Ешь, молись, люби

Ешь, молись, люби

Экономику Уральского макрорегиона можно сравнить со стадионом во время концерта Queen. На первый взгляд, все места заняты, но если присмотреться — пара десятков свободных кресел найдется.

Аналитический центр «Эксперт-Урал» совместно с Высшей школой экономики и менеджмента УрФУ и НИУ ВШЭ — Санкт-Петербург завершает серию публикаций, посвященную исследованию перспективных рынков (инициированному министерством промышленности и науки Свердловской области) для обрабатывающей промышленности на территории Большого Урала. В период стагнации поиск лакун развития нам кажется критически важной задачей.

Впервые об исследовании мы заявили на международной выставке-форуме «Иннопром-2013» (см. «Никакая волна не доходит до дна» , «Э-У» № 32 от 12.08.2013). Его идеология и информационная база подробно описаны здесь (см. «Свободная касса» , «Э-У» № 47 от 25.11.2013).  

Цель, которую мы ставили перед собой, — сформировать систему поиска перспективных рынков и, соответственно, выработать практические методы развития территорий. Для нас было важно, чтобы результаты исследования могли применяться в качестве готовой маркетинговой основы для привлечения на территорию Урало-Западносибирского региона российских и зарубежных инвесторов.

Ноу-хау наша модель не предполагает. Новация одна: оперируя понятием макрорегион, мы к Уралу присовокупили северную часть Казахстана, поскольку там сосредоточена почти половина обрабатывающей промышленности республики.

Перспективность рынка или ниши, на наш взгляд, базируется на четырех общих принципах. Первый — наличие внутри макрорегиона спроса, удовлетворяемого за счет внешних поставок. По железной дороге на Урал (без северного Казахстана) из других регионов завозится примерно 2 тыс. товарных позиций на 90 млрд долларов, показатели импорта — 4,5 тыс. позиций и 30 млрд долларов. Вместе с высокотехнологичной продукцией и сырьем к нам поставляются и относительно примитивные товары.

Второй — потенциал для создания производств более высоких или наоборот преды­дущих переделов. Третий — наличие в регионе компетенций, позволяющих и совершенствовать продукцию существующих традиционных производств, и разрабатывать и внедрять инновации. Наконец, четвертый принцип — экспортный потенциал товара (возможность поставок в другие регионы РФ, в страны СНГ и дальнее зарубежье).

Применив эти принципы и выслушав мнения экспертов, мы определили 20 перспективных товарных групп. Суммарный объем их потребления на Урале — около 7 млрд долларов в год. Мы разбили ниши на две большие категории — в рынках, где спрос сформирован, и где он только нарождается. Назовем их условно традиционная и инновационная. 

Шлифуй

Перспективы в традиционных нишах, как правило, связаны с замещением поставок из других регионов РФ или из-за границы. Соответственно важные критерии отбора потенциальных рынков здесь — объем ввоза продукции на территорию макрорегиона (более 50 млн долларов), ее технологичность, принципиальная возможность организации производства на местах (создание мощностей не должно быть слишком капиталоемким, ориентир — крепкие средние предприятия).

Мы достаточно подробно рассмотрели восемь рыночных ниш, которые, на наш взгляд, удовлетворяют сразу нескольким принципам отбора и критериям (подробнее см. схему). В рамках этого материала ограничимся пятью. Первая — абразивные материалы (АМ; это точильные бруски, наждачная бумага, корунды, шлифовальные круги и т.д.) и инструменты. Эту нишу мы уже описывали в ноябре. Поэтому дадим только основные выводы.

По нашим подсчетам, объем ввоза АМ на Урал из других регионов (по железной дороге) и стран в 2012 году составил примерно 140 млн долларов. Основные поставщики — американская 3М (через Москву), финская Mirka (через Санкт-Петербург) и немецкая Hermes Schleifmittel (через Польшу). Импорт абразивов в Казахстан в 2012-м — 67,5 млн долларов, из этой суммы на Россию пришлось 45,5 миллиона.  

— Урал исторически был одним из нескольких российских регионов, производящих абразивы (наряду с Ленинградской, Белгородской и Волгоградской областями), — комментирует руководитель отдела абразивных материалов «3М Россия» Игорь Раков. — Здесь работал ряд крупных предприятий. Однако сейчас, по нашим данным, осталось лишь несколько заводов, играющих в России далеко не первые роли. Условия для развития современного рынка абразивов на Урале есть. К ним можно отнести наличие большого количества металлообрабатывающих и машиностроительных предприятий. От качества АМ, их производительности и срока службы зависит эффективность всей технологической цепочки, конкурентоспособность товаров и рентабельность предприятия в целом. Желание промышленников оптимизировать процессы сегодня отчетливо видно, соответственно растет и спрос на высокоэффективные абразивы.

Если проанализировать ввоз в каждый уральский субъект, то становится понятно, что хабом, откуда продукция автомобильным транспортом расходится в другие субъекты, служит Свердловская область (объем поставок — 90 млн долларов; показатель по Башкирии, например, — 19,7 миллиона, по Пермскому краю — 8,6, по Челябинской области — 6,4).

Восемь перспективных рыночных ниш для традиционных отраслей промышленности

Конечно, на Урале есть свои производители. Если верить официальной статистике, их сорок. 80% выручки (1,85 млрд рублей) аккумулируют семь предприятий, сосредоточенных в Свердловской и Челябинской областях. Однако они выпускают ограниченный набор товаров (в основном шлифовальные и зачистные круги, абразивные порошки) и занимают лишь небольшую долю внутреннего рынка региона. Вне Урала их продукция практически не представлена.

В таких условиях рационально выглядит организация производства АМ (а в дальнейшем, возможно, абразивных инструментов и шлифовальных станков) на юге Среднего Урала. Из несомненных плюсов — наличие компетенций внутри региона, выстроенная система логистики, близость многих основных потребителей (башкирские УМПО, Белорецкий меткомбинат и Буринтех, челябинские МодульСервис и ЧМК, свердловские Синтур и «Терция», тюменская «Тодэс-Н»).   

По нашим подсчетам, для замещения 25% абразивной продукции, поставляемой на территорию Большого Урала, в Свердловской области необходимо создать шесть-семь предприятий. В сумме это потребует 200 млн долларов инвестиций (при расчетах мы использовали информацию об аналогичных проектах, реализуемых на территории России). Среднегодовой объем выручки заводов будет составлять 35 — 40 млн долларов, они позволят создать около тысячи высокопроизводительных рабочих мест.

Пили

Вторая традиционная ниша — древесные плиты (ДСП, ДВП, плиты с ориентированной стружкой — OSB, фанера). Объем ввоза этой продукции из других регионов и стран на Урал составляет почти 158 млн долларов (основные потребители — Челябинская и Свердловская области). Объем импорта Казахстана — 273 млн долларов.  

По нашим оценкам, размер рынка древесных плит Большого Урала в 2012 году составил 600 млн долларов, 40 — 45% его занимает ДСП, 20 — 25% — фанера, 10 — 15% — плиты с ориентированной стружкой (OSB), а остальное — плиты ДВП (MDF, HDF).

OSB все еще остаются достаточно новым продуктом и многими воспринимаются исключительно как строительный материал, не применимый в мебельной промышленности. Однако ситуация постепенно меняется.

На наш взгляд, именно ориентированно-стружечная плита является наиболее перспективным сегментом для организации производства на Урале. Пока эта ниша закрывается в основном за счет иностранных поставщиков (ввоз OSB — 78% всего уральского импорта; 57,2 млн долларов). На данный момент в России организовано только одно предприятие по производству OSB — в Карелии (еще несколько инвестпроектов в стадии реализации).   

Как и в случае с абразивами, регионы Большого Урала обладают развитой логистической инфраструктурой для поставок древесных плит в другие российские территории и за границу. Объем «внутреннего» экспорта этой продукции по железной дороге в 2012-м составил 57 млн долларов, но больше впечатляют поставки в страны СНГ — почти 1,5 миллиарда.

Удачные регионы для размещения производств OSB, на наш взгляд, — Пермский край, Югра (в этих субъектах подобные проекты заявлялись, но так и не были реализованы) или север Свердловской области. Нужно понимать, что предприятие должно быть максимально приближено к местам добычи древесины. Это связано со сложностью и стоимостью ее транспортировки. Близость к транспортной инфраструктуре — второй важный фактор для расположения компании.

Для замещения 25% продукции, поставляемой на территорию Большого Урала, потребуются вложения в размере 95 — 100 млн долларов. Среднегодовой объем выручки этих предприятий составит 50 млн долларов. Они позволят создать не менее 200 высокопроизводительных рабочих мест. Данная оценка рассматривает только внутренний рынок Большого Урала и не берет в расчет возможность выхода компаний в другие регионы и страны. Потенциальные интересанты — латвийская Bolderaja и ее материнская компания Kronospan (Австрия), австрийская же Egger, немецкая Classen Gruppe.

Питай

Третья ниша — комбикорма для сельскохозяйственных и домашних животных. Мы обратили на нее внимание по двум причинам. Во-первых, в 2012-м году объем российского рынка прирос к 2011-му на 12% — до 22,2 млн тонн (премиксы добавили 23%, белково-витаминно-минеральные концентраты — 30%); во-вторых, рентабельность производства кормов держится на уровне 15% при довольно низкой платежеспособности сельхозпроизводителей.

Добавим также, что, по данным Euromonitor International, к 2015 году объем рынка кормов для домашних животных в России составит 2,2 млрд долларов с ежегодным приростом 8,7%.

По данным железнодорожной статистики, объем ввоза комбикормов на территорию Большого Урала из других регионов России в 2012 году составил 83,3 млн долларов (30% «съел» Пермский край, 22% — Свердловская область, по 14,7% — Тюменская и Челябинская области). Наиболее крупным поставщиком комбикормов является Алтайский край (30,6 млн долларов). Размер импорта — 16 млн долларов. Объем ниши кормов для сельхозприменения, по нашей оценке, около 250 — 350 млн долларов, для домашних животных — 200 — 300 миллионов.  

Если говорить об инвестпотенциале, то сегмент кормов для сельхозпредприятий неплохо представлен уральским предприятиями (их суммарная выручка в 2012-м — 150 млн долларов). Соответственно создавать производства рискованно.

Другое дело — ниша кормов для домашних животных. Она целиком контролируется поставками «дочек» зарубежных компаний. В основном — это Mars (включая Royal Canin) и Nestle (Purina). Понятно, что выход в этот сегмент — непростая задача, слишком много на рынке известных брендов. Возможный маневр — уход в узкую специализацию или привлечение иностранного партнера.   

Для удовлетворения четверти потребностей Урала (примерно 450 млн долларов) необходимо строительство как минимум четырех-пяти предприятий с суммарным объемом инвестиций в 180 — 200 млн долларов. Они смогут генерировать 110 млн долларов выручки в год. Это позволит создать до 500 рабочих мест.

Пакуй

Четвертая ниша — полимерные пленки. 92% этого рынка занимает продукция из полиэтилена (ПЭ), полипропилена (ПП) и поливинилхлорида (ПВХ). Что касается технологий, в мировой практике в последнее время все больше внимания уделяется прорывным направлениям, например применению оксобиоразлагаемых материалов или разработке высокотемпературных пластиков. Это может дать толчок развитию новых высокотехнологичных рыночных сегментов и позволяет нам лишь условно говорить о традиционности этой ниши.

Главный потребитель пленки в мире — пищевая промышленность (ее также применяют на транспорте, в строительстве, торговле, сельском хозяйстве). 85% продукции уходит на гибкую упаковку. Объем российского рынка пленки — примерно 1,35 млн тонн (70% — ПЭ, по 11% — ПП и ПВХ). По нашей оценке, до 2016-го этот рынок будет прирастать на 4 — 6% ежегодно.  

Уральский рынок — это примерно 540 — 600 млн долларов. По железной дороге сюда из других регионов страны поставляется продукции на 73,8 млн долларов. 88% приходится на Приморский край, Питер и Нижегородскую область. Первый — ворота для поставок из Китая, второй — из Германии и Финляндии. Но ж/д перевозки в этой нише не показательны: в России только 4% пленки идет вагонами, основной объем — автотранспортом. Учитывая этот факт и объем прямого импорта, мы оцениваем общий ввоз пленки на Урал в 590 млн долларов. В Казахстан из других стран попадает продукции еще на 140 миллионов.

Объем выпуска пленки на Урале посчитать крайне сложно. Мы можем предположить, что этим занимаются крупнейшие производители упаковки и первичных полимеров в Башкирии (Уфаоргсинтез, Башкирская содовая компания и другие). Свердловский «Уралпластик-Н», например, пленку преимущественно закупает.

Перспективность размещения производства полимерной пленки на территории Урала объясняется тремя факторами. Первый — наличие крупных предприятий нефтехимической отрасли, выпускающих первичные полимеры (башкирская группа плюс «Тобольск-Полимер» мощностью 0,5 млн тонн в год). Второй — мировая практика показывает, что в этой отрасли производители сырья и изделий из него предпочитают располагаться компактно. Третий — на Урал приходится около 15% российского производства первичных полимеров и только 6% — пленки. Примерно половина сырья вывозится в другие регионы или страны для следующих переделов.

Наиболее очевидным местом расположения полимерных производств нам кажется Башкирия и Тюменская область. От последней уже была подана заявка на создание ОЭЗ ППТ нефтехимической направленности на площадках Тобольска и Тюмени. Для строительства среднего завода по выпуску пленки мощностью в 35 — 45 тыс. тонн в год необходимо привлечь инвестиции на сумму от 80 млн долларов. Это позволит создать 150 — 250 рабочих мест, ежегодный объем выручки такого предприятия — примерно 50 млн долларов.

В целом для формирования средних производств, закрывающих 10 — 25% потребностей Уральского макрорегиона в восьми традиционных нишах, нужно вложить около 750 млн долларов. Ежегодная выручка заводов составит примерно 480 млн долларов, на них будет создано около 3 тыс. новых рабочих мест.

Пеки

А теперь о прорывных нишах. Оценить истинный спрос здесь пока не представляется возможным в связи с новизной предлагаемых технологий и продукции. В то время как рынки существующих товаров могут быть открыты для Уральского макрорегиона за счет мониторинга и вытеснения внешних поставок, доступ в формирующиеся ниши требует предвидения научного прогресса.

Мы анализировали глобальные прорывные технологии, оценивали их и приземляли на макрорегион. В информбазу попали исследование McKinsey Global Institute «Disruptive technologies: Advances that will transform life, business, and the global economy», журнал MIT Technology Review, японский форсайт технологий, программа «Форсайт Великобритании», форсайт-исследования стран Евросоюза и США, долгосрочный научно-технологический прогноз РФ до 2030 года.  

Система критериев для отбора перспективных инновационных направлений для Урала включала три блока. Первый — инициативы в рамках постановлений правительства о поддержке создания хайтек-производств и инжиниринговых центров. Второй — наличие в регионе научно-технического задела, научных коллективов мирового уровня и инновационной инфраструктуры. Третий блок — спрос на разработку со стороны промышленности.

В ходе анализа мы отобрали четыре направления, каждое из которых в перспективе может быть драйвером развития отдельных новых рыночных сегментов. В рамках этого материала расскажем о двух наиболее конкретных и понятных.

Начнем с аддитивных технологий (АТ). Если говорить просто — они используются для формирования детали при помощи наращивания материала, а не удаления его из заготовки. Примеры — селективное лазерное плавление, газопламенное напыление, формообразование распылением. Использование АТ позволяет изготавливать детали с характеристиками, недоступными для других методов обработки. В настоящее время эти технологии применяют практически во всех отраслях промышленности, и их востребованность в будущем будет только расти. Ключевыми секторами для АТ являются сектор конечного потребления и электроники (21,8%), автомобилестроение (18,6%), медицина, в том числе стоматология (16,4%).

АТ включает три внушительных сегмента — материалы (порошки, полимеры, композиты), оборудование и инжиниринг (3D-моделирование, прототипирование и т.д.). В мире рынок аддитивных технологий с 2010-го по 2012-й прирастал в среднем на 27,4%. Его объем — 2,2 млрд долларов (45% — оборудование и материалы, 65% — оказание сервисных услуг). Ожидаемо, что основные потребители АТ — США и Япония, крупнейшие игроки — IPG Photonics, Renishaw, EOS, 3D Systems, Concept Laser, Matsuura.

Проанализированные нами источники прогнозируют, что к 2021 году объем рынка увеличится до 10,8 млрд долларов.  

Привяжем перспективы АТ к Уралу. Во-первых, регион силен машиностроением (объем выручки предприятий — 523 млрд рублей), а это главный получатель аддитивных технологий. Во-вторых, ряд предприятий производит металлические порошки, ведет разработки новых составов. В-третьих, есть инфраструктура. Например, в Свердловской области создан Центр высоких технологий машиностроения. Планируется формирование регионального инжинирингового центра «Лазерные и аддитивные технологии» (участники — правительство региона, УрФУ, завод им. Калинина и ОКБ «Новатор», предполагается, что партнером по лазерным технологиям станет IPG Photonics). Наконец, можно смело говорить о научно-техническом заделе — ведутся работы в УрО РАН, отраслевых НИИ, Уральском федеральном университете, Южно-Уральском госуниверситете, Уфимском авиатехе и т.д.

Мы подробно проанализировали перспективы организации АТ-производств в Свердловской области и считаем, что наибольшую отдачу даст метод лазерного спекания порошков.

Совершенствуй

Другое прорывное направление — углеродистые нанотрубки (УНТ). Это цилиндрические структуры, состоящие из свернутых графеновых плоскостей. Представляют собой добавки в виде раствора, пасты или порошка. Используются при производстве пластмасс, композитов, красок, покрытий и катализаторов, придают материалам специфические свойства: повышают электропроводимость, прочность, гибкость и термическую стойкость.  

Пока основными областями использования УНТ является электроника (28%), энергетика (22%), пластмассы и композиты (17%). Перспектива — медицина, военно-промышленный комплекс и судостроение.

Следующие семь лет мировой рынок УНТ будет расти не меньше чем на 8% в год. Главные потребители — страны Азиатско-Тихоокеанского региона (почти 50%), США и Европа. Крупнейшие глобальные игроки — Advance Diamond Technologies, Glonatech, NanoComposites, Nanoselect, Fulcrum SP Materials, Samsung Electronics, TIE, World Tube Co.

При чем здесь Урал? У нас — потенциально мощные потребители (предприятия химической, строительной и машиностроительной отраслей и энергетики). Все больше промкомпаний вовлекаются в эксперименты с нанотехнологиями. Только в Свердловской области — это Уралвагонзавод, «Уралпластик-Н», ТМК, Уральский оптико-механический завод и т.д. Динамично растет и число научных учреждений, занимающихся исследованием этой темы.

Количественно оценить социально-экономические эффекты от развития и внедрения прорывных технологий мы пока не можем. Однако уже сейчас понятно, что выход на эти рынки позволит не только развивать собственно технологию, но и существенно модернизировать отрасли-потребители. Очевидный итог — повышение конкурентоспособности региональной экономики.

Дополнительная информация.
 

Совместными усилиями

Владислав ПинаевИсследование рынков сбыта — эффективный инструмент выполнения программы создания высокопроизводительных рабочих мест, убежден министр промышленности и науки Свердловской области Владислав Пинаев.
 
— Правительство Свердловской области последовательно продолжает заниматься реализацией майских указов президента РФ. Одно из стратегических направлений, заданных в этих документах, — создание современных высокопроизводительных рабочих мест. Выполняя эту задачу, мы совместно с Высшей школой экономики, Высшей школой экономики и менеджмента УрФУ, АЦ «Эксперт-Урал» подготовили соответствующую программу, в которой заданы целевые ориентиры — 453 тыс. новых рабочих мест в промышленности к 2020 году. Но мы отдаем себе отчет в том, что сами по себе эти рабочие места не появятся. Поэтому в программе изначально был прописан инструментарий решения этой задачи, состоящий из пяти проектов: обеспечение федеральных ресурсов, формирование в Свердловской области территорий новой индустриализации, создание в регионе центра инновационных технологий, подготовка кадров высокой квалификации для промышленности и, наконец, помощь предпринимателям в сбыте продукции. Весь этот год мы последовательно занимались всеми этими направлениями, в том числе и анализом рынков сбыта.

Мы убеждены, что эта работа имеет сугубо практический результат. Чтобы построить новый завод, предприниматель должен учесть массу факторов, в том числе и куда и кому он будет продавать свою продукцию. Баз данных и статистики сейчас достаточно, купить их — не проблема. Но нужно на их основе сделать научный анализ, позволяющий дать ответ на конкретные вопросы. В одиночку, отдельным предпринимателям это сложно. Вот мы как государственная власть и берем на себя эту задачу — предоставить компетентный анализ рынков сбыта. Именно так работают власти Китая, и работают очень эффективно, они действительно помогают бизнесу строить, продавать. У нас, к сожалению, со стороны бизнеса еще есть некоторый элемент недоверия, и мы должны это преодолеть. В этом смысле опыт Китая здесь очень полезен.

Это вовсе не означает, что правительство будет диктовать бизнесу, где строить заводы. Нет, мы уверены, что у инвесторов достаточно квалификации, чтобы просчитать все риски и условия самостоятельно. Мы предоставляем лишь научно обоснованный документ, в которым системно просчитаны все необходимые параметры: логистика, данные по ВЭД, уровень представленности на территории мировых брендов, движение товаров через Свердловскую область, наличие узловых станций, перечень номенклатуры товаров, не производящихся на территории Свердловской области, и так далее. В этом документе можно найти аргументы и для  российского, и иностранного инвестора конкретной специализации, почему ему выгодно идти в Свердловскую область. И мы говорим бизнесу — пожалуйста, пользуйтесь. Для достижения максимального эффекта мы как исполнительный орган власти будем поддерживать интересные инициативы, работающие на конечную цель — создание ВПРМ — через формирование государственных программ поддержки промышленности, науки и так далее. И так совместно, последовательно, небольшими, но четко выверенными шагами, мы начинаем менять экономический ландшафт, повышая производительность труда, улучшая качество и уровень жизни людей.

 

 

Здоровая информатизация

Сергей ОсадчиковОдно из наиболее перспективных направлений для внедрения ИТ — здравоохранение, уверен генеральный директор компании «Галактика-Урал» Сергей Осадчиков

— Сергей Иванович, в каких перспективных направлениях ИТ-индустрии Россия могла бы конкурировать на мировом уровне?

— На мой взгляд, ниша, в которой позиции России окажутся наиболее сильными, — это интернет-технологии. Сегодня мы можем видеть, какими стремительными темпами развиваются веб-сервисы в образовании и финансовой сфере. Определенные шаги сделаны и в здравоохранении, но, к сожалению, этого недостаточно. Думаю, что именно в этом направлении необходимо сосредоточить максимум усилий со стороны как ИТ-компаний, так и государства.

— В чем основная выгода внедрения ИТ-решений для коммерческих организаций?

— Основной эффект от внедрения ИТ-систем в коммерческих организациях — повышение прозрачности бизнеса, организация единых стандартов управления (и соответственно повышение управляемости), обеспечение единого информационного пространства.
Единое информпространство является основной выгодой внедрения ИТ и в здравоохранении. Оно позволяет интегрировать административные, управленческие, лечебно-диагностические, финансово-экономические и хозяйственные процессы.

— Какие направления в сфере ИТ вы считаете наиболее перспективными?

— Я не открою секрет, если скажу, что это «облака», мобильные технологии, биг-дата, информбезопасность и бизнес-аналитика. 

— Какой объем средств вы инвестируете в новые разработки?

— Около 20% прибыли.

— Существующая правовая среда — это опора или препятствие для развития ИТ-индустрии?

— На мой взгляд, отечественное законодательство благоприятствует развитию ИТ-отрасли. Один из самых красноречивых примеров — уменьшение минимального размера компаний, имеющих право на получение льгот по страховым взносам, с 30 до семи человек. Это создает очень привлекательные условия для ведения ИТ-бизнеса.

Кроме того, сегодня рассматривается законопроект об опционах и возможности перевода на упрощенку ИТ-компаний с оборотом до 750 млн рублей. 

Государство в целом делает очень правильные шаги в области информтехнологий. Так, оно взялось за финансирование и поддержку интернет-стартапов на посевной и предпосевной стадиях, что крайне позитивно для развития полноценного рынка малого и среднего ИТ-бизнеса.

Конечно, проблемы существуют (подробнее о них см. «Охота за головами», «Э-У» № 48 от 02.12.2013), но у властей есть понимание, как их устранить. Это вселяет уверенность в том, что ИТ-рынок будет динамично развиваться.

 

 

Дополнительные материалы

Промышленность Свердловской области: перспективные рынки, технологии, инвесторы

Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Кооператив «Большой Урал»

Нехорошая ситуация

с БОРу по сосенке

Окна роста

Пермский рай

 

comments powered by Disqus