Рейтинг предпринимательских университетов и бизнес-школ – 2020

Увеличение по клику

Сделать стартапы фундаментом новой экономики

Более двух тысяч высокотехнологичных компаний глобального уровня за последнее десятилетие создано выпускниками российских университетов. Вузы могут включиться в технологическую повестку, чтобы реализовать потенциал этого сегмента бизнеса как новой движущей силы российской экономики.

В современном обществе все больше растет запрос на технологичные сервисы и продукты, причем пандемия только усилила эту тенденцию. На этом фоне результаты третьей волны исследования предпринимательских университетов и бизнес-школ Аналитического центра «Эксперт» выглядят весьма актуальными. Это показала и дискуссия на проведенном онлайн круглом столе «Где и почему рождаются предприниматели новой экономики», на котором были представлены итоги исследования.

Исследование является частью комплексного коммуникационного аналитического проекта, который был запущен в 2016 году с целью всесторонней оценки вклада российских университетов в развитие национальной экономики. В рамках проекта сформированы предметный рейтинг научной продуктивности вузов и индекс изобретательской активности российских университетов, карта интернационализации российских бизнес-школ и рейтинг предпринимательских вузов.

Опираясь на объективные и верифицируемые показатели, мы попытались оценить вклад российских университетов в мировое развитие технологического предпринимательства и определить степень их участия в формировании новой технологической повестки будущего. Одним из критериев оценки этого вклада являются заметные на глобальном рынке стартапы, созданные выпускниками вузов.

Российские корни технологий

Исследование базируется на данных, агрегируемых одним из самых авторитетных источников в сфере технологического предпринимательства — базой Crunchbase (см. методологию). Crunchbase собирает данные по компаниям четырьмя способами: венчурная программа, машинное обучение, команда разработчиков и сообщество зарегистрированных пользователей, которые имеют право редактировать профили. Все материалы изначально проходят этап регистрации и проверяются модератором до принятия к публикации. База отражает объем заключенных сделок, суммы инвестиций, региональный и секторальный характер, наличие конкурентов, основателей и сотрудников компании, посещения сайта и действующие аккаунты в интернете, а также более ста других индикаторов деятельности компаний. Crunchbase имеет на своей платформе более 600 тыс. активных участников сообщества. Более пяти миллионов пользователей ежедневно посещают сайт.

Многие исследователи используют Crunchbase в качестве источника данных для проверки гипотез. В фокусе нашего исследования — стартапы с российским корнями, к таковым мы относим стартапы, где хотя бы один из основателей имеет российское образование.

В результате изучения данных в ходе трех волн исследования мы сформировали базу из 2237 стартапов с российскими корнями. Наши расчеты показали: локацию головного офиса за рубежом имеет 70%, из них половина — в США, 10% — в Великобритании. В России стартапы базируются в основном в Москве (71%) и Санкт-Петербурге (10%).

Увеличение по клику Увеличение по клику

Наибольший суммарный объем привлеченных инвестиций имеют стартапы, базирующиеся в США (350 компаний из 668 базирующихся в этой стране уже привлекли инвестиции суммарно на 2,4 млрд долларов) и Великобритании (62 компании из 139 базирующихся в Великобритании привлекли инвестиции суммарно на 2,2 млрд долларов). Стартапы с головным офисом в России суммарно привлекли 950 млн долларов (298 стартапов из 591, зарегистрированного в Crunchbase).

Отраслевые акценты стартапов с российскими корнями смещены в сторону разработки программного обеспечения (доля отрасли — 37,2%, мировая доля — 34,7%), робототехники и искусственного интеллекта (11,2%, мировая — 5,6%), финансовых технологий (10,6%, мировая — 7%). За последние десять лет основатели с российскими корнями создают значительно меньше стартапов в сфере медицины и фармацевтики (доля 4,2% в сравнении с мировой 7,5%), торговли и услуг (17% и 20,9%), услуг для бизнеса (10,1% и 13,4%).

Увеличение по клику

В целом, согласно данным Crunchbase, число созданных стартапов по всему миру с 2016 года постепенно снижается. Тот же тренд мы видим и при анализе стартапов с российскими корнями. Эксперты объясняют это тем, что люди испытывают все большую неуверенность в долгосрочных перспективах: уже не первый год мир находится под угрозой новой рецессии, поэтому предприниматели опасаются открывать новые компании, особенно в сфере технологий, где очень высок риск неопределенности.

Итак, в нашу итоговую выборку вошло 2419 основателей стартапов с российскими корнями. Из них более половины (56,8%) имеет российское техническое образование, причем 40,2% — только техническое. К техническому мы относим естественно-научные дисциплины и связанные с технологиями: математика, компьютерные науки, физика, химия, биотехнологии, инженерные науки и т.д. Бизнес-образование имеют 39,9% основателей, из них 23,2% имеют только российское бизнес-образование, 9,1% — и российское, и зарубежное. 17,6% всех основателей имеют только бизнес-образование. К бизнес-образованию в рамках исследования мы относим экономику, менеджмент, бизнес, управление проектами, MBA, акселерационные программы.

Увеличение по клику
 
Увеличение по клику
 

Из всех выявленных стартапов 66% основаны выпускниками только российских вузов, не обучавшихся за рубежом, такие стартапы смогли привлечь 63% общего объема инвестиций по стартапам выборки. Опыт обучения за рубежом имеют 29,2% основателей нашей выборки, причем более половины из них обучались в США. Стартапы, в которых хотя бы один основатель имеет зарубежное образование, привлекли 37% инвестиций от суммарного объема привлеченных инвестиций по всем стартапам выборки.

Среди центров получения образования за рубежом выделяются как классические и технические университеты с мировым именем (Массачусетский технологический институт, Университет Калифорнии, Стэнфордский университет и др.), так и авторитетные бизнес-школы (Высшая школа бизнеса Стэнфордского университета, Школа бизнеса имени Уолтера Хааса Калифорнийского университета в Беркли, Лондонская школа бизнеса и др.). Многие основатели выявленных стартапов проходили через акселерационные программы за рубежом (Y Combinator, Founder Institute, Draper University и др.).

Анализ карты перемещений основателей показывает, что вне зависимости от первого российского образования основатели предпочитают регистрировать стартап в США или Великобритании. Если исключить эти центры базирования стартапов, мы видим, что выпускники московских вузов предпочитают регистрировать стартапы в Германии, а те, кто обучался в Санкт-Петербурге, — в Эстонии.

Увеличение по клику

Точки инновационного взлета

Изучение базы стартапов в зависимости от образования их основателей позволяет сформировать рейтинг предпринимательских университетов. В этом году в итоговый рейтинг вошло 46 российских университетов. В связи с расширением базы исследования в рейтинг включались только те университеты, из стен которых вышло не менее десяти стартапов (в прошлом году — не менее четырех). Из основного рейтинга были исключены университеты, реализующие программы, связанные только с экономикой, менеджментом и бизнесом, — эти университеты включены в отдельный срез бизнес-школ и университетов экономической направленности (Финансовый университет, РАНХиГС, РЭУ имени Г.В. Плеханова, РЭШ, СПбГЭУ и др.). Все показатели рейтинга были нормированы не от минимума к максимуму, а по децилям (см. методологию).

Итак, пятерка лидеров остается неизменной с прошлого года, в нее входят столичные МФТИ, НИУ ВШЭ, МГУ имени М.В. Ломоносова, СПбГУ и МГТУ имени Н.Э. Баумана. Более трети всех выявленных стартапов (38,7%) приходится на выпускников отмеченной пятерки. Традиционно из региональных вузов в лидеры входит только Новосибирский государственный университет (6–7-е места). Больше всего стартапов (355) приходится на выпускников МГУ, однако показатели финансовой успешности и востребованности у проектов выпускников МГУ уступают тройке лидеров рейтинга.

Увеличение по клику Увеличение по клику
 

Наиболее финансово успешные проекты представлены выпускниками Санкт-Петербургского государственного университета. Суммарно стартапы выпускников этого вуза привлекли 1,4 млрд долларов. По показателю «Доля поддержанных проектов» выделяется МФТИ — 52,3% стартапов, основанных выпускниками МФТИ, уже привлекли инвестиции.

Для построения полной и объективной картины мы выделили в отдельную базу тех основателей, которые обучались в университетах экономической направленности (Финансовый университет, РЭУ имени Г.В. Плеханова, РАНХиГС, РЭШ и др.), бизнес-школах (Московская школа управления «Сколково», МИРБИС) и университетах, в которых основатели выборки получили хотя бы одно образование экономической направленности (НИУ ВШЭ, МГУ, СПбГУ и др.). Всего в итоговый рейтинг вошли 22 российских университета и бизнес-школы. В связи с расширением базы исследования в рейтинг включались только те университеты, из стен которых вышло не менее восьми стартапов (в прошлом году — не менее четырех).

Бессменный лидер этого субрейтинга — НИУ ВШЭ, выпускники экономических специальностей которого создали за последние десять лет 126 стартапов с суммарным объемом привлеченных инвестиций 304,5 млн долларов. По объему привлеченных средств наиболее успешные стартапы основаны также выпускниками РЭШ (суммарный объем — 954,2 млн долларов) и Финансового университета при правительстве РФ (191,7 млн долларов). РЭШ к тому же имеет наибольшую долю поддержанных проектов в десятке лидеров (55% стартапов, основанных выпускниками РЭШ, уже привлекли инвестиции).

Увеличение по клику Увеличение по клику

Планку вхождения в рейтинг в исследовании текущего года преодолели Новосибирский государственный университет экономики и управления, РУДН, Сибирский и Казанский федеральные университеты.

Стартап-экспертиза

Характер проектов, созданных выпускниками российских университетов, мы оценили через серию углубленных интервью с основателями. За три года существования проекта мы опросили 46 основателей стартапов с российскими корнями (см. «Стартап-иммунитет против СOVID-19»). Суммарно они создали 66 стартапов. Наибольшее число стартапов из списка опрошенных (20%) было создано в 2016 году. Из 66 созданных стартапов больше всего зарегистрировано в США (25) и России (22). Опрошенные основатели формируют выборку выпускников 31 российского университета и 16 зарубежных университетов.

Итоги серии интервью показали, что большинство идей для создания компаний возникло на волне мировых или локальных трендов. Как правило, основатели начинали проекты на собственные средства, однако со временем привлекали инвестиции от российских фондов и акселераторов, бизнес-ангелов и венчурных инвесторов. В ходе интервью мы выделили типичные факторы успешной реализации идеи и доведения инновации до продукта, а именно: предварительный анализ рынка и потребностей целевой аудитории; грамотно сформированная команда и личные качества основателя.

Увеличение по клику

Основатели стартапов, имеющие опыт обучения в бизнес-школах, отмечают не очень высокий вклад бизнес-образования и MBA в успех ведения технологического проекта: по их мнению, гораздо эффективнее акселерационные программы. Эта модель получения знаний дает возможности общения с наставниками и менторами и обеспечивает доступ к большему объему финансовых ресурсов. Те, кто имел опыт обучения за рубежом, в качестве преимуществ отмечают лишь выход на зарубежные рынки и инвестиции, расширение кругозора и связей.

Российское образование, по мнению опрошенных основателей стартапов, имеет ряд достоинств и серьезных недостатков. Многим респондентам помогла поддержка преподавателей и наставников, а университетская среда сформировала круг общения, который для многих в будущем и определил развитие в нише технологического предпринимательства. Большинство спикеров отмечают хорошую фундаментальную базу университетских знаний, особенно в сфере ИТ и инженерных наук. Однако главным недостатком российского образования, по мнению наших респондентов, является сильный разрыв между академичностью преподавания и тенденциями развития экономики и общества. В российском университете отсутствует модель, позволяющая тестировать гипотезы, нет права на ошибку, нет свободы для экспериментов, говорят фаундеры. По их мнению, образовательные программы и подходы переформатируются очень медленно, редко обновляются, не подстраиваются под текущие тренды. Многие также отмечают нехватку полученных знаний в области продаж, юриспруденции, soft skills и указывают на слабую базу изучения иностранных языков.

Как показала дискуссия в ходе круглого стола, сами инициаторы технологических проектов напрямую не связывают успешность своих стартапов с базовой специальностью, но выделяют отдельные элементы, которые заложили основу для успешности их проектов именно в стенах университета.

Выпускник НИТУ МИСиС директор компании «Биомиметикс» Федор Сенатов занимается разработкой и выпуском индивидуализированных имплантатов: «Именно во время учебы у нас образовалось содружество материаловедов, биологов, медиков. Это произошло благодаря нужным связям, которые развивались под знаменем сильного материаловедческого вуза. Сейчас все больше и больше специалистов в области медицины и биологии приходят к выводу, что мир становится междисциплинарным, и ищут возможности интеграции в команды. Получив материаловедческое образование, я собирал всех в такую команду. И роль образования в нашем проекте была ключевой».

Андрей Бадмаев развивает стартап в области иммерсионного обучения персонала Cerevrum. Он получил образование в нескольких вузах — МГУ, УрФУ, Финансовом университете — и считает, что ценность образования заключается в создании деловой среды: «Университеты формируют то сообщество, которое в дальнейшем по жизни будет помогать развиваться и строить карьеру. Именно качеством этой среды и отличается топовый вуз от обычного».

Имея опыт технологического предпринимательства, наши интервьюеры обладают довольно убедительной экспертизой в области подготовки предпринимателей новой экономики. Основатель Konstruktor (креативная среда для представления идей и продуктов мировому сообществу, поиска и взаимодействия с единомышленниками, привлечения средств) Владислав Криштоп считает, что самый большой провал в системе высшего образования России связан с преподавательским составом: «До сих пор еще много вузов, где преподавательский состав старой формации, из школы управления СССР. Бизнес-образование этот разрыв, на мой взгляд, преодолевает быстрее, с точки зрения методологии большой разницы между бизнес-образованием в России и за рубежом нет. Мы в РАНХиГС учились по западной методологии, кроме того, сейчас очень много совместных программ, да и международный опыт общения с лучшими выпускниками российские бизнес-школы начинают перенимать.

Личный опыт Владимира Левитина (один из создателей первого в мире персонального настольного кондиционера Evapolar и других проектов) также позволил увидеть ограничения российской образовательной системы: «Основная проблема существующего образования в том, что оно было создано под задачи индустриальной революции. Мы уже давно перешли в информационный век, а образование все еще пытается ответить на старые вызовы. Мир настолько быстро меняется, что подход “мы долго-долго учили, а потом идем в жизнь и начинаем применять полученные знания” не будет работать больше никогда. Он работал, когда внук, отец, дед занимаются одним и тем же делом. Но сейчас время, когда студент понимает, что выбранная профессия к концу его выпуска с большой долей вероятности не будет существовать. Поэтому, на мой взгляд, нужен кардинально другой подход к образованию. Не корректировка и инновации, а фундаментальные изменения».

«Я считаю, что технические вузы должны намного быстрее остальных реагировать на изменения в мире, — говорит основатель Sticker.Place (приложение для создания и отправки стикеров в соцсетях) Андрей Никифоров. — Нас в МИФИ учили по методикам двадцатилетней давности, а между тем в сфере информационных технологий огромные прорывы происходят каждый год. Сейчас уже для всех очевидно, что ИТ-предпринимательство будет сильно прогрессировать во всем мире, а если еще и в университетах будут создаваться возможности для реализации интересных проектов, экономика станет сильно и стремительно меняться. Мне кажется, что в ведущих технических вузах должны создаваться условия для того, чтобы студенты делали новые открытия, пробовали себя в создании новых продуктов. Кроме того, очень полезны были бы встречи, лекции с уже состоявшимися предпринимателями. Личный опыт и мотивация, пожалуй, лучший импульс для запуска волны технологического предпринимательства».

Как показала дискуссия, для российских университетов формирование предпринимательской траектории образовательного процесса перешло из разряда репутационных в категорию системных задач, и многие представители руководства университетов разделяют видение предпринимателей. Директор НИУ ВШЭ СПб Сергей Кадочников, в частности, согласен с тезисом о важности вузовского сообщества для развития предпринимательской карьеры: «Есть немало вузов, которые за счет истории, репутации сумели сделать так, чтобы к ним приходили очень талантливые ребята. А когда масса талантливых людей собирается вместе в общежитиях, за университетской партой, возникают уникальные бизнес-идеи и инновации».

Бизнес-уроки для университетов

Но при этом важно помочь этим идеям реализоваться. И для этого у университетов должен быть набор инструментов. Один из них, по мнению Сергея Кадочникова, — это формирование междисциплинарных программ: «В рамках этого вектора мы создали бакалавриат социальной информатики на английском языке. Студенты из разных стран мира изучают социологию, несколько языков программирования, информатику и учатся таким образом анализировать социальные данные. Этой компетенцией пока мало кто владеет, а мы видим за этим перспективы. Я убежден: будущее за вузами, которые могут сделать такие междисциплинарные программы».

На формирование предпринимательских навыков очень хорошо работает проектный подход. В этом уже убедились многие университеты. По словам Сергея Кадочникова, 25% учебного плана НИУ ВШЭ СПб занимают проектные работы. «У нас на некоторых факультетах уже до трети студентов делают проекты по внешним заказам, — подтверждает старший директор по инновационной политике НИУ ВШЭ Артем Шадрин. — Например, это могут быть проекты в области информационных технологий и электроники, дизайна. Эффективен и механизм “Ярмарки проектов”, позволяющий обеспечить формирование межфакультетских команд с участием студентов разных специальностей».

Как оказалось, многие университеты тестируют на практике модель «стартап как диплом». Такой подход, по словам ректора УО «Алматы менеджмент университет» (Казахстан) Ербола Сулейменова, реализован в их университете: «Мы стремимся не просто поддерживать тех студентов, которые инициировали создание своего проекта. Основная идея — стимулировать создание стартапов студентами разных специальностей и организовать командную работу. Стартап может быть по какой угодно теме, но мы приветствуем инициативы, когда в стартап-команде собираются выпускники с компетенциями в разных областях: финансов, юриспруденции, технологий и других».

Эффективность модели подтверждает и директор центра корпоративных программ Института бизнеса и делового администрирования (ИБДА) РАНХиГС Андрей Коршунов: «Мы запустили в академии силами ИБДА и других факультетов защиту “стартап как диплом” и успешно провели две защиты. В этом году планируем увеличить количество и качество проектов, сделать общефедеральный акселератор студенческих проектов и провести всероссийскую защиту стартапов как дипломов с участием выпускников всей филиальной системы академии».

По мнению директора Свердловского венчурного фонда Дениса Cкоморохова, защита стартап-проекта как дипломной работы открывает студентам хорошие возможности для того, чтобы научиться комплексно прорабатывать свои идеи и нащупывать варианты коммерциализации. Но зачастую вузовские стартапы оказываются нежизнеспособны при выходе на открытый рынок. В связи с чем, по мнению Дениса Скоморохова, первоочередная задача для вузов — научиться выстраивать кооперационные цепочки, которые помогали бы стартапам не только проверять гипотезы, «дешево ошибаться» в начале пути и «набивать шишки», но и системно внедрять инновации совместно с корпорациями, сохраняя и приумножая то преимущество, которое дает университетская среда. «Такой подход также позволил бы венчурным фондам, существующим при вузах, существенно снизить свои риски при инвестировании в высокотехнологичные проекты», — уверен он.

Почти все участники дискуссии пришли к выводу о целесообразности инвестиций в создание инфраструктуры поддержки молодежного предпринимательства. Проректор РАНХиГС, президент Российской ассоциации бизнес-образования Сергей Мясоедов считает необходимым создавать условия для рождения стартапов внутри стен университета: «Для этого нужно обеспечивать инициаторам юридическую поддержку, создавать коворкинговые зоны, организовывать встречи с успешными предпринимателями. В рамках этой стратегии университет РАНХиГС создал свой бизнес-инкубатор, коворкинговые зоны, у нас постоянно студенческий совет отбирает самые интересные проекты и докладывает о них ректорату, на ряде факультетов практикуются защиты стартап-проектов вместо традиционных бакалаврских дипломов».

По мнению Игоря Агамирзяна, формирование предпринимательской траектории университетов следует рассматривать шире, чем участие только в технологической повестке: «Сейчас любой образованный, культурный человек должен владеть цифровыми навыками, точно так же необходимо владеть и навыками проектной и предпринимательской деятельности. Я всегда был уверен, что невозможно научить предприимчивости, это врожденное свойство, но научить технологиям ведения предпринимательской деятельности, привить предпринимательскую культуру можно и нужно. И на базовом уровне этим должны владеть все выпускники университета, независимо от их специальности».«Высшая школа экономики много лет занимается темой, связанной с развитием предпринимательства, мы практически полностью сформировали необходимую инновационную инфраструктуру. Например, бизнес-инкубатор работает с 2006 года, — говорит вице-президент НИУ ВШЭ Игорь Агамирзян. — Мы регулярно проводим конкурсы проектов, для чего создан специальный фонд. Но, как нам представляется, этого уже недостаточно. Одним из ключевых элементов в развитии этого направления мы видим взаимодействие с реальным бизнесом, для которого мы можем и должны выращивать будущие предпринимательские кадры, в том числе для внутрикорпоративного предпринимательства».

Директор Высшей экономической школы СПбГЭУ Яна Клементовичус разделяет этот тезис: «Мы убеждены, что роль современного университета заключается в формировании компетенций, позволяющих человеку мыслить системно, творчески и в равной степени видеть возможности для создания технологических стартапов, улучшая качество жизни и стимулируя процессы развития в других сферах. Современный выпускник прежде всего должен быть устойчивым к кризисам и обладать способностью быстро адаптироваться к изменениям в окружающем мире».

«Мы должны системно формировать и развивать предпринимательское мышление, — соглашается руководитель блока предпринимательства программы МВА школы бизнеса МИРБИС Елена Переверзева. — А это нужно начинать с детства, работая со школьниками в средних учебных заведениях, и продолжать в вузах. Но предпринимательское мышление должно быть не только у тех, кто запускает стартапы, сегодня как никогда возрастает роль корпоративного предпринимательства. Именно такие управленцы способны обеспечить рост стоимости компаний, а зачастую и обеспечить их выживаемость в наше нестабильное время. Поэтому предпринимательское мышление необходимо формировать и у тех, кто руководит современными компаниями, что, конечно же, отражается в программах МВА».

В рамках этой траектории, по словам Елены Переверзевой, школа бизнеса МИРБИС пять лет назад включила в свою программу МВА предпринимательский блок: «Проектирование как междисциплинарный курс длится в течение года, и в результате слушатели готовят проработанный бизнес-проект стартапа или нового направления своего бизнеса в компании. Более 20 процентов этих проектов становятся новыми направлениями или внутренними проектами компаний, где наши слушатели работают».

По мнению декана факультета технологического менеджмента и инноваций Университета ИТМО Антона Гопки, помимо внедрения инструментов выращивания технологического предпринимательства принципиально важно изменить отношение в целом к этой траектории в университетах: «Технологическое предпринимательство и трансфер технологий должны стать неотъемлемой частью основной операционной деятельности университетов наравне с образованием и исследовательской работой. Этот вектор не стоит рассматривать только как элемент инновационной экосистемы вокруг университета для повышения привлекательности вузов. Важно выстроить внутренний единый процесс трансфера инноваций от научных разработок через инжиниринг к выходу на российский и международный рынки. Для этого университету необходимо обладать собственными инжиниринговыми возможностями, единой политикой управления интеллектуальной собственностью и центром трансфера технологий».

Отдельные элементы модели предпринимательской траектории образования есть почти во всех университетах, и в ходе дискуссии не раз поднимался вопрос об организации межвузовского взаимодействия в этой области. «На мой взгляд, необходимо выстраивать инфраструктуру сетевого взаимодействия между вузами и институтами поддержки инноваций. В частности, мы ведем такую работу совместно с Российской венчурной компанией и десятками университетов по стране, формируем единые процессы по проектному обучению в формате “стартап как диплом” как основу для межвузовского взаимодействия», — рассказывает Антон Гопка.

О том, что в России пока плохо работает модель сообщества выпускников, говорят многие, и, по мнению Дмитрия Калаева, директора акселератора Фонда развития интернет-инициатив, этому аспекту следует уделить особое внимание: «Мы все время думаем: почему выпускники Стэнфорда получают инвестиции в Кремниевой долине? Потому что выпускники Стэнфорда любят инвестировать в выпускников Стэнфорда. В России эта взаимосвязь разорвана. Единственный вуз, в котором системно выстроена модель взаимодействия, — это МФТИ. На мой взгляд, эта история у нас сильно недооценена, ею надо заниматься».Университет закладывает базовые основы для формирования технологического предпринимательства, но успешность проектов во многом зависит от общей инфраструктуры, и одним из ее элементов являются акселераторы. Директор акселератора Фонда развития интернет-инициатив Дмитрий Калаев формулирует свое видение трансформации системы образования, опираясь на уже имеющийся опыт: «Стартап от обычного бизнес-проекта отличается большим набором неопределенностей. По моим наблюдениям, технологическим предпринимателям необходимы навыки работы в этих условиях. Поэтому важно еще в стенах университета не просто предоставить студентам возможность подготовить бизнес-план и защитить диплом, а позволить пройти все стадии создания стартапа. Один из рисков, с которым сталкивается основатель проекта, — востребованность его продукта рынком. Поэтому нужно, чтобы студент как минимум попробовал дойти до клиента, продал продукт и получил хоть сто рублей выручки. Кроме того, на мой взгляд, студентам было бы очень полезно попробовать себя в роли сотрудников стартапов. Так они на деле увидят, как работают маленькие компании, которые только что привлекли первый раунд инвестиций».

Очевидно, что все эти инструменты имеют отложенный эффект. По наблюдениям Дмитрия Калаева, хорошие стартапы делают, как правило, основатели старше тридцати лет: «Именно на этом горизонте сегодняшние студенты выйдут на создание крупных компаний, а в ближайшие пять-десять лет они смогут сделать лишь успешные малые бизнесы».

Такого рода решения не трансформируются мгновенно во всплеск новых идей и технологий, но, изменив подходы к выращиванию технологических предпринимателей в университетах сейчас, можно заложить основу для увеличения веса новой экономики в структуре ВВП в макроэкономических масштабах в будущем.

Методология

Увеличение по кликуИсследование базируется на данных базы технологичных компаний и стартапов Crunchbase. Первый шаг сбора данных предусматривал выгрузку индикаторов по всем зарегистрированным в Crunchbase фаундерам и компаниям (с годом основания в промежутке 2011–2020). На этом этапе в единую базу было агрегировано около ста индикаторов по 350 тыс. компаний и одному миллиону основателей. Далее были выделены стартапы с российскими корнями — потенциальные кандидаты для более углубленного анализа. На этом этапе мы проанализировали имена и фамилии фаундеров, локацию головных офисов стартапов, а также указанное в Crunchbase образование основателей. Все, что имело отношение к России, было выделено в отдельную базу с пятью тысячами стартапов и семью тысячами основателей. Заключительный шаг — углубленная проверка образования основателей стартапов по доступным открытым источникам и профайлам в социальных сетях. Итоговая верифицированная база стартапов с российскими корнями содержит информацию по 2419 основателям и 2237 стартапам (с суммарным объемом привлеченных инвестиций около 6,8 млрд долларов).

В итоговый рейтинг были включены только те университеты, из которых вышло больше десяти стартапов. Рейтинг строится на основе семи показателей, условно объединенных в две группы: масштаб и успешность (65%), востребованность (35%). Наибольший вес присваивается числу стартапов и выпускников-основателей, а также объему привлеченных стартапами инвестиций (каждый по 20% итогового балла).

В силу того, что ряд университетов по многим абсолютным показателям имеет сильный разрыв с университетами выборки, все показатели были нормированы не равномерно — от максимума к минимуму, а с учетом децилей.

Увеличение по клику

Авторы: Кристина Чукавина, Дмитрий Толмачев, Ирина Перечнева, Елизавета Волганова

Эффект масштаба

Уровень развития национального технологического предпринимательства зависит от возможностей университетов оказывать влияние на воспитание предпринимателей новой экономики, считает первый проректор УрФУ Сергей Кортов.

— Развитие технологического предпринимательства во многом зависит от наличия в университетах качественной инновационной инфраструктуры. Именно поэтому Уральский федеральный университет давно и последовательно занимается ее созданием. Сегодня инновационная инфраструктура университета имеет собственный оборот более 300 миллионов рублей, действует 56 стартапов с участием УрФУ, которые ежегодно демонстрируют выручку более 400 миллионов рублей. Развитие стартапов поддерживает Акселератор УрФУ и созданный Фонд развития инноваций УрФУ в форме инвестиционного товарищества.

Мы все время занимается поиском новых форматов и моделей. Мне кажется, очень перспективен проект «Стартап как диплом». Но, по моему мнению, этого недостаточно, мы должны совместными усилиями искать ответы на ряд вызовов. Прежде всего это масштаб влияния университетов на технологические тренды в экономике. Возможности университета позволяют вовлечь в деятельность по воспитанию предпринимателей новой экономики порядка двухсот-трехсот человек, мы можем создать две-три образовательных программы и вывести на рынок десять-пятнадцать стартапов. Сегодня это нормальный уровень практически для любого ведущего университета. Но для того, чтобы влиять на среду и создавать экосистему технологического предпринимательства, этот счет в крупном университете должен быть на тысячи и в эту сферу должно быть вовлечено от пятнадцати-двадцати процентов преподавателей и студентов. Если мы этого рубежа не перейдем, создание стартапов так и останется элитной историей, на рынке будут появляться более или менее успешные кейсы, но не более того. Это репутационный и демонстрационный уровень, а не уровень влияния на экономику.

Второй вызов связан с кадровой проблемой. Бесполезно читать теоретические курсы по технологическому предпринимательству без реализации конкретных инновационных проектов, причем реальных, а не учебных. А для этого нужны практики из бизнеса, действующие предприниматели. И если в Москве и в Санкт-Петербурге их концентрация достаточно высока, то в регионах, к сожалению, таких людей сильно не хватает для масштабирования предпринимательского опыта.

И наконец, третий вызов — возможности для экспериментирования. Нужно позволять студентам не просто создавать в рамках университета команды, проекты и стартапы, главное — давать им возможность тестировать гипотезы и много, но дешево ошибаться. А для этого необходимы специальные ресурсы, в рамках действующих грантов эту задачу не решить.

Поэтому, по моему мнению, университетам, которые хотят выращивать предпринимателей новой экономики, следует начать объединяться в сообщества, возможно, это стоит сделать в рамках национальных проектов. Второе направление — развитие коммуникаций между университетами, инициаторами проектов и инвесторами. И третье предложение — организация сетевого взаимодействия в части обмена образовательными программами и преподавателями по технологическому предпринимательству

 

Университеты могут задать новый тренд

Для повышения уровня технологического предпринимательства в экономике не хватает межуниверситетского взаимодействия, убежден директор бизнес-инкубатора «ЧапайХаб» Финансового университета при правительстве РФ Игорь Добровольский.

— Мы убеждены, что настало время для перелома в восприятии обществом предпринимательства, я думаю, что от этого во многом будет зависеть конкурентоспособность национальной экономики. Именно поэтому Финансовый университет в последние годы большое внимание уделяет вопросам развития предпринимательской культуры студентов и аспирантов. Мы считаем, что необходимо не только вносить изменения в образовательный процесс, но и уделять большое внимание формированию практических навыков. Мы опираемся на мнение наших выпускников, которые говорят, что в современном предпринимательском сообществе soft skills важнее, чем hard skills. А выработка soft skills в большей мере происходит на практике.

Именно с этих позиций мы с конца прошлого года активно развиваем бизнес-инкубатор. Учитывая потребность в знаниях в условиях пандемии, мы с апреля запустили онлайн-платформу для наших резидентов. На этой платформе сформирован объем знаний, который позволяет каждому инициатору стартапа структурировать свой проект. На базе этой платформы у нас зарегистрировалось уже более ста резидентов, один из них сейчас выходит на глобальный рынок. Учитывая специфику технологического предпринимательства, мы много внимания уделяем международному сотрудничеству — в частности, выстраиваем партнерство с Нью-Йоркским акселератором.

Уже запущено и работает несколько программ, в том числе программа акселерации стартапов, инициированных совместно со студентами, аспирантами, преподавателями и выпускниками Финансового университета.

Мы убеждены, что именно в стенах университета начинают формироваться будущие предприниматели. Но им необходима всесторонняя поддержка. На наш взгляд, для повышения уровня предпринимательства в экономике не хватает межуниверситетского взаимодействия. Можно организовать консолидацию компетенций Финансового университета, РАНХиГС, Высшей школы экономики, Бауманского университета, МГУ, МФТИ, СПбГУ и других вузов. На такой платформе у наших студентов появится возможность развиваться в единой среде, возможно, это может быть общий проект, который мог бы объединить заказчиков потенциальных стартапов, заказчиков научных разработок. В качестве базиса для этого проекта можно использовать уникальную цифровую разработку платформы Mind-Reactor, которой мы занимаемся уже второй год. Я думаю, таким образом можно задать новый тренд в развитии технологического предпринимательства в национальной экономике.

Стартап-иммунитет против СOVID-19

Технологичный бизнес с российскими корнями продемонстрировал устойчивость к коронакризису благодаря природным свойствам основателей: терпение, способность быстро перестраиваться и жить в условиях долгосрочного планирования

— Я решил своей девушке сделать оригинальное предложение руки и сердца. Мы оба любители городских квестов, я подумал, что хорошо бы сделать предложение в таком формате. Но, оказалось, на рынке решений-то и нет. Я попросил своих друзей, с которыми в то время учился в Университете ИТМО, помочь мне сделать мобильное приложение. Мы так увлеклись этой работой, что вскоре поняли, что нащупали рынок. Мы сделали пивот и ушли на рынок онлайн экскурсий, потому что рынок квестов оказался не таким большим. В результате девушке я сделал предложение руки и сердца не таким оригинальным способом, но моя супруга стала музой нашего проекта, — рассказывает историю своего стартапа сооснователь маркетплейса аудиоэкскурсий Surprise Me Александр Головатый.

Личная история подтолкнула к проекту и Евгения Клочихина, создавшего платформу Sheeva.AI.:«Мы с женой уже жили в США и ехали к доктору, сильно опаздывали на прием, встали на парковке, я очень долго проводил оплату: дойти до столбика, оплатить, взять чек, положить его обратно в машину. Тогда я спросил своего брата-инженера встраиваемых систем в России: «А можно сделать в этой ситуации так, чтобы я припарковался и ушел?» Так в конечном итоге появилась мобильная платформа, которая автоматизирует весь процесс управления автомобилем в городе».

И таких историй в нашем проекте достаточно много. «Семьи моих знакомых жаловались на отсутствие в продаже качественных подгузников по приемлемой цене, — рассказывает Антон Ануфриев, сооснователь NappyClub.Мы изучили рынок и поняли, что нужны нестандартные решения, и пришли к выводу, что таким решением будет продажа онлайн по модели D2C, без посредников от завода до конечного потребителя».

Игорь Ворошилов учился по программе обмена в Токио и однажды зашел в первую парикмахерскую, которую нашел на Google-картах. Ему так понравился сервис, что он стал всем рекомендовать эту парикмахерскую, и она начала набирать клиентов: «Я подумал, что можно использовать особенность японской культуры социальных сетей, и так мы вышли на создание LikePay, это сервис для промоушена малого бизнеса методом сарафанного радио через социальные сети».

Поймать тренд

Константин Масленников (HereYouGo) создает платформу в СЩА для совместного владения и использования беспилотных машин: «Это большой тренд в Кремниевой долине. Инвесторами движет вера в то, что эта технология будет доступна довольно быстро. Но приобретать такие автомобили в собственность каждой семье будет дорого и невыгодно, поэтому мы создаем платформу, через которую люди будут покупать долю в беспилотных машинах и использовать их совместно».   

Как показывает практика, улавливание трендов является основой старта многих проектов, с которыми мы познакомились в ходе исследования.

Павел Ершов с партнером Никитой Навалихиным (Directual), работая в «Тинькофф банке» увидели, что цикл традиционной разработки такого динамичного банка не справляется с задачей вывода на рынок новых продуктов: «Тогда и возникла идея попробовать сделать инструмент, с помощью которого непрофессиональный программист смог бы собирать продукт. Когда мы это начинали, такого понятия, как «low-code» или «now-code» (концепция создания информационных систем с помощью графических интерфейсов с минимальным (low-code) использованием ручного написания кода, или вообще без него (no-code). — Ред.), еще не было. Движение сформировалось только в 2015 — 2016 годах. То есть мы предугадали тренд. Сегодня сегмент low-code растет стремительно».

— Я думаю, у нас проект получился, потому что другие участники рынка недооценили спрос со стороны потребителей на приложение для смарт-ТВ, — указывает на попадание в рынок и Михаил Бакланов (ZOOM TV).У нас была компания по разработке программного обеспечения и среди клиентов было много представителей телеком-отрасли. Мы обратили внимание на то, что, несмотря на бурное развитие технологий, процесс выбора телевизионного контента не меняется. Мы решили, что можно использовать машинное обучение для создания рекомендательного сервиса, и разработали технологию, которая позволит предлагать телезрителю из всего списка передачи в записи или прямом эфире программы и фильмы согласно его предпочтениям.

Нередко запуску инновации помогает случай. У Ильи Павленкова и его партнеров (Jetlex) было три идеи, которые базировались на машинном обучении при обработке текста. Однажды они опубликовали пост на «Фейсбук», после которого к ним обратился генеральный директор одной из крупнейших бухгалтерских организаций в России и сформулировал проблему: «Мы изучили рынок и увидели, что есть перспективная задача, поскольку автоматизированная обработка первички оказалась нужна далеко не только этой компании. Директор посмотрел прототип и дал нам сумму, близкую к необходимым размерам инвестиций. Так и получился стартап Jetlex. Сейчас у нас есть продукт, который извлекает данные из бухгалтерских документов и помогает вводить их в 1С».

Андрей Никифоров (Sticker.Place; приложения для создания и отправки стикеров в соцсетях) считает, что самые интересные решения происходят на стыке различных экспертиз, и они зачастую являются самыми эффективными и прорывными: «У нас хорошо слаженная команда с разными компетенциями на стыке дизайна и технологий, сейчас проект вышел на стадию окупаемости, у нас достаточно большая команда сотрудников и несколько миллионов пользователей со всего мира. Нашими партнерами являются крупные компании, такие как Microsoft, Samsung, Viber, мы помогаем им в сфере визуального общения при помощи различных технологических и контентных решений. Общий объем привлеченных ресурсов составил порядка 30 млн рублей».

Анатолий Шарифулин (AppFollow) увидел потребность в новых новациях, когда работал менеджером в компании Ostrovok.ru, и ему нужно было собирать информацию о конкурентах: «Я понял, что на это уходит вручную очень много времени. Так возникла идея сделать инструмент, который помог бы мобильным разработчикам оптимизировать собственное время на анализ данных по приложениям в App Store и Google Play».

Деньги плюс энергия

Сейчас проект Анатолия Шарифулина находится в стадии активного развития, через несколько раундов он привлек инвестиции в объеме 7 млн долларов.

Как показал наш опрос среди участников исследования, большая часть возникших таким образом гипотез тестируется за счет собственных ресурсов и потом авторы идей выходят на поиск инвесторов.   

— Мы инвестировали в первую очередь свои умения, знания, время, — делится опытом этого этапа Павел Ершов. — Полтора года назад один из наших клиентов, группа ПИК, имеющая инвестиционное подразделение, решила вложить деньги в наш проект.

Евгений Клохичин первые разработки также спонсировал из своих денег, а потом инвестиции пришли от бизнес-ангела, от акселератора в США. Общий объем привлеченных инвестиций с учетом предстоящего раунда составит несколько миллионов долларов

Основатель проекта Смарт Форест (создание прикладной платформы для покупки и продажи «токенизированного дерева») Алексей Рудомётов считает, что в целом технологический стартап двигают деньги и терпение: «У основателей должны быть внутренний источник мотивации и стремление использовать любые возможности».

Впрочем, среди участников нашего исследования оказалось достаточно много фаундеров, которые не рассматривают привлечение инвестиций как обязательный элемент успешности технологического проекта. В этом, в частности, убежден Владислав Криштоп (креативная среда для представления идей и продуктов мировому сообществу, поиска и взаимодействия с единомышленниками и привлечения средств Konstruktor): «Сами мы весь проект сделали без привлечения внешних инвестиций вообще, и так мы развиваемся более 20 лет. По состоянию на 2016 год компания оценивается в 2 млрд долларов. Я считаю, что привлечение инвестиций не надо ставить целью. Технологические стартапы можно создавать постепенно за счет реализации своих талантов и только при крайней необходимости привлекать финансирование».

Один из создателей первого в мире настольного кондиционера и других проектов Владимир Левитин также считает крайне неверным представление о том, что предпринимательство сразу требует инвестиций: «Лучшие бизнесы были начаты с нуля. Мой личный опыт и многие сотни проектов, которые я видел, подтверждают это правило. Деньги позволяют масштабировать бизнес, но для создания основы нужны только энергия и творческий подход основателя. Умение тестировать идеи бесплатно, быстро итерировать, дешево прототипировать — hard-skills предпринимателя».

Природа основателя

При этом почти все участники исследования указывают на способность основателя собрать команду как главный фактор успешности проекта. «Очень важно обращать внимание на формирование команды, — акцентирует Владислав Криштоп. —Как правило, многие стартапы создаются с друзьями, но не всегда близкие друзья большие профессионалы, это, по моему убеждению, типичная ошибка основателей».

Важно, чтобы у основателей проекта были разные компетенции, считает Константин Масленников: «Как правило, команда основателей в Кремниевой долине состоит из двух людей, которые обладают разными навыками. Это своего рода стандарт Кремниевой долины».

В правильности этого тезиса убедился Антон Ануфриев: «Я думаю, наш проект получился прежде всего благодаря команде: «У моего партнера и генерального директора компании Романа был большой предпринимательский опыт, в том числе в электронной коммерции. А я, благодаря работе в инвестиционной сфере, видел множество других стартапов, их сильные и слабые стороны, и понимал с какими сложностями можно столкнуться. Поэтому многие важные элементы были изначально уже заложены в ДНК бизнеса».

При этом, по мнению Ильи Павленкова, состав команды должен придерживаться общих принципов: «Прежде всего это терпимость к неудачам. Неудачи — это неизбежность в стартапе. Всегда что-то идет не так, как запланировано. Нужно уметь смотреть на это рационально, без паники и эмоций, а просто продумывать следующие шаги».

Анатолий Шарифулин также ставит в приоритет умение справляться с трудностями: «А они возникают постоянно. В нашем случае оказалось непросто собрать команду. На начальном этапе у нас было три основателя, в 2016 году уже десять человек персонала, когда мы подняли Seed-раунд, у нас было 40 сотрудников, а сейчас под 70 и все мы работаем удаленно. Сейчас мы выходим на новый раунд привлечения инвестиций и, наверное, число сотрудников увеличится до 100. И на каждом этапе нам приходилось ломать устоявшиеся процессы, выстраивать коммуникации внутри».

Нередко основателей технологичных проектов губит слишком большая увлеченность идеей, предупреждает Константин Масленников: «Технологичный стартап всегда нужно делать с прицелом не на саму идею, а с расчетом на того, кто будет пользоваться продуктом. Многими основателями движет вдохновение, но часто оказывается, что продукт их вдохновения никто не покупает. Очень много компаний создавались на раздутых ожиданиях и мечтах, которые в итоге ничего не создавали, а просто теряли деньги».

Запастить терпением наши участники исследования советуют всем новичкам, вступившим на путь технологического предпринимательства. «Когда я основал свою первую компанию в 2007 году, был уверен, что через год стану долларовым миллионером, — подчеркивает своим примером этот тезис Павел Ершов. — Но в технологическом предпринимательстве все сложнее. Кроме глубокого знания предмета, на основе которого ты строишь проект, придется разобраться, как строится управление персоналом, как создается мотивация, придется потратить время на освоение базовых понятий, к примеру, как функционируют финансы, освоить навыки планирования. Я до сих пор все время чему-то учусь, мне кажется, чем больше я погружаюсь в проект, тем больше требуется знаний».

Владимир Левитин относит умение учиться к разряду ключевых качеств технологического предпринимателя, причем учиться нужно эффективно:

— Нас в университетах и школах настраивали на следующий подход: долго-долго учимся, потом попробуем, ошибаемся, долго плачем. В предпринимательстве и в целом в современном быстро изменяющемся мире такой подход не работает. Это культура, которую нужно из себя изживать как можно раньше. Постоянно делать ошибки, и очень-очень быстро их исправлять должно стать нормальным, а потом и единственно верным способом обучения. Чем больше ошибок и выводов ты делаешь в единицу времени, тем быстрее ты движешься. Первые год-два будут посвящены простому разбиванию лица о классические мелкие ошибки, но через некоторое время появляется ощущение, что нужно делать, что нельзя делать и как быстро проверить результат. Это называется итеративный подход, которого нужно придерживаться в бизнесе.

И этот тезис разделают многие основатели. Михаил Бакланов рассматривает изменение отношения общества к ошибкам как один из факторов развития инновационной экономики: «Мне кажется, что очень важно воспитывать толерантность к ошибкам, потому что в технологичном предпринимательстве ошибки случаются постоянно. У нас же есть некоторая боязнь ошибиться, показаться неудачником, это, наверное, часть исторического наследия».

По мнению Андрея Бадмаева (развивает вместе с партнером Наташей Флокси проект в области иммерсивного обучения персонала компаний Cerevrum), запуск технологического проекта отличается от обычного бизнеса, потому что основатель стартапа все время находится в напряжении из-за необходимости выбора: «С одной стороны, он должен верить в свою идею до конца, с другой стороны, ему необходимо видеть сигналы рынка, когда нужно остановиться и что-то кардинально менять. Никто никогда не скажет тебе, где эта точка. Один может потратить массу времени и ресурсов, людей завлечь, но на самом деле его идея окажется невостребованной рынком. С другой стороны, недостаточно веривший в свою идею предприниматель может получить несколько формальных подтверждений, что рынку его продукт не нужен, и закрыть его. А другой основатель еще бы дожал, дотерпел, и … у него выстрелило. Этот баланс сложно поймать, но успеха добивается именно тот, кто все-таки его нашел».

Тест на COVID-19

Очевидно, технологичные предприниматели, обладая такими качествами менее драматично, чем остальной бизнес, прошли первый этап коронакризиса, а в некоторых случаях получили еще и новый импульс для своих проектов. Изменение моделей организации труда для этого сектора экономики не стало таким болезненным, как для большинства бизнесов. Анатолий Шарифулин, к примеру, изначально выстраивал удаленный принцип работы команды: «Именно поэтому мы получили определенное преимущество в кризис, вызванный COVID-19. Сейчас многие компании были вынуждены перейти на удаленный формат, а мы именно таким образом строили модель, у нас все сотрудники были в разных городах и странах».

Павел Ершов по этой же причине не почувствовал провала в текущей деятельности из-за введений жестких ограничений в апреле-мае: «У нас и так был достаточно высокий уровень удаленного распределения команды, поэтому в условиях карантина мы не увидели сбоев в бизнес-процессах. Потенциальные клиенты, наоборот, стали более активны, потому что кризис подтолкнул людей учиться. А так как сейчас «low-code» или «no-code» вышли на стадию развития, выросла прослойка людей, желающих учиться этой технологии. И поэтому COVID для нашего рынка пошел, скорее, в плюс».

По словам Владислава Криштопа, его сервис стал также еще более востребованным: «Многие люди в условиях карантина начали задумываться о том, чтобы что-то поменять в своей жизни, и начали искать потенциал для развития, а наша платформа позволяет это сделать в удаленном режиме. И я считаю, что у нас, наоборот, проект после пандемии будет только расти».

Несущественно повлиял COVID-19 и на реализацию планов Константина Масленникова, встречи и общение продолжаются, просто многие перешли в Zoom: «В наибольшей степени ограничения, связанные с пандемией, повлияли на большие действующие бизнесы. Понятно, что в такой ситуации очень сложно управлять заводом с численностью сотрудников в десять тысяч человек. У стартапов на начальной стадии идет процесс построения модели, доработки партнерств и в этом отношении изоляция и карантин нам не помеха. Мы продолжаем работать с командой удаленно. Для разработок на рынке беспилотных автомобилей нынешняя ситуация в чем-то даже плюс. Если бы не было COVID-19, мы бы уже наблюдали более агрессивную конкуренцию со стороны китайских компаний».

Преимущество получил и проект Антона Ануфриева: «В период двухмесячного карантина в России, когда многие бизнесы столкнулись с проблемами, у нас, наоборот, росли продажи, появилось много новых потребителей, которые впервые начали заказывать товары онлайн, и у многих выработалась привычка. Если в феврале оборот был 23 млн рублей, то за май составил уже 33 млн рублей. И сейчас как раз хороший момент для нового витка развития».

Илья Павленков отмечает стремительный рост клиентов именно во время пандемии. С января этого года в его компании каждый месяц приходит около 50 новых платящих клиентов и это при том, что компания почти не тратила деньги на маркетинг: «Мы связываем это с тем, что многие начали переводить бухгалтерию на дистанционный режим, и им потребовался функционал удаленной загрузки и обработки документов».

Впрочем, для определенных отраслей ограничения, связанные с коронавирусом все-таки стали тормозом для развития, в частности это сильно подкосило темп реализации проекта Ильи Ворошилова: «Мы начинали расти очень хорошо в январе-феврале перед коронавирусом. Но с апреля в Японии было введено чрезвычайное положение, и все сервисные компании были просто закрыты. А наш бизнес завязан на кафе, ресторанах и других сервисных компаниях. Поэтому планы развития мы связываем с их открытием».

Но выработанная уже привычка не пасовать перед трудностями вытаскивает фаундеров. Александр Головатый столкнулся с закономерным спадом в связи с обрушением туристического рынка. Но его команда сразу же начала тестировать новые решения и на территории Европы делать очень быстрый разворот на внутренние туристические рынки: «Люди по своим странам все равно путешествуют, и мы переформатировали продукт с учетом потребностей внутреннего туриста. Второе направление трансформации — создание онлайн-экскурсий. В нашем приложении человек может в панорамах «Google Street View» в сопровождении аудиогида “ходить” по улицам городов и слушать истории».

Пандемия притормозила и проект Cerevrum, делится Андрей Бадмаев. Корпоративные клиенты пока не понимают, как будет работать их персонал, не могут просчитать его загрузку. Но основатели этого проекта тоже нашли новый поворот: «Мы сейчас получаем большое количество запросов на обучение на компьютерах и мобильных телефонах. Мы уже четыре сделки с достаточно крупными корпоративными клиентами заключили. Это подтолкнуло нас начать разрабатывать продукт для web/mobile платформ. И речь идет не только об обучении сотрудников навыкам продаж. Сейчас стартует наш совместный эксперимент с международной школой английского языка, мы отрабатываем практику использования диалоговой интерактивной симуляции для улучшения разговорной практики учеников».

Евгений Клочихин связывает специфичную реакцию инновационного бизнеса на кризис с особенностями проектов, построенных на внедрении инноваций: «Технологическое предпринимательство опирается на долгосрочное планирование, потому что технология создается ни за месяц, ни за два. Горизонт планирования абсолютно другой. Да, этот год лично для нас выдался тяжелым, но планирование при этом не остановилось. Для нас COVID в целом дал даже позитивный эффект, потому что люди в больших компаниях отложили свои операционные задачи, обратили больше внимания на стратегические проекты. Наши заказчики автомобильные заводы встали, у них появилось время, чтобы подумать, а для чего нужны инновации?».

В целом в мире структура экономики после пандемии изменится, деньги сейчас еще с большей интенсивностью потекут в технологическую сферу, убежден Владислав Криштоп: «Это связано с настроениями потребителей. Многие люди еще очень долго будут опасаться активно общаться и контактировать. Но потребность в услугах останется, и чтобы удовлетворить этот запрос, нужны будут технологии, причем в разных индустриях. Это большой долгосрочный тренд и огромное поле для технологического предпринимательства. На мой взгляд, в новой стратегической повестке в России нужны люди, которые будут создавать продукты на основе новых идей».

Возможно, именно сейчас стоит начать искать новые решения везде и во всем, считает Андрей Никифоров: «Скорость внедрения новых продуктов стала невероятной. Все больше будет появляться технологий для удовлетворения различных потребностей людей».

— Трудности, связанные с коронакризисом, — явление временное, — убежден Анатолий Шарифулин. — В целом запрос на технологические новации вырастет, очень сильно изменятся многие индустрии и сферы. Прежде всего изменится система образования, здравоохранения. Многие рутинные процессы потребуют оцифровки. И лично я готов участвовать в этом тренде. Так как я сам пришел из индустрии мобильной разработки приложений, я бы хотел многое изменить. Если мы поможем каждому разработчику игры или приложения стать эффективнее, будем считать, что мы свою миссию выполнили.

Автор: Ирина Перечнева

Таблицы: Рейтинг предпринимательских университетов и бизнес-школ – 2020.xlsx