Магнит для федеральных денег

Магнит для федеральных денег Областные власти озадачились вопросом создания в Свердловской области структуры, задачей которой станет перераспределение ресурсов, причем не регионального, а федерального масштаба.

Михаил Максимов и Сергей Кадочников
Михаил Максимов и Сергей Кадочников
В ближайшие три года правительство РФ планирует инвестировать в экономику России через федеральные институты развития (Банк развития, Российскую корпорацию нанотехнологий, Фонд содействия реформированию ЖКХ и инвестфонд) порядка 3,3 трлн рублей. Первые три из этих структур еще не созданы, но свердловские власти уже продумывают механизм, с помощью которого в регион из федерального бюджета можно было бы привлечь порядка 100 млрд рублей. Такова, по оценкам декана экономического факультета УрГУ Сергея Кадочникова, максимальная сумма, на которую может претендовать Свердловская область, имея 3% населения России. На одного жителя Среднего Урала это составит около 23 тыс. рублей.

Средства необходимы прежде всего для проектов развития инфраструктуры — энергетической и транспортной. (Известно, что одну из самых больших сумм под инфраструктурные проекты, порядка 50 млрд рублей, через федеральные институты развития получит Читинская область, немало будет направлено на развитие инфраструктуры Санкт-Петербурга и скоростной трассы между Питером и Москвой.) Другие направления вложений в Свердловской области — развитие системы обучения рабочих кадров, с дефицитом которых регион рискует столкнуться уже в ближайшие пять лет, стимулирование инноваций, поддержка малого и среднего бизнеса.
Пока Свердловская область по объемам привлеченных федеральных средств, исходя из информации Роскомстата, занимает лишь 18-е место среди регионов России с сопоставимым уровнем доходов. По мнению первого вице-премьера, министра экономики и труда Свердловской области Михаила Максимова, чтобы изменить ситуацию, необходимо разработать механизмы управления бюджетными средствами в регионе, позволяющие среднеуральской экономике идти по пути инновационного развития, максимально эффективно используя инвестиции. Причем сделать это необходимо максимально быстро, чтобы успеть внести поправки в трехлетний региональный бюджет.

Эту задачу, считает Сергей Кадочников, может решить система региональных институтов развития (РИР) — некоммерческих структур, которые привлекали бы федеральные ресурсы для поддержки областных инновационных проектов.

В Свердловской области уже есть фонд поддержки малого бизнеса, ряд венчурных фондов. Но в сравнении с величиной финансирования из федерального бюджета, на которое область может претендовать в ближайшие три года, объем ресурсов, распределяемых ими, очень мал.

Чтобы понять, какими могут быть источники финансирования РИР, кто ими должен управлять и как они будут участвовать в реализации инвестиционных проектов, министерство экономики и труда Свердловской области совместно с экономическим факультетом УрГУ собрали в Екатеринбурге круглый стол «Региональные институты развития: формы создания и механизмы функционирования». В его работе приняли участие банкиры, промышленники и ученые.

На принципах открытости

Участники круглого стола сошлись во мнении, что для успешной работы система РИР должна легко встраиваться в систему общефедеральных институтов. Только так возможно добиться работы с фондами напрямую и привлечения средств из центра. Причем, как отметил председатель Комитета по развитию малого предпринимательства Свердловской области Евгений Копелян, создания одного РИР недостаточно: у каждой федеральной структуры свои критерии распределения средств. Трудности в работе таких региональных институтов могут возникнуть еще и в связи с тем, что существует определенная проблема взаимодействия с центром. «Исходя из практики, могу сказать: федеральные чиновники зачастую не готовы анализировать и воспринимать региональный опыт. Но он во многих случаях значительно опережает то, что предлагают на федеральном уровне. Порой то или иное ведомство по непонятным причинам устанавливает правила, которые противоречат логике, существующей на уровне регионов», — отмечает Копелян. Поэтому у региональных институтов развития должны быть агенты влияния, например в лице депутатов, чтобы они давили на исполнительную власть.

В то же время участники рынка полагают, что институты развития не должны быть инструментом бюджетного процесса. Как отметил председатель правления СКБ-банка Владимир Пухов, РИР не могут ограничиваться одним источником финансирования. Такая структура должна привлекать любые ресурсы, а не только бюджетные. При создании региональных институтов развития нужно соблюдать принцип софинансирования, причем и на уровне формирования структуры собст­венности: власти должны быть лишь совладельцами РИР. Примером может послужить создание ОАО «Корпорация развития Красноярского края». Среди основных ее участников — не только администрация региона, но и крупные компании: «Базовый элемент», ГидроОГК, Внеш­экономбанк, «Интерросс». «Корпорации уже удалось добиться того, что средства на строительство главных инфраструктурных объектов, таких как дороги и мосты, будут выделены из федерального инвестиционного фонда. Тем не менее Внешэкономбанк продолжает привлекать для корпорации стратегических инвесторов», — отмечает Сергей Кадочников. Мировая практика показывает: успешны институты развития, в которых доля государства не превышает 40%.

При этом РИР обязан иметь прозрачную схему управления. По словам генерального директора банка Societe Generale Vostok в Екатеринбурге Алексея Павина, подобная структура, тем более некоммерческая, не сможет привлекать необходимые инвестиции не только из федерального бюджета, но и от частных инвесторов, если не пройдет серьезного аудита. «К примеру, сейчас наш банк рассматривает проекты двух похожих металлургических компаний. Но в одной из них есть центральная холдинговая структура, прошедшая международный аудит, с понятной структурой управления. А у другой — неочевидная структура управления и неясные финансовые потоки.

В результате первая работает с отношением долговой нагрузки к EBITDA (доходу до уплаты налога на прибыль, процентов и амортизации) 6:1, а вторая — не может выйти на соотношение 2:1», — пояснил он.

Принципом РИР, по мнению Евгения Копеляна, призвана стать самоокупаемость: «Государство не обязано постоянно финансировать институт развития, оно должно лишь давать толчок, иначе говоря, обеспечивать целевыми ресурсами, но не платить зарплату». Так, в Голландии существуют госструктуры, финансирующиеся из госбюджета, их задача — из набора идей выделить наиболее перспективные, вложить деньги в разработку бизнес-планов, соинвестировать проект. А затем они просто выходят из бизнеса.
Для новых региональных институтов также должен быть проработан четкий механизм выхода государства из собственности планируемого проекта и созданных бизнесов, чтобы не создавать дополнительной госсобственности на стороне. Только в этом случае частным компаниям станет ясна перспектива проекта и они будут стремиться к увеличению его капитализации.

Инвестиции из федерального бюджета на душу населения в 2005 г 

Дополнительные материалы: 

Инвестиционное посредничество

Опыт развивающихся стран показывает, что региональные институты развития — это чаще всего финансовые институты, банки развития, венчурные и гарантийные фонды, разного рода консалтингово-консультационные центры, ассоциации, агентства продвижения товаров. Их основная функция — развитие новых рынков, внедрение инноваций. По структуре и способу финансирования они подразделяются на несколько видов. Одни — негосударственные, имеющие паритетное финансирование, но при этом распределяющие госсредства напрямую. Пример — Фонд Чили. Другие — государственные посредники, вкладывающие деньги в уставные капиталы частных инвестиционных венчурных фондов. Они могут инвестировать как внутри, так и вне страны. Это может показаться странным, ведь речь идет о региональных институтах развития. «Но опыт некоторых стран убеждает, что если в стране инфраструктуры для нового, инновационного бизнеса нет, а деньги есть, и немалые, то стоит вкладываться в венчурные фонды других стран, нарабатывать там опыт и контакты», — поясняет Сергей Кадочников.

РИР становятся своеобразными посредниками между властью и бизнесом, между разработчиками и потребителями. Примером такого посредника может служить агентство поддержки чешского бизнеса Czech Trade, созданное министерством промышленности и торговли Чехии для способствования экспорту, а также развитию малого и среднего бизнеса. С его помощью в республике организованы школы для бизнеса, где предприниматели получают практические и теоретические знания по международному бизнесу. Агентство работает и за рубежом: имеет 32 офиса в различных странах мира, в том числе три в России (в Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге). Эффективность работы такого РИР заключается в том, что к нему обращаются как чешские предприниматели, желающие найти на территории России партнеров, так и уральские бизнесмены, разыскивающие в Чехии технологии или товары. «По сути, мы помогаем бизнесу подписывать контракты и потом следить со статистической точки зрения за их исполнением, при этом все риски берет на себя предприниматель», — отмечает директор агентства Czech Trade Иржи Болечек. Одни из последних проектов, осуществленных под патронажем чешского агентства, — подписание крупнейшего промышленного контракта между правительством Чехии и Уралвагонзаводом на 1 млрд евро. В целом баланс экспорта-импорта между Чешской республикой и Свердловской областью за первое полугодие 2007 года составил 31 к 80 млн долларов.

В России региональные институты развития еще только начали создаваться. И формирование крупных финансовых фондов большинству регионов страны пока не под силу. Поэтому чаще всего они концентрируются на поддержке малого бизнеса, как это в частности делает Свердловский областной фонд поддержки малого предпринимательства. Он фактически выполняет функцию института замены залога. И потребность в этой услуге со стороны малого бизнеса практически не ограничена.

В то же самое время, как отмечает профессор кафедры институциональной экономики Государственного университета — Высшей школы экономики Светлана Авдашева, присутствие профессиональных посредников в виде региональных институтов развития, которые могли бы реализовывать капиталоемкие проекты, необходимо: «Я столкнулась с исследованием экономического развития Пермского края и Финляндии. Выяснилось, что в Пермском крае на поддержку инновационной сферы тратится гораздо больше денег, чем в Финляндии, тогда как уровень развития территорий — кардинально противоположен. Оказалось, что в Перми совершенно нет структур-посредников, которые могут соединить потребителей инноваций и разработчиков. Проблема в том, что разработчики не могут или не умеют предлагать свои инновации сами, без посредников, а бизнес не в состоянии предвидеть спрос, так как сегодня большинство руководителей предприятий финансисты, не технологи».
  
По данным исследования экономфака УрГУ

Под одной крышей

 

Евгений Копелян
Евгений Копелян

Создать систему региональных институтов развития и объединить их под управлением стратегического центра предлагает председатель Комитета по развитию малого предпринимательства Свердловской области Евгений Копелян
— Нужны ли новые институты развития? В регионе уже созданы технопарки, бизнес-инкубаторы, венчурные фонды.
— На мой взгляд, региональных институтов развития в Свердловской области не так много. А те, которые есть, в основном ориентированы на развитие малого предпринимательства. Я бы не стал рассматривать их как самостоятельные институты развития. Технопарков сегодня действительно достаточно, но структуры, которые на одной территории объединяют какие-то инновационные предприятия и оказывают им поддержку, можно по пальцам пересчитать. В основном это промышленные зоны, на которых размещены различные бизнесы, не объединенные идеей разработки наукоемкой продукции. По сути на Среднем Урале существует только один полноценный РИР — институт развития малого предпринимательства области. Это комплексная система, в которую входят Комитет по развитию малого предпринимательства, Областной фонд поддержки малого предпринимательства, фонд содействия венчурным инвестициям, муниципальные фонды, бизнес-инкубаторы и ряд других организаций.

— Каким должен быть региональный институт развития для привлечения средств на крупномасштабные проекты?
— Если мы говорим о развитии экономики региона вообще, а не только малого предпринимательства, то нам нужны не просто отдельные структуры, а система региональных институтов развития, либо один управляющий центр, который бы координировал деятельность остальных институтов развития. Возможен и другой вариант — перестроить работу органов власти, отвечающих за то или иное направление, по принципам институтов развития. Но реализовать этот вариант гораздо сложнее. Поэтому, с моей точки зрения, нужно создать координирующий центр или агентство стратегического развития области, которое бы занималось анализом возможностей региона, помогало правительству области в разработке стратегии развития, анализировало возможности привлечения инвестиций в регион и давало рекомендации по созданию тех или иных необходимых для полноты картины институтов развития. В качестве аналогии создания такой структуры можно взять Федеральный центр стратегических разработок. При этом нужно учитывать, что разные федеральные ведомства перераспределяют разные ресурсы по совершенно различным механизмам. Соответственно для каждого направления инновационной деятельности должен быть свой институт развития. А вот анализ возможностей и источников привлечения средств на реализацию таких проектов могла бы делать одна головная структура.

— Есть ли потребность в такого рода структурах?
— Конечно. Например, существует проблема продвижения Свердловской области, включая маркетинговые исследования территории, улучшения ее имиджа. Это необходимо для привлечения крупных инвестиций в регион. Соответственно должна быть структура, которая будет этим заниматься.

Комментарии

Материалы по теме

Про щук и карасей

Кооператив «Большой Урал»

Рубль — раз, рубль — два

Комплексный обет

Ударная доза

Деньги на разведку

 

comments powered by Disqus