенью там грязи по шею. Не проще будет учителей, которые в этих деревнях постоянно живут, за короткие сроки обучить английскому. И пусть географ или историк еще и иностранный язык преподает. Наше мнение вряд ли услышат. А жаль! Ведь есть сегодня такие технологии, а об их эффективности пусть говорят нефтяники, которых мы готовили для работы в Ираке, или авиадиспетчеры Пермского узла, им необходимо было сдать международный экзамен. Дело же не в деньгах, мы заработаем на жизнь, а в том, чтобы сделать систему образования лучше.

На вокзал с Галаниным едем молча. Вопервых, мыслей много. Во-вторых, на русском сразу после погружения некомфортно говорить. А в-третьих, до английского доктора Henry моему спутнику еще подучиться придется.

P.S.

Я вернусь в Хилтон, чтобы стать президентом, не РФ, а Хилтона. На прошлом погрузе там проходили выборы главы этого маленького государства, я их пропустил. Теперь сожалею. Так что пишу предвыборную программу — «I promise you a lot of happiness and …». Хотите составить мне конкуренцию? No problem.

Комментарии

Материалы по теме

А пописать можно?

Последний звонок

К учебному году готовы

71 школа Урала и Западной Сибири вошла в список 500 лучших школ России

Не в интересах истины, а в интересах правды

К уяснению смысла положений Великой хартии европейских университетов

 

comments powered by Disqus