Малый эпос

Малый эпос Как из студенческих смотров вырастить международный кинофестиваль.

Я  узнал о «Кинопробе» года три назад. Дело было осенью, я знакомился с фестивалем заочно, по рассказам людей, принимающих участие в подготовке очередного форума, и, имея возможность судить лишь по тону и содержанию обрывков разговоров, решил, что речь идет о подготовке события «а ля студенческий капустник». В начале зимы (традиционно «Кинопроба» проходит 1 — 4 декабря) меня пригласили на творческую встречу с польским режиссером-классиком Кшиштофом Занусси. Тут и обнаружилось, что фестиваль, во-первых, полноценно международный, а во-вторых, больше напоминает расширенное заседание интеллектуально-творческого клуба, чем студенческую тусовку.

«Хорошие у вас, должно быть, заработки на международном-то фестивале», — выдохнул я было с завистью. И к полученному ответу оказался не готов: заработков нет, штатных сотрудников четверо (с минимальными гонорарами), а жизнеобеспечивающую работу выполняют преданно любящие «Кинопробу» волонтеры, счет которым десятки. Признаюсь, до сих пор не могу взять в толк, как при такой модели управления возможно провести огромное городское мероприятие с тысячами посетителей. А все, кто к нему причастны, в ответ на расспросы только лучезарно улыбаются: они не строят никакой модели, а просто получают удовольствие.

Исходное событие

В 2013 году международный фестиваль-практикум киношкол «Кинопроба» прошел в Екатеринбурге уже в десятый раз.
Идея его создания принадлежит творческой паре: Свердловской областной организации (в ту пору — Уральскому отделению) Союза кинематографистов России и Уральской государственной архитектурно-художественной академии. Как рассказывает председатель кинематографической организации Владимир Макеранец, в Союзе идея молодежного кинофестиваля витала давно. 1990-е катастрофически сказались на уральской киноотрасли, и Союзу было необходимо мероприятие, способствующее вливанию в профессию молодой крови (подробней см. «Увлекательная кухня», с. 70).

Заинтересованность Академии еще прозрачней: в 2002 году в вузе появилась новая специальность — анимационный дизайн. Основателю и заведующей уникальной на Урале кафедры графики и анимации Оксане Черкасовой, ставшей впоследствии непосредственным инициатором фестиваля, понадобилась учебно-практическая площадка: чтобы студенты оценивали свои работы в широком контексте, чтобы приглашать внешних мастеров, устраивать семинары и мастер-классы. Так на свет в 2004 году появился анимационный фестиваль-практикум киношкол.

Вспоминает участница первой, призер третьей и член жюри десятой «Кинопробы» Нина Бисярина:

— Я участвовала в самом первом фестивале с проектом мультипликационного фильма «Воробьи — дети голубей». Это в принципе был такой период в жизни очень на подъеме: наконец ты нашел то, чем хочешь заниматься. Фестиваль дал нам, участникам, уверенность в своих силах, сыграл важную роль еще и потому, что мы были первым выпуском на анимации в УралГАХА: нам было важно почувствовать контекст, особенно если ты только что отучился на новой специальности постановщика. И оказалось, что есть еще такие люди на Земле, как ты. Ну и для продюсера, который впоследствии делал наш фильм, призы и дипломы стали хорошим подтверждением, что с нами можно работать, что фильм точно не будет провалом.

В формате анимационного фестиваля «Кинопроба» просуществовала три года. Тот период характеризуется, как рассказывают организаторы и участники, домашней учебно-студенческой атмосферой, участием небольшого числа приглашенных киношкол (трех-четырех) и обстоятельной программы каждой из них, включавшей как показы, так и обучающие программы. В то время был придуман принцип, ставший на некоторое время «кинопробной» коронкой: презентацию киношколы должна проводить обязательно пара — мастер-преподаватель и ученик-студент. Сейчас этот принцип из-за большого числа участников по техническим причинам не выдерживается.

Центральное событие

В какой-то момент в штабе «Кинопробы» случился конфликт стратегий: прежней линии, условно назовем ее специализированно-образовательной, была противопоставлена траектория развития фестиваля как общегородского события. Новый формат подразумевал, во-первых, жанровое расширение: из сугубо анимационного форума «Кинопробе» предстояло создать конкурсную программу и в игровых, и документальных фильмах. Во-вторых, помимо (а иногда и за счет сокращения) конкурсной и образовательной программ на фестивале планировалось усилить офф-программу: привозить для внеконкурсного показа выдающиеся актуальные фильмы, приглашать известных режиссеров/операторов/критиков, устраивать открытые обсуждения. Такую стратегию предлагала новый директор фестиваля Лилия Немченко, киновед, доцент тогда философского факультета Уральского государственного университета (подробней см. «Про любовь», с. 71).

Не вдаваясь в исторические подробности противоборства этих направлений развития фестиваля, отметим, что победила стратегия «городского события». В каком-то виде прежнюю линию Архитектурной академии сохранить удалось, на «Кинопробе» до сих пор очень сильный конкурс в анимации, он также важен для студентов вуза. Однако без конфликта не обошлось: соосновательница фестиваля профессор Черкасова последние лет пять «Кинопробу» принципиально не посещает, и на темы, с ней связанные, предпочитает не разговаривать.

Современное лицо фестиваля стало складываться в 2009 — 2010-м (с седьмого-восьмого фестиваля). «Кинопроба» в Екатеринбурге приобрела полные залы и постоянных зрителей, известность в профессиональной среде (рост заявок на участие взрывной: в 2011 году — 237, в 2012 году — 305, в 2013-м — 416; число киношкол-участников в десятой «Кинопробе» составило 37 из 24 стран мира), а гостями и судьями фестиваля стали мировые звезды, такие как Кшиштоф Занусси, Андрей Звягинцев, Йос Стеллинг.

В 2013 году «Кинопроба» получила еще одно тематическое расширение: на фестивале впервые появился питчинг — конкурс сценариев кинопроектов. Для новой дисциплины создан отдельный экспертный совет под руководством кинокритика Ирины Павловой (обычно все девять призовых номинаций присуждает единственная многофункциональная судейская команда), на конкурс прислано 147 сценариев со всей страны, 20 попали в лонг-лист, 10 — представлены на фестивале. Победителем первого уральского питчинга стал екатеринбуржец Михаил Дворянкин с проектом «На взлете!» (подробнее см. список победителей Х «Кинопробы»).

Кстати, фестивальной аудитории Дворянкин хорошо известен. Во-первых, как художник-постановщик и мультипликатор легендарного анимационного фильма Зои Киреевой «Девочка дура». С этой работой Киреева дебютировала в качестве режиссера на третьей «Кинопробе» в 2006 году и имела ошеломляющий успех: завоевала гран-при и приз зрительских симпатий (позже фильм собрал множество других отечественных и международных наград) и получила приглашение в жюри на следующий фестиваль. Во-вторых, Михаил Дворянкин и сам уже побеждал на фестивале: лучший дебют в 2010 году с мультфильмом «Подарок». Вот вам и наследование традиций уральской школы анимации.

Ведущее обстоятельство

Бюджет у «Кинопробы» маленький. В последний раз, когда планировали юбилейное мероприятие, рассчитывали на 3,5 млн рублей. По факту, похоже, собрали меньше, и такая ситуация на фестивале типична. По нашим оценкам, международное четырехдневное культурное событие в центре Екатеринбурга, насчитывающее до пяти тысяч посетителей, вряд ли может стоить менее 5 миллионов (для сопоставления сошлемся на пермский опыт; см. например, «Одиссей, непреклонный в напастях», «Э-У» № 15 от 15.03.2013). Разговаривать о деньгах организаторы не любят: за десять лет они приспособились справляться с фестивальной работой в условиях жесточайшей нехватки средств (как тут обойтись без волонтеров?), однако осадок недолюбленности остался.

Формируется бюджет из четырех традиционных источников, в том числе трех бюджетных: Минкульта РФ, Минкульта Свердловской области и управления культуры администрации Екатеринбурга. Состав источников и размер финансирования скачут год от года, что добавляет неопределенности. Так, обеспечивший в этом году вторую по величине долю в расходной части мероприятия федеральный Минкульт до этого года три не выделял «Кинопробе» ни рубля, хотя в начале фестивальной жизни форум поддерживал. (По слухам, разгадку стоит искать во внутренней жизни Союза кинематографистов РФ. Весной 2009 года творческую организацию трясло: съезд членов Союза вдруг не переизбрал давнего председателя Никиту Михалкова, тот через суд доказал нелегитимность собрания, вернул себе пост, переизбравшись на внеочередном чрезвычайном съезде, и не забыл о «инакомыслящих». Уральское отделение, судя по всему, оказалось в их числе.)

Сильно варьируются и объемы поддержки со стороны областного министерства культуры, хорошо, что динамика положительная. Ее организаторы напрямую связывают с назначением на пост руководителя ведомства Павла Крекова. В результате в этом году из казны Свердловской области в бюджет «Кинопробы» поступил самый крупный взнос. А вот финансирование со стороны города стабильно невысоко. И здесь мы усматриваем маленькую нестыковку: почему-то фестиваль, всеми силами старающийся стать событием для большого города, городскими властями поддерживается, мягко говоря, сдержанно.

Четвертый источник, понятно, — спонсорские средства, в пиковые годы эта статья достигала четверти совокупного объема финансирования «Кинопробы». В последнее время число спонсоров фестиваля сокращается.

Предлагаемые обстоятельства

Сегодня кинофестивалей в России — сотни. Такое количество закономерно: спектр прокатываемых фильмов в нашей стране очень ограничен, в тираж идет самая массовая и гарантированно беспроигрышная продукция, от всего, что хоть самую малость специфично, кинопрокатчики отказываются. При этом и без того небольшая доля отечественных лент (около одной пятой) в массовом прокате продолжает падать (см. «Игра за кадром» , «Э-У» № 2 — 3 от 21.01.2013). В результате кинофестивали становятся необходимым, а то и единственно возможным способом доставки до зрителя той, как правило, тематически более сложной кинопродукции, что не смогла пробиться в массовый прокат.

Даже в этом огромном море «кинопробная» капля (или, как любят называть свой логотип организаторы, клякса) не теряется. Несмотря на то, что на некоторых фестивалях существуют отдельные программы, составленные по принципу киношкол, других специализированных фестивалей для киношкол в стране почти нет. Если подыскивать «Кинопробе» отечественных братьев по разуму, то в первую очередь стоит сказать о питерском международном фестивале дебютных и студенческих фильмов «Начало». В какой-то момент этот фестиваль служил для «Кинопробы» ориентиром. Он на два года старше, и по внешним размерным характеристикам раза в два больше (что легко объяснить близостью Ленфильма и Санкт-Петербургского государственного университета кино и телевидения). Зато у организаторов уральского фестиваля, судя по всему, бо?льшие амбиции в позиционировании детища в социальном пространстве: если «Кинопроба» прикладывает все усилия, чтобы стать самостоятельным весомым культурным событием, то «Начало» вошло в состав появившегося в 2012 году Санкт-Петербургского международного кинофестиваля.

Весной этого года в Омске прошел первый национальный фестиваль дебютного кино «Движение». Инициатива его создания — федеральная, возглавил кинофорум сын главы Союза кинематографистов России Артем Михалков. Четыре фестивальных дня прошли с помпой (вспомнить хотя бы дефиле гостей по красной ковровой дорожке перед Омским драмтеатром — в случае с молодежно-студенческой «Кинопробой» такое представить сложно) и суперщедрым бюджетным размахом: мероприятие обошлось организаторам примерно в 40 млн рублей, из них 20 миллионов предоставил федеральный Минкульт, пять — правительство Омской области, остальное обеспечили спонсоры. (И в омской, и в федеральной прессе обширная затратная составляющая фестиваля много обсуждалась.) Пока «Движение» вызывает много скепсиса и в профессиональной среде, и среди широкой общественности: новичок с небывалой и необоснованной помпезностью, зато без всякой привязки к месту проведения… Короче, говорить о состоятельности еще рано.

Теперь пару слов о соседях: в Екатеринбурге кроме «Кинопробы» ежегодно проходят еще два кинофестиваля. Первый — открытый фестиваль документального кино «Россия», организованный также Союзом кинематографистов. Это, без скидок и условностей, самый мощный уральский кинофорум; его нередко называют третьим фестивалем в стране после ММКФ и «Кинотавра» (судят, видимо, по условному интегрированному показателю крутости мероприятия). Осенью 2013 года «Россия» прошла на Урале в 24 раз. Однако смысловое пересечение с кинопробной аудиторией у этого мероприятия невелико: дают себя знать рамки документалистской тематики. Кстати, именно соседством с «Россией» объясняется то, что «Кинопроба» поначалу не хотела выходить в сферу неигрового кино — боялась ступить на чужую территорию.

Второй сосед «Кинопробы» появился сравнительно недавно: в 2009 году в Екатеринбурге осел кино- и театральный фестиваль «В кругу семьи». Вообще-то он появился в 2004 году в рамках одноименной общенациональной программы, созданной (цитируем официальный сайт программы) «по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и при участии представителей органов государственной власти Российской Федерации в 2004 году, в рамках рекомендаций Церковно-общественного форума «Духов­но-нравственные основы демографического развития России». С тех пор фестиваль кочевал по городам РФ, но пять лет назад обосновался в Екатеринбурге. Думается, не стоит объяснять, что «В кругу семьи» является деятелем иных социальных сфер, нежели герой нашей публикации. Однако некоторая конкуренция между ними все же присутствует: организаторы «Кинопробы» ревностно относятся к тому, что областной Минкульт финансирует заезжий «программный» фестиваль.

Открытый финал

Конкурсные показы на «Кинопробе» начинаются рано, в 10:00 надо успеть показать за четыре дня добрую сотню картин. Удивительный в это время зритель — делится неожиданным наблюдением жюри: студенты еще не проснулись, зато в зале с удовольствием отсматривает работы молодого поколения кинематографистов самое старшее поколение екатеринбуржцев (кстати, все показы и мероприятия на фестивале бесплатные). Часам к одиннадцати начинают подтягиваться представители вузов. Это вовсе не только арховские аниматоры и киношники из РГППУ, конкурсную программу с неменьшим профессиональным интересом изучают и студенты-тележурналисты, и искусствоведы, и другие учащиеся гуманитарных специальностей как минимум УрФУ и Гуманитарного университета; заходят поглядеть на коллег и студенты УрГЭУ (в вузе есть Школа-студия студенческого телевидения). А к концу дня залы кинотеатра уже набиты с запредельной плотностью, и тогда на ступеньках проходов можно споткнуться о кого угодно: от пляшущего пятилетнего ребенка до сосредоточенного врача-невролога с тридцатилетним стажем.

И все же «Кинопроба» — фестиваль с молодежным характером. Это заложено в нем генетически, ведь начинался он фактически в студенческом формате. Расширившись в программе показа и в зрительской аудитории, кинофорум молодого задора и бесшабашности не растерял. Если вы хоть ненадолго заглянете в начале декабря в екатеринбургский Дом кино, то почувствуете сразу. И даже постоянные вопросы с финансированием — это классические проблемы юности: у тебя куча идей и планов, а денег вечно не хватает. Да, это проблемы, но проблемы роста; и ни о каком кризисе здесь речи не идет, потому что кризис, это когда вас с вашими предложениями не хотят. А «Кинопробу» не просто хотят, ее жаждут, причем и те, кто стремится работы показать, и те, кто хочет их посмотреть, но едва ли не больше всех те, кто делает возможной встречу первых со вторыми. 

Дополнительная информация.

Увлекательная кухня

Владимир Макеранец«Кинопроба» жаждет продолжения расширения, рассказывает президент фестиваля, председатель Свердловской организации Союза кинематографистов России Владимир Макеранец.

— Владимир Ильич, какова основная идея «Кинопробы»?

— Идея фестиваля была придумана здесь, в Союзе кинематографистов. Основа — расчет на молодых, привлечение в профессию нового поколения, подъем уральского кинематографа, если хотите. Свердловская киностудия в свое время была четвертой студией огромной страны, мы шли следом за Мосфильмом, студией Горького и Ленфильмом, были выше и Украины, и Белоруссии. Когда я учился, мы дышали в затылок старшим, тогда происходила смена творческих поколений без потери качества. Но после нас-то никого нет! Чего же не спасать кинематографию Урала? Вот это молодым и предстоит.

Чем мы могли похвалиться, когда все кино и Свердловская киностудия рухнуло? Анимацией, потому что она продолжала активно развиваться. В то время как раз начали преподавать анимацию в Уральской архитектурно-художественной академии. И мы привлекли Академию в качестве со­учредителя, а также нашу студию «А-фильм» — на мой взгляд, это одна из лучших анимационных студий в стране как тогда, так и сегодня. Уже позже, в 2005 году появился факультет кино, телевидения и музыки РГППУ, где я возглавил одну из кафедр.

Поэтому основная функция фестиваля — воспитательная. Возьмем условный ММКФ — это же сливки профессии, а мы в конкурсной программе показываем рабочих лошадок: курсовые, дипломы, первые дебюты. Это целый мир, но если своей школы нет, то молодежь ничего подобного не видит. А если ребята хотят становиться профессионалами, то они должны этот мир знать.

По этой же причине фестиваль насыщается семинарами, мастер-классами. Содержание опять же уникально: так как сейчас киноотрасли в стране фактически нет, то ничего подобного вы просто так нигде не найдете. Помню, когда первый раз приехал киновед Николай Майоров и показал 3D-кино, которое было сделано в 1942 году в СССР — у народа глаза вылезли от удивления. Как, это у нас в России? Во время войны? В России, в России: добились объемного эффекта без всяких современных технологий. Поэтому у нас на «Кинопробе» днем и вечером полные залы: это ведь общая учеба и для педагогов, и для мастеров, в том числе и иностранных.

— И сколько у вас зрителей?

— За четыре фестивальных дня через основную площадку проходит 4,5 — 5 тысяч зрителей, в основном молодежь. Пример: в минувшем октябре мы с Лилией Михайловной [Немченко] были в жюри итальянского фестиваля в Монтекатини, это фестиваль короткого метра. У них проходит 64-й фестиваль и — пустые залы! Узнали про нашу посещаемость — не верят. Да, у них городок маленький (немногим более 20 тыс. жителей), но за такую богатейшую историю можно было наработать аудиторию в Европе. Если говорить про ММКФ, то Никита Михалков с гордостью рапортует: 70 тысяч посетителей; но учитывайте, что это в 20-миллионном городе при 18 точках показа. Так что для нас пять тысяч в Екатеринбурге в двух маленьких залах — это, считаю, очень высокие показатели.

— Каковы направления развития фестиваля?

— Несколько лет назад конкурсные заявки напрямую попадали в программу: что прислали, то и идет в конкурс. Когда заявок стало больше, мы организовали отбор — он у нас существует в последние три года. Нынче на фестиваль было прислано 416 работ, когда мы отсеяли заведомо слабые картины, в остатке фильмов получилось все равно очень много. Встала проблема: мы уже не укладываемся в четыре фестивальных дня. А пятый день делать не на что: это затраты на гостиницы, на персонал и т.д. Этих денег у нас попросту не было. В результате мы усилием воли отказывались от показа каких-то работ, хотя в принципе эти картины вполне достойные.

Поэтому самая первая и самая серьезная задача сейчас — выходить минимум на пять фестивальных дней. Также нам нужно расширение: увеличение количества площадок как в Екатеринбурге, так и за пределами губернской столицы. С Нижним Тагилом, например, мы уже начали сотрудничать. Когда мы получим чуть больше времени и пространства, тогда можно будет устраивать более обширные тематические программы, проводить киноведческие мастер-классы и проч. Все эти задумки давно есть.

Еще момент. Что вообще манит киношников на фестивали? ММКФ — понятно, это твои баллы, которые ты потом покажешь инвесторам. А все остальные? Отдых. Например, сочинский Кинотавр манит югом — блеск, гламур и можно искупаться. А у нас тут провинция, да еще и зима, шапки-шубы… Значит, нам надо культурную программу плотнее делать. Мы сейчас, например, не занимаемся культурной программой вообще. Даже иностранцев никуда не вывозим, ничего им не показываем — некогда и не на что. Но это все совершенно несложно, мы знаем, как это сделать. Здесь самый главный вопрос — это вопрос свободного фестивального времени и финансирования.

Про любовь

Лилия НемченкоКак сделать культурное событие для большого города, рассказывает директор фестиваля Лилия Немченко, доцент кафедры эстетики, этики, теории и истории культуры УрФУ.

— Лилия Михайловна, как началась ваша история на «Кинопробе»?

— На первом фестивале я была просто зрителем, все было здорово, по-домашнему, семейно. На втором фестивале мы с моими студентами (членами «D.K.-Киноклуба») придумали и стали выпускать фестивальную газету «Кинопроба», и теперь это стало традицией. После него в Уральском отделении Союза кинематографистов мне предложили возглавить фестиваль — мое директорство началось с третьего мероприятия. Он тоже был полностью анимационным. Но там уже удалось подтянуть каких-то спонсоров: помню, РЖД предоставили нам бесплатные билеты для москвичей, одним из которых был автор советского мультфильма «Антошка» режиссер Леонид Носырев, а другим — наш единственный оскароносный мультипликатор Александр Петров, который только что выпустил свой фильм «Моя любовь».

На следующий год мы решили сделать фестивальную программу, добавив в конкурс игровое кино. И, как мне показалось, инициатива с расширением удалась, поэтому пятый уже был фестивалем и игрового, и документального, и анимационного кино. Но некоторыми это было расценено как отступничество: анимационный фестиваль с междусобойной атмосферой многие любили. В результате расширения программы я нажила себе немало врагов.

— А в чем заключались противоречия?

— Я до последнего старалась сохранять прежнюю линию Архитектурной академии. При этом уже на втором фестивале у меня были самые благие намерения сделать фестиваль межвузовской молодежной площадкой: я привела туда студентов УрГУ и Гуманитарного университета. Просто я с самого начала считала, что «Кинопроба» из домашних радостей должна вырасти в большое городское событие, интересное не только студентам конкретной специальности.

— Удалось?

— Целиком это ощущение пришло, наверное, где-то на седьмом фестивале. Восьмой, когда наше жюри возглавил режиссер Николай Досталь, — это уже было мощно. А вообще, самым крутым, думаю, получился прошлый девятый фестиваль. Тогда у нас, по-моему, просто идеальное жюри сложилось под председательством Андрея Звягинцева.

— Что вы лично привнесли на фестиваль?

— Во-первых, так как я сама не из кинопроизводства, меня всегда волновали вопросы социального статуса кино, поэтому на фестивале много мероприятий, которые условно можно назвать «разговорами о кино». Получилась такая ситуация: в стране есть фестивали, на участие в которых в очередь стоят режиссеры, а к нам в очередь стоят научные сотрудники (киноведы, искусствоведы, культурологи).
Во-вторых, для меня очень важна офф-программа фестиваля. Да, студенты Академии смотрят всю конкурсную анимацию — это понятно. Есть студенты РГППУ, школы кино. Но вообще вопрос о зрителе очень болезненный. Самое страшное — не только для нашего фестиваля — пустой зал, и мы это уже преодолели. Так как киноотрасли в стране фактически нет, то и со специализированным зрителем есть сложности. А мы хотим позиционировать фестиваль как событие для города, как возможность общаться для всех, поэтому мы формируем обширную и, как мне кажется, интересную параллельную программу показов, привозим такое кино, которое само до Екатеринбурга никогда бы не добралось.

Ну и потом офф-программу можно конструировать, а на конкурс, хотя и ездишь и что-то отбираешь с других фестивалей, но что пришлют — из того и выбираем, уж как повезет. Вообще, моя мечта остаться арт-директором и отделаться от технических менеджерских функций.

— По поводу волонтерского сообщества на «Кинопробе» ходят легенды. Как оно складывается?


— Я, наверное, плохой менеджер: я знаю, как надо, какой должна быть анатомия фестиваля (в УрФУ Лилия Немченко преподает в том числе спец. курсы по арт-бизнесу. — Ред.), но на практике у меня подход получается «неправильный»: в нем очень много личного, много любви и, кстати, ненависти тоже. Да, я человек командный и со старыми замашками председателя совета отряда. Мне кажется, что те люди, которые приходят отработать за гонорар от сих до сих, или получить что-нибудь в зачетку, частью нашей команды не становятся.

Вот хороший пример, характеризующий нашу команду: у нас на третьей-четвертой «Кинопробе» работали переводчиками студентки с отделения переводчиков-регионоведов из Гуманитарного университета. И вдруг где-то на пятом-шестом фестивале я получаю обиженное письмо от одной из них, мол, почему вы мне ничего не сказали про фестиваль, не зовете работать. Отвечаю: я же знаю, что вы уже работаете, что вам некогда. А она настаивает, что хочет поработать на «Кинопробе», и никакие деньги ей не нужны, что она ради «Кинопробы» возьмет отпуск без содержания. Ну а прошлый год был вообще показательный: ныне живущая в Израиле моя бывшая студентка, работавшая с нами во время учебы в УрГУ, приезжает в отпуск домой и просит хоть какую-нибудь работу для себя на «Кинопробе», чтобы просто участвовать в жизни фестиваля. Кстати, и штатные работники Союза кинематографистов, сначала с подозрительностью смотревшие на нашу шумную компанию, которая вечно куда-то «утягивала» ножницы, степлеры и прочий расходный материал, теперь стали частью фестивальной команды, без их профессионализма огромному фестивалю не выжить.

Результаты конкурса X Международного фестиваля-практикума киношкол «Кинопроба»

I. Основная конкурсная программа
Жюри:
— Йос Стеллинг, режиссер (Утрехт, Нидерланды), председатель жюри;
— Алексей Федорченко, режиссер (Екатеринбург);
— Павел Шведов, эксперт по анимации, автор портала animalife.ru (Москва);
— Марчелло Дзеппи, президент фестиваля короткометражного кино в Монтекатини (Италия);
— Владислав Николаев, главный редактор телеканала «Страна» (Москва);
— Нина Бисярина, аниматор (Екатеринбург);
— Ярослава Пулинович, драматург (Екатеринбург).

Победители постоянных номинаций фестиваля:
— гран-при — «Мама», Лидия Шейнина (школа Марины Разбежкиной и Михаила Угарова, Москва);
— лучшая программа киношколы — Школа кино и телевидения Академии драматических искусств (Прага, Чехия);
— лучший игровой дебют — «Зомбокалипсис», Вячеслав Кириллов (индивидуальная работа, Москва);
— лучший неигровой дебют — «День ангела», Олег Якушенков (индивидуальная работа, Москва);
— лучший анимационный дебют — «Обида», Анна Буданова (студия «Урал-Синема», Екатеринбург);
— лучший учебный анимационный фильм — «Люк и Лотта», Рената Гащоровска (Национальная высшая школа кино, телевидения и театра, Лодзь, Польша);
— лучший учебный игровой фильм — «Койот», Йенджей Банчик, (Национальная высшая школа кино, телевидения и театра, Лодзь, Польша);
— лучший учебный неигровой фильм — «Данные взамен», София Гевейлер (Всероссийский государственный университет кинематографии, Москва);
— лучший анимационный проект — «Лапуся», Ника Зиновьева (Уральская государственная архитектурно-художественная академия, Екатеринбург).

Дипломы жюри:
— специальный диплом жюри — «Бирюк», Полина Федорова (Уральская государственная архитектурно-художественная академия, Екатеринбург);
— студенческий игровой короткометражный фильм — «Блаженны», Аристотелис Марагкос (Лондонская школа кино, Великобритания);
— студенческий игровой короткометражный фильм — «Куда», Катарина Морано (Академия театра, радио, кино и телевидения Университета Любляны, Словения);
— игровой дебют — «Измена», Григорий Добрыгин (Метрофильм, Москва).

Приз зрительских симпатий — «Симфония монстров», Киане Ношине (Баден-Вюртембергская киноакадемия, Людвигсбург, Германия)

II. Питчинг
Экспертный совет:
— Ирина Павлова, киновед, редактор и член правления Гильдии киноведов и кинокритиков Союза кинематографистов РФ (Москва);
— Алевтина Чинарова, начальник Управления государственной поддержки национальных фильмов и кинолетописи Госкино России, проректор Всероссийского государственного университета кинематографии (Москва);
— Юрий Павлов, режиссер театра и кино (Москва);
— Ярослава Пулинович, драматург (Екатеринбург);
— Алена Сычева, киновед, руководитель направления киноведения Молодежного центра Союза кинематографистов РФ (Москва);
— Павел Креков, министр культуры Свердловской области (Екатеринбург).

Победители:
— гран-при — «На взлете!», Михаил Дворянкин (Екатеринбург);
— лучший анимационный проект — «Маленькая Катерина», Григорий Малышев (Екатеринбург);
— лучший игровой проект — «3000 метров», Владимир Головнев (Екатеринбург);
— лучший неигровой проект — «Восток-Запад», Елена Порошина (Пермь).
Комментарии

Материалы по теме

Возвращение*

Всей семьей за драконами

Невыносимая сложность бытия

Ушла в народ

Как нам заработать на культуре

Музей третьего тысячелетия

 

comments powered by Disqus