Предметный рейтинг научной продуктивности вузов - 2019

Аналитический центр «Эксперт» завершил четвертую волну исследования научной продуктивности российских университетов. Традиционно мы разбили ее на два больших блока: фундаментальный (предполагает оценку масштаба и качества публикационной активности) и изобретательский (подразумевает изучение патентной деятельности). Таким образом нам удалось определить лидеров в области теоретических изысканий и выявить тех, кто придумал, как эти изыскания реализовать на практике.

Методика рейтинга публикационной активности концептуальных изменений в этом году не претерпела. Но два новшества в нее все же были внесены. Во-первых, мы разбили на самостоятельные области экономику и менеджмент, науки о Земле и экологию. Публикаций в каждой из этих сфер наконец стало достаточно, для того чтобы делать обоснованные выводы.

Во-вторых, услышав пожелания вузов, мы решили дополнительно проанализировать ряд узких ниш. Наш выбор пал на металлургию (это довольно крупный раздел научного знания, разработки в этой области ведет существенное число университетов), искусственный интеллект и биохимию (эти быстроразвивающиеся отрасли в перспективе десяти-пятнадцати лет могут полностью изменить мировой порядок).

Карта университетской науки 62-01c.jpg

Главный вывод рейтинга: университеты продолжают активно инвестировать в фундаментальную науку. В этом году ценз для попадания в рейтинг хотя бы по одному предмету прошли 125 вузов из 44 городов (в 2018-м было 105 и 37 соответственно). Одновременно с 43 до 38 снизилось число заведений, представленных только в одной сфере. Количество же университетов, попавших во все 14 рейтингов, возросло до семи (помимо ожидаемых МГУ, СПбГУ, УрФУ, КФУ, НГУ в списке оказались Томский политехнический и Томский государственный университеты).

Заметим, что за год уровень научной конкуренции зримо вырос. Среднее число новичков, вошедших в топ-10 в той или иной предметной отрасли, увеличилось с одного до полутора. Лидером по обновляемости стала экономика, где в первую десятку попали сразу четыре ранее не присутствовавших в ней вуза.

Несмотря на усиление конкуренции, пятерка университетов, показывающих высокие результаты в наибольшем количестве предметных областей, за год не изменилась — это МГУ (обосновался в первой тройке в 13 из 14 крупных ниш), СПбГУ, НГУ, ИТМО и НИУ ВШЭ. Приходится констатировать: Москва и Санкт-Петербург по-прежнему безоговорочно лидируют в области науки среди университетов РФ.

Количество университетов в рейтинге по предметам
Количество университетов в рейтинге по предметам 62-02.jpg

Узкие специалисты и непрофильные лидеры

Наш обзор мы начнем с нескольких любопытных деталей в публикационной активности университетов. В первую очередь это касается таких направлений, как экономика и менеджмент. Поначалу эта область существовала в рейтинге как единое целое. Однако за четыре года число публикаций в ней выросло в два с половиной раза, что позволило безболезненно отделить одну сущность от другой. Априори мы, правда, опасались, что в итоге получим два абсолютно идентичных списка вузов. Но на деле вышло иначе. Да, лидером обоих рейтингов ожидаемо стал профильный НИУ ВШЭ. СПбГУ (в составе которого действует Высшая школа менеджмента) не менее ожидаемо дважды оказался в первой тройке.

Представительность российских университетов в рейтинге факультетов продолжает расти.  62-03.jpg

Но дальше интереснее. Второе место по экономике заняла Российская экономическая школа (РЭШ). До разделения предметных областей этот университет стабильно входил в когорту сильных, но не лидирующих вузов (число статей было небольшим, зато качество — очень высоким). После сужения фокуса выяснилось, что вниз РЭШ тянул менеджмент: за четыре года в научных базах было проиндексировано всего 20 соответствующих публикаций.

Сюрпризом стало и вхождение ИТМО в тройку лидеров по менеджменту. В число ведущих вузов он попал благодаря междисциплинарным статьям, половина из которых написаны в международном сотрудничестве (для сравнения: по математике и компьютерным наукам соответствующий показатель ИТМО равен 33–37%).

Другой областью, где нас ожидали сюрпризы, стала медицина. На ее детальный анализ мы долго не решались, поскольку результаты предварительных изысканий вызывали массу вопросов. Но в конце концов сделать это все же пришлось: не замечать одну из наиболее перспективных и быстроразвивающихся отраслей знания (и вузы, в ней работающие) было бы некорректно.

Экономика и менеджмент
Экономика и менеджмент 62-04.jpg
Экономика (срез Экономика и менеджмент)

Менеджмент (срез Экономика и менеджмент)

В нынешний медицинский рейтинг попали 39 университетов, причем, несмотря на кажущуюся специфичность ниши, только 15 из них — профильные. В первой десятке оказались четыре специализированных вуза: Первый московский государственный медицинский университет (МГМУ) им. И. М. Сеченова, Российский национальный исследовательский медицинский университет, Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет и Новосибирский государственный медицинский университет. Все они по сравнению с прошлым годом свои позиции улучшили.

Однако, как и годом ранее, лидерами рейтинга стали НИУ ВШЭ и МГУ. Превосходство НИУ ВШЭ в непрофильной для него нише объясняется двумя факторами. Первый — успешная работа профессора кафедры управления и экономики здравоохранения Василия Власова. Он стал соавтором ряда международных публикаций, которые были посвящены обобщению результатов исследований по вопросам лишнего веса, рака, анализу причин смертности в странах мира и т. д. В подготовке этих статей принимали участие сотни ученых из разных стран, важным достижением которых стало обобщение и сведение раздробленной национальной статистики. Эти интернациональные работы стали основой для сотен исследований. На некоторые из них было сделано по две-три тысячи ссылок, что в 350–450 раз больше, чем в среднем в этой предметной области (на публикации с участием Василия Власова пришлось 90% цитат, полученных в медицинской сфере НИУ ВШЭ, и 10% цитат, полученных в ней же всей российской наукой). Вторым фактором успеха НИУ ВШЭ стало активное сотрудничество в публикациях и большое число публикаций на смежные с медициной темы.

Гуманитарные науки
Гуманитарные науки 62-06.jpg

Высокая позиция МГУ в «медицинском» рейтинге во многом обусловлена наличием сильного научного коллектива и числом проведенных исследований.

Впрочем, нельзя не заметить, что наибольшее количество статей по медицине за последние четыре года опубликовал МГМУ им. И. М. Сеченова (его активность резко возросла после вступления в программу «5–100» в 2015 году), что позволило ему войти в топ-3 предметной области.

Между тем успех НИУ ВШЭ в непрофильной для него области порождает важный вопрос: как при расчете научной продуктивности учитывать публикации, созданные благодаря сотрудничеству глобального масштаба? С одной стороны, подобные статьи являются фундаментом для сотен исследований в сфере здравоохранения. С другой стороны, эти работы зачастую не связаны с медициной в ее традиционном понимании. Например, самая цитируемая работа (более четырех тысяч цитирований) посвящена сбору и систематизации информации о детском и взрослом ожирении по странам мира более чем за тридцать лет. Эта статья является частью международного проекта «Глобальное бремя болезней», формирующего широкую статистическую базу показателей и объединяющего почти две тысячи исследователей из 127 стран; проект поддержан Всемирной организацией здравоохранения и финансируется фондом Билла и Мелинды Гейтс. Очевидного решения у этой задачи нет, и не факт, что оно вообще когда-либо найдется. Поэтому пытаться опередить по формальным признакам НИУ ВШЭ или МГУ специализированным вузам едва ли стоит.

Социальные науки
Социальные науки 62-08.jpg

Еще одной областью с атипичным на первый взгляд лидером рейтинга стала химия. Сказать, что первенство здесь ИТМО явилось для нас полной неожиданностью, было бы преувеличением: два предыдущих года вуз стабильно оказывался на подступах к первой тройке, и мы видели, что его показатели непрерывно растут. Ключевым фактором успеха питерского университета стало резкое увеличение масштаба научной деятельности. Если в 2012 году его сотрудники опубликовали лишь 16 статей в области химии, то в 2018-м — уже 196, причем существенная их часть была размещена в весьма солидных журналах (Nature Materials, Nature Communications, Nano Letters). При этом ИТМО сосредоточен на узких, но быстроразвивающихся и популярных темах. Это позволило ему по показателям цитируемости обойти МГУ и Новосибирский госуниверситет, которые возделывают более широкое химическое поле. Другой фактор, обеспечивший лидерство ИТМО, — все то же активное международное научное сотрудничество (в соавторстве с зарубежными учеными написано 70% статей). С его помощью университет, очевидно, пытался одновременно ускорить исследования в новых для себя направлениях и компенсировать отсутствие части общехимических компетенций.

«Химия как классическое направление долгое время имела и до сих пор имеет устоявшихся лидеров, модель развития которых не меняется десятилетиями. Наш университет произвел своего рода революцию в этой области, — разъясняет стратегию университета руководитель Международной лаборатории “Растворная химия передовых материалов и технологий” ИТМО Владимир Виноградов. — Безусловно, по количеству публикаций мы значительно уступаем другим вузам из топ-5 рейтинга. Но по прочим показателям мы выигрываем. Это результат реализации политики вуза в сфере научной продуктивности. Мы нацелены на ведение честной игры и делаем упор на качество, а не на искусственное наращивание количества статей. Локомотивом этого движения стали международные научные центры ИТМО, которые объединяют в себе новые парадигмы исследовательской, образовательной и инновационной деятельности (одним из таких центров, по всей видимости, стал химико-биологический кластер, фокусирующийся на наноинженерии и зеленой химии, биороботах и исследованиях ДНК. — “Эксперт”)».

Науки о жизни

Науки о жизни 62-10.jpg

Биохимия (срез «Науки о жизни»)
Биохимия (срез «Науки о жизни») 62-11.jpg
 
Науки о Земле и экология
Науки о Земле и экология 62-13.jpg
Экология (срез Науки о Земле и экология)

Физика и астрономия
Физика и астрономия 62-14.jpg
Медицина
Медицина 62-15.jpg
Математика
Математика 62-16.jpg
Материаловедение
Материаловедение 62-17.jpg
Металлургия (срез «Материаловедение»)
Металлургия (срез «Материаловедение») 62-18.jpg
Инженерные науки
Инженерные науки 62-19.jpg
Энергетика
Энергетика 62-20.jpg
Химия
Химия 62-21.jpg

Преодолеть формальный подход к науке

Руководители университетов солидарны: научная продуктивность — это один из ключевых срезов, по которому можно судить об успешности вуза. Сходятся они и в том, что качественные характеристики исследовательского процесса значительно важнее, нежели количественные. Но во взгляде на то, как стимулировать рост качества, полного единства нет.

Ряд вузов продолжает исповедовать традиционные подходы: наказывает за публикации в журналах низкого качества и «хищнических» изданиях, дополнительно поощряет за первый квартиль, одобряет сотрудничество (особенно международное и с промышленными партнерами). Между тем передовые университеты в мотивационной политике поднялись на следующую ступень. «Когда нобелиатов (а в их научной состоятельности едва ли кто-то сомневается) спросили, что они считают важнейшими факторами, влияющими на продуктивность исследований, те ответили: создание комфортной для творчества среды, современную инфраструктуру (очевидно, в виду имелась материальная база. — “Эксперт”), достаточное и устойчивое финансирование, — замечает директор Центра мониторинга и рейтинговых исследований МИФИ Сергей Киреев. — В то же время они заявили, что уровнем своей цитируемости даже не интересуются. Нам эта позиция очень близка. Мы уверены, что выдающиеся результаты дает не погоня за формальными показателями, а создание научной экосистемы».

Компьютерные науки
Компьютерные науки 62-23.jpg
Искусственный интеллект (срез «Компьютерные науки») Таблица 14а
Искусственный интеллект (срез «Компьютерные науки») Таблица 14а 62-24.jpg
Химические технологии
Химические технологии 62-25.jpg

Нет у вузов единого ответа и на то, как определять приоритетные направления разработок. Опрос руководителей показал, что есть как минимум пять факторов, влияющих на выбор научных траекторий.

Первый из них — территориальная привязка. Здесь учитываются исторически сложившиеся связи с предприятиями и институтами РАН, структура региональной промышленности, наличие в регионе потенциальных покупателей разработок. Яркий пример такого подхода — Белгородский госуниверситет, которому ГК «Агро-Белогорье» заказала выведение новой высокопродуктивной породы свиней. Сотрудники вуза создали мультиплексную панель для секвенирования генов, позволяющую определять племенную ценность сельскохозяйственных животных и таким образом формировать племенное ядро с наиболее востребованными в отечественном и мировом свиноводстве характеристиками (плодовитость, мясная продуктивность, стрессоустойчивость и резистентность к инфекционным заболеваниям).

Второй фактор выбора направления исследований — экономика. Если половина доходов от НИОКР приходится на относительно традиционные отрасли, то нет никакого смысла отказываться от этой «дойной коровы» и отвлекаться на исследования, находящиеся якобы на острие прогресса.

Третьим мотивом назначения приоритетов в науке является следование глобальным трендам (это особенно актуально для вузов, делающих ставку на экспорт научного знания). Отсюда в портфеле патентов университетов появляются разработки, касающиеся квантовых вычислений, машинного обучения, биоинформатики, геномики и т. д.

Четвертый фактор научной ориентации вузов — востребованность у абитуриентов и студентов.

И, наконец, пятый фактор — форсайты, пытающиеся предсказать, чего нам ждать через пять или пятьдесят лет.

Университетов, которые опирались бы на все факторы, мы пока не обнаружили. Но очевидно, что передовые вузы стараются балансировать как можно большее их количество, создавая тем самым устойчивый исследовательский портфель.

Методика рейтинга публикационной активности

Рейтинг научной продуктивности вузов строится на двух ключевых принципах. Первый принцип — узкая специализация и глубокое погружение в проблематику. Наиболее авторитетные российские и международные исследования (неважно, оценивают они вузы в целом или в отдельных предметных областях), как правило, стремятся к комплексному анализу деятельности университетов. Их авторы изучают образовательный и научный процесс, успехи в коммерциализации исследований, достижения в международной кооперации и т. д. Мы концентрируем внимание на одном направлении — статьях, опубликованных в журналах, индексируемых в международных базах.

Второй принцип нашей методики — объективность. Все расчеты основаны на открытых данных. При желании вузы обратным счетом могут верифицировать все использованные нами исходные показатели. Преимущество такого подхода — в возможности относительно легко объяснить причины успехов и неудач университетов.

Используемые в рейтинге показатели разделены на три равнозначных блока: «Востребованность / Качество», «Масштаб и устойчивость деятельности» и «Качество роста». Первый блок оценивает среднюю цитируемость, взвешенную цитируемость в той или иной предметной области, качество журналов. Вторая группа показателей связана с тем, насколько устойчивы текущие результаты, получены они за счет одного-двух или большой группы сильных исследователей. Блок «Качество роста» учитывает особенности роста университетских систем с целью нейтрализовать не совсем чистые практики. Мы включили в него два показателя: «Качество цитирований» (рассчитывает долю самоцитат в общем объеме цитирований; при достижении порогового значения 40% балл начинает резко снижаться) и «Концентрация статей» (оценивает, насколько широк круг журналов, в которых вуз представляет результаты исследований. Широкий круг журналов — это индикатор, во-первых, более широкого круга компетенций университета, так как разные журналы даже в рамках одного предмета специализируются на различных узких тематиках. Во-вторых, это означает, что работы университета признаются ценными не в одной-двух редакциях, которые к тому же могут быть аффилированными с ним, а широким кругом членов редколлегий и рецензентов). Хорошие результаты по этим индикаторам являются свидетельством того, что деятельность научных коллективов университета обширна и нужна не только им самим.

В ходе подготовки рейтинга был составлен собственный перечень недобросовестных журналов. На данный момент в нем находится 45 наименований (постепенно он будет дополняться).

Сила творчества

Один из ярких показателей успешности ученого — число его молодых последователей, полагает первый проректор Сибирского федерального университета (СФУ) Павел Вчерашний

— Павел Михайлович, на какой основе СФУ формирует приоритеты научного развития?

— Мы последовательно реализуем долгосрочную программу повышения конкурентоспособности, идя при этом в унисон со стратегическими проектами развития Красноярского края. Сегодня наиболее масштабный из них — «Енисейская Сибирь». Реализовать его, согласно спецраспоряжению председателя правительства РФ Дмитрия Медведева, планируется сразу в трех субъектах — Тыве, Хакасии и Красноярском крае. Это очень перспективный и богатый макрорегион. И мы видим свою задачу в том, чтобы принять участие в раскрытии его потенциала.

Одним из механизмов достижения результата может стать научно-образовательный центр (НОЦ) мирового уровня, создаваемый на базе СФУ. Среди задействованных направлений — металлургия, материаловедение, нефтегазовое дело, энергетика, космическая связь.

— Каковы, с вашей точки зрения, критерии успешности исследователя?

— В научной среде успех принято измерять по количеству опубликованных статей и числу цитирований. Но наш университет расположен в индустриальном регионе, поэтому при оценке коллектива мы учитываем объем НИОКР, активность в R&D-центрах, готовность компаний инвестировать в разработки. Показателем успешности ученого, с моей точки зрения, также является количество находящихся в его группе молодых исследователей. Они лучше прочих чувствуют, что будет востребовано через пять-десять лет.

— Является ли стимулирование изобретательской и патентной деятельности приоритетом Сибирского федерального?

— Для нас это задача принципиальной важности. В создаваемом на базе СФУ научном центре по заказу индустриальных партнеров планируется разрабатывать технологии, которые потом будут внедряться в производство. Количество разработок станет одним из главных показателем эффективности НОЦ.

Кроме того, сейчас мы находимся на стадии перезагрузки отношений с краевым бизнес-инкубатором. В ближайшем будущем мы намерены объединить усилия по развитию студенческих стартапов.

В идеале изобретательская деятельность должна сопровождать процесс обучения от начала и до конца. Она — своего рода прививка активной жизненной позиции. Творческая мысль и желание что-то усовершенствовать — это стимул к развитию и личности, и общества в целом.

 Подготовил Сергей Ермак

 

Наука по требованию

Ключевой фактор, влияющий на выбор научных приоритетов вуза, — их привлекательность для абитуриентов и студентов, уверен проректор по программам развития Новосибирского государственного университета (НГУ) Алексей Окунев.

— Функционирование высшей школы сегодня во многом определяется рынком. Университеты пока до конца этого не осознают, потому что основным источником их доходов по-прежнему являются субсидии на выполнение государственного задания. Однако очевидно, что мы сегодня не можем принудить абитуриентов или студентов к выбору учебного заведения или программы, не способны заставить компании финансировать ненужные им проекты.

В НГУ выбор научных приоритетов обусловлен действием трех движущих сил. Первая — интерес со стороны выпускников школ и студентов с высоким потенциалом. Пример реализации такого подхода — запуск в прошлом году магистратуры по квантовой информатике. Она привлекла большое количество очень мотивированных ребят. А началось все с полуанекдотичной ситуации: пару лет назад мы на физическом факультете обсуждали очередную научную статью по квантовым вычислениям, и оказалось, что пользоваться подобными компьютерами, несмотря на то что они уже созданы, никто не умеет.

Другие направления, развитие которых обусловлено интересом со стороны студентов, — машинное зрение, нейронные сети, фотоника, ядерная медицина и медицинская юриспруденция.

Вторая сила — интеграция университета с Сибирским отделением РАН. Изначально наш вуз создавался для обеспечения академии квалифицированными кадрами, что и определяло содержание образовательных и научных программ. За прошедшие шестьдесят лет НГУ значительно расширил количество направлений подготовки. Однако в свете выполнения национального проекта «Наука» исторически сложившиеся связи с СО РАН приобретают особую важность.

Наконец, третья движущая сила — востребованность у заказчиков. В теории мы понимаем, что нам нужно развивать исследования в области генетики, искусственного интеллекта, новых материалов. Но делать это только ради публикаций, пусть даже в журналах первого квартиля, не имеет никакого смысла.

На мой взгляд, мы вообще слишком много внимания сегодня уделяем публикационной активности. Пытаемся выискать в получившихся показателях какие-то закономерности, обнаружить нечто мистическое. Но надо понимать, что цифры зачастую бывают лукавы. Ученые — очень умные люди, они в короткий срок способны выработать стратегию, которая совершенно легально позволит привести результат к нужному.

Публикации, безусловно, нужны. Иначе как мир узнает, что у нас происходит что-то хорошее? Но принимать решения только на основе цифр или ставить финансовое благополучие научной группы в прямую зависимость от библиографии — в корне неверная политика. Надо включать здравый смысл. А он говорит, что результат важнее числа опубликованных статей.

Подготовил Сергей Ермак

 

Баланс традиций и хайпа

В основу выбора приоритетов научной деятельность должна быть положена не мода, а экономическая целесообразность, считает первый проректор Уральского федерального университета (УрФУ) Сергей Кортов.

— Выбор научных приоритетов — задача нетривиальная. Некоторые вузы, формируя их, во главу угла ставят моду, востребованность у студентов, итоги технологических форсайтов, наличие или отсутствие у университета необходимых компетенций. Нам же кажется разумным попытаться взглянуть на этот процесс с точки зрения экономики.

Итак, дано: в 2018 году вуз, например УрФУ, заработал более девяти миллиардов рублей. Из них за счет науки и инноваций — более двух миллиардов. К 2025 году мы последний показатель хотим утроить. Для обнаружения резервов роста, на мой взгляд, необходимо проанализировать три элемента. Первый — собственно научные и инновационные продукты. Нужно понять объем и структуру выручки, формирующейся по определенным направлениям исследований и разработок.

Второй элемент — уровень интеграции научно-инженерной и образовательной деятельности. Ключевой вопрос — использует ли университет данную связь как конкурентное преимущество, получает ли он за счет этого доходы от реализации учебных программ всех уровней.

Третий элемент — способность к приносящей доход кооперации, зависящая от академической и деловой репутации вуза.

В итоге формируется сбалансированный портфель продуктов и проектов, в который включены как традиционные направления (для УрФУ, например, конструкционные и функциональные материалы и материаловедение), так и новые — искусственный интеллект, квантовые технологии или другие темы, находящихся на волне хайпа, но имеющие отложенный спрос.

Конечно, можно все бросить и удариться в развитие технологий, которые находятся на ранней стадии развития. И есть вероятность, что в конце нас будет ждать приз в виде доходов от роста нового рынка. Но есть немалый риск, что мы ошибемся, сожжем деньги и поставим вуз в очень сложную экономическую ситуацию.

Подготовил Сергей Ермак

 

Таблицы: Перечень исключаемых журналов 2019.xlsx

Таблицы: Предметный рейтинг научной продуктивности 2019.xlsx